ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, – сказал я. – Но как все-таки насчет тех, кто не выйдет к твоей рыболовной сети?

– Ты знаешь, – задумчиво почесал нос Томпсон. – Я сейчас подумал, что рано или поздно в ловушку попадут все. Когда Пифон опустеет, озадаченные дежурные вылезут из кораблей и двинутся на разведку к зданию управления… Кстати, надо поставить “двери” и на космодроме, на путях подхода к Центральной… Да. И больные выползут из постелей, чтобы понять, почему на улице тихо… В общем, рано или поздно… Но я думаю, с ними уже будет иметь дело Земля. Главное мы сделаем: нейтрализуем основную массу пифонцев. А оставшиеся единицы ничего не смогут сделать плохого.

– Но разве какой-нибудь особо сообразительный дежурный не может поднять корабль и совершить рейд-диверсию к Земле?

Ричард усмехнулся:

– Это невозможно, Дэн. Во-первых, на космодроме стоят только корабли эктсра-класса, управление которыми в Космосе не под силу одному человеку. А во-вторых, не забывай, что ловушка – подпространство. Выйти из него невозможно до тех пор, пока “Ланцелотт” не будет выключен. А это значит, что сколько раз твой “сообразительный дежурный” поднимет корабль в воздух, столько раз окажется на месте старта. – Он победно улыбнулся. – Согласись, Дэн, лучше, чем наш план, ничего не придумаешь.

Я был согласен с Ричардом Томпсоном. Был согласен. Во всем. Кроме одного.

Того, что во всей этой катавасии будет участвовать Лотта.

Я представил себе, как моя ветренная дива и амазонка беспомощно выпадает через пространственную “дверь” в горную долину, как несколько дней мается там без пищи и воды, как потом ее будут травить усыпляющим газом, потом – долго вести на Землю, потом еще дольше – лечить… А дальше – карантин, бесконечное тестирование, проверки, потеря работы, бессилие и отчаяние несчастной жертвы обстоятельств…

Не-ет, сказал я себе, нет. С моей Лоттой этого не случится. Я вылечу ее сам, как Ричарда. Поставлю на ноги здесь, в этом звездолете.

Доставлю сюда и вылечу. Иначе я не Дэниел Рочерс.

Я встал из кресла и почувствовал, что держу спину неестественно прямо.

– Рич, – обратился я к своему другу. Наверно, тон у меня был под стать моей спине – такой же неестественно-ровный. Ричард тревожно вгляделся в мое лицо. – Рич, – повторил я, – мне трудно напоминать тебе кое о чем, но я должен это сделать. В общем… Ты обязан мне жизнью. И я прошу тебя об ответной услуге.

– Конечно, Дэн, – молвил Томпсон. – Какой разговор! О какой услуге ты просишь?

– То, что ты придумал, – прекрасный план. Но в нем не хватает разработки самой первой стадии операции. Стадии, предшествующей всем остальным.

– Что это за стадия?

– Доставка на мой звездолет тележурналистки Шарлотты Ньюмен. Как только это будет сделано, можно осуществлять все остальное.

На лице Томпсона выступили одновременно и изумление, и возмущение.

– Ты с ума сошел! Ты все погубишь… – прошептал он.

– Нет, Рич, – тихо сказал я. – Если ты мне сейчас откажешь в помощи, то я все равно уйду за Лоттой. А это, скорее всего, провал. Мне придется пережить Деятельное Слияние. И я, наверно, пропаду вместе с Лоттой, если нам никто не поможет. Но я оставил в твоих руках все оружие, все ресурсы, которыми обладал. И я знаю, что ты справишься без меня. Поэтому… Я не рискую чужими жизнями. Только своей. А тебя прошу о помощи. Как друга.

Ричард Томпсон оперся обеими руками о стол и долго стоял, опустив голову. Потом глубоко вздохнул и сказал:

– Будь по-твоему, сумасшедший придурок. Считай, что Шарлотта Ньюмен уже стоит рядом с нами.

ГЛАВА 7

БОИ ПЛАНЕТАРНОГО ЗНАЧЕНИЯ

– Значит так, слушай сюда, – говорил Ричард Томпсон, а сам быстро вырисовывал на листе бумаги прямоугольники и квадраты. – Вот это – космодром. Здесь – здание управления. От него к многоэтажкам идет довольно широкая пешеходная бетонированная дорога. По обе стороны от нее располагаются корпуса завода синтетической пищи, различных мастерских и лабораторий. Тебе надо пройти по ней около километра. В конце она взбирается на возвышенность и упирается в жилой массив. Корпус, где живут женщины, – самый дальний из всех, ты его найдешь легко, не ошибешься. Весь первый этаж в этом корпусе занимает столовая. В ней – твоя Шарлотта.

– Почему ты так уверен? – спросил я, вглядываясь в его чертеж.

– Потому что я здесь уже три месяца и знаю порядки. Все вновь прибывшие женщины несколько недель работают на кухне и в зале столовой в составе поварской бригады. Работа там несложная. Бригада обеспечивает загрузку киберов-поваров первичной синтез-пищей, задает программы меню, расставляет по столам обеденные приборы, сваливает грязную посуду в моечные машины, управляет уборочными роботами. Как видишь, деятельность чисто механическая и коллективная. Считается, что она способствует быстрейшей адаптации работницы в новой среде. После такой стажировки женщины распределяются на более ответственные работы. Так что Шарлотту Ньюмен ты со стопроцентной вероятностью найдешь в столовой.

Ричард Томпсон требовательно посмотрел на меня. Его взгляд был мне непонятен.

– Это хорошо… – неуверенно констатировал я.

– Что ты будешь делать дальше, Дэн? – строго спросил он.

– Рич, – растерянно начал я, – ведь как раз ты, вроде бы, должен…

– Да, – сказал он, – я знаю. Но то, чем я могу тебе помочь, потребует от тебя незаурядной выдержки и хоть немного актерского мастерства. Они у тебя есть?

Что мне оставалось ответить?

– Есть, конечно. Разве ты сомневаешься?

Ричард трагически-презрительно скривился и полез в нагрудный карман своего комбинезона. Достал оттуда сложенный вчетверо лист плотной зеленой бумаги, развернул его и положил передо мною на стол. Я взял лист в руки. Это оказался бланк запроса-обращения командира подразделения охраны к вышестоящему командиру об усилении команды либо определенным количеством человек, либо стрелковым оружием различного типа.

– На “бизоне”, как-никак, я был не последним человеком, майор все-таки, – сказал Томпсон. – А запросы такого типа не удовлетворяются по факту устного обращения. Обязательно фиксируются документально. Тот же порядок существует и на Пифоне. Начальник рабочей партии или командир боевого подразделения может обратиться к руководителю любой из команд, работающих на планете, и попросить в помощь технику или людей. Это норма в жизни колонистов всех планет, и это норма на Пифоне.

Ричард сел за стол и стал заполнять бланк запроса.

– Начальнику поварской бригады, – забормотал он, покрывая строчки бланка убористой рукописью, – от командира транспортного корабля “Бизон-200”… Так. Прошу вас освободить работницу вверенного вам подразделения Шарлотту Ньюмен от работы по кухне и направить ее вместе с моим курьером на вышеозначенный корабль для проведения уборочных работ в каютах личного состава сроком на двенадцать часов. Заранее благодарен. Полковник… Подпись неразборчива. Так, печать уже стоит. Готово!

Он протянул мне бланк запроса. Я недоверчиво взял его в руки:

– И ты считаешь, что главная повариха этому поверит?

– Она даже и не подумает о недоверии. