ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нам нужно оторваться от патруля. Приземляемся в режиме аварийной срочности!

Мы ворвались в атмосферу Пифона, как падающие метеориты. Аварийная срочность при посадке означает, что звездолет имеет предельную скорость для передвижения в газовой среде: еще чуть-чуть быстрее – и загорится обшивка. Космокатера – намного менее прочные машины, чем звездолеты. И никогда не входят в атмосферу подобным образом.

Еще в стратосфере они отстали от нас на целый километр. А когда мы вошли в тропосферу, повернули назад.

Патруль передал нас в ведение охраны космодрома.

Наверно для людей на земле это было страшноватое зрелище – две воющие звезды в зените, падающие прямо на голову. Я был уверен, что на мои звездолеты в тот миг нацелились жерла сотен орудий, лазерных пушек и ракетных шахт. Корабельных и наземных – весь арсенал охраны космодрома.

По моему телу бегали мурашки. Руки стали липкими от страха. В конце концов, я мог и ошибиться в логике обитателей Пифона. Возможно, вопрос безопасности для них стоял на первом месте в ряду всех остальных вопросов. И в этом случае они вполне могли пойти на уничтожение желанного генератора, если он подавался им в такой устрашающей манере!

Но я не мог садиться на Пифон спокойно. Я не хотел давать охране космодрома времени и возможности стянуться к месту моей посадки и приблизиться ко мне вплотную.

Сфера пространственного “кармана” в режиме “Уйти, чтобы остаться” должна была развернуться так, чтобы не захватить никого из обитателей планеты Пифон…

– Ланц, снижай скорость и садись на краю космодрома. Так, чтобы между нашими звездолетами и любым космическим кораблем, постройкой или существом было расстояние не меньше ста метров. И включай встроенное оборудование. Терм! Держись рядом!

– Есть!

Несмотря на сомнения и страх, я за несколько секунд полета-падения сумел охватить взглядом открывшийся внизу ландшафт.

Космодром стоял на возвышенности и царил над окружающей местностью. Он представлял собой огромное забетонированное поле, по которому беспорядочно рассыпались неподвижные тела космических кораблей. Почти все они были произведены на Земле: скоростные пассажирские лайнеры, “тихоходы”, военные и транспортные звездолеты…

Меня это не удивило: в Галактике помимо землян собственный космофлот имели цивилизации еще только двух планет. Корабль с одной из них – планеты под названием Милая Странница – стоял посреди космодрома. Его тело в форме двояковыпуклой линзы беспомощно распростерлось по бетонному полю.

Я с удивлением разинул рот и на мгновение забыл о том, зачем рвался к земле.

Когда-то, лет сто назад, жители Милой Странницы здорово пугали землян. Дело в том, что эти чудаки достигли довольно высокого уровня развития, вышли в Космос и получили возможность путешествовать по Галактике. На этом и остановились. Больше от жизни и от прогресса им не захотелось иметь ничего. Они были чрезвычайно любопытны, шарили по всему Млечному Пути, а что видели – снимали на видеопленку. И по прибытии домой с восторгом показывали записи друг другу. И когда открыли Землю – устроили на нее паломничество. Их корабли бороздили наши воздушные просторы, возникали в самых неожиданных местах в самое неподходящее время. “Милым странникам” было наплевать на реакцию забавных разумных аборигенов вновь открытой планеты. А тем не менее внезапность их появления и невероятные пируэты в воздухе наводили на землян страх.

Люди – люди прошлого века. которые еще толком и не знали, что такое Космос! – ужасно напрягались, когда видели инопланетян. Они называли неведомые корабли “летающими тарелками” или НЛО, неопознанными летающими объектами.

По Земле ходили легенды о том, что инопланетяне крадут землян и вживают им в мозг микроприборы с целью зомбирования и взятия под контроль всего населения планеты. Военные говорили о беззащитности Земли перед вторжением из Космоса и посылали к НЛО истребители. Летчики либо не могли догнать “летающую тарелку”, либо гибли, попадая под струю пространственной конверсии в момент “нырка” НЛО в гиперпространство…

Если бы земляне и их генералы знали, что представляют собой “милые странники”! И что произойдет через несколько десятилетий…

Когда мы стали полноправными космическими лидерами в Галактике, планета Милая Странница вступила в Галактический Союз и теперь считается одним из лучших оздоровительных планет-курортов. Климат на ней отличный… И еще там прекрасно поставлено производство документально-познавательных видеофильмов про планеты Млечного Пути.

А внешний вид “милых странников”, который так сочно, сбивчиво, непонятно и очень по-разному описывался в отчетах уфологов прошлого века, теперь никого не удивляет. “Милые странники” столь же любопытны, сколь и изменчивы внешне. Они обладают необыкновенной пластичностью органики тела. И в зависимости от степени любопытства, которое их обуревает, становятся то гигантскими чертями с рогами и глазами-плошками, то зелеными карликами на тонких ножках…

В лапы “Монстров Галактики” попались и “милые странники”… Интересно, как их собиралась использовать терракотовая плазма в своей экспансии по всей Галактике? Разве только в качестве видеоархивистов, специалистов по обработке и хранению собранной информации?

Мой звездолет падал на космодром.

Я отметил, что плотность застроек вокруг посадочного поля очень высока. Заводы и мастерские, о которых говорил Торнадо, окружали поле плотным многокилометровым по ширине кольцом. Вдали от космодрома высились аккуратные коробки примитивных жилых строений. Еще дальше я увидел каньон широкой извилистой реки, возле него – гигантские рытвины котлованов. В них копошились киберы-землерои… и люди.

Люди! Они были везде – деловито сновали между кораблей на космодроме, суетились под стеклянными крышами заводских цехов, входили и выходили из подъездов многоэтажек. По их походке и внешнему виду нельзя было сказать, что они в беде или чувствуют себя не в своей тарелке. Почти все были одеты в рабочие комбинезоны космофлота Земной Системы, шагали уверенно и собрано.

Инопланетян на космодроме и вокруг него я не заметил.

Воющий звук падающих на планету звездолетов заставил людей оторваться от забот проклятой протоплазмы. Все как один стали, задрав головы, и, прикрывая ладонями от солнца глаза, смотрели на небо.

От здания управления на краю космодрома к месту посадки моих звездолетов устремились бронетранспортеры.

– Момент приземления, сэр! – бодро отрапортовал Ланц. Звездолет содрогнулся.

Мы бухнулись на краю бетонной полосы в трехстах метрах от ближайшего “тихохода”. Возле него стояли два молодых пилота. Их бледные лица вытянулись, в глазах были изумление и испуг.

Ланц сразу же включил воспроизводство звуков за бортом. В ушах взорвались истеричные вопли сирен и крики команд. Из-за “тихохода” вырвались длинные черные тела бронетранспортеров. Пилоты еле-еле успели отпрыгнуть в сторону от машин.

Я нажал клавишу управления “штукой”. Звуки извне пропали, изображение на экранах исчезло, стена зала превратилась в крутящуюся воронку… Через несколько секунд Ланц отрапортовал:

– Мы в реальности подпространственной сферы, сэр.

Я облегченно вздохнул:

– Получилось!

Необнаружимый никем и ничем, неуязвимый журналист Дэниел Рочерс окопался на краю космодрома планеты Пифон, чтобы продолжать строить свои злодейские планы и воплощать их в жизнь.

Прошли сутки, прежде чем охрана космодрома успокоилась и прекратила тщетные попытки обнаружить те два звездолета, которые нагло вторглись в воздушное пространство Пифона, по-хозяйски приземлились в центре базы “Монстров Галактики”… и исчезли.

Все эти сутки я не спал, а наблюдал за деятельностью сопланетников. Мне приходилось нелегко. Сквозь меня проходили бронетраспортеры, в зале подолгу озадаченно стояли и совещались группы десантников и высоколобых ученых мужей. Весь зал был опутан сотнями проводов и датчиков, из экрана внешнего обзора полдня торчали антенны и излучатели какого-то диковинного аппарата. Несколько раз бронетранспортеры сначала утюжили то место, на котором должны были стоять мои звездолеты, а потом давали по мне залп из всех орудий.

55
{"b":"10148","o":1}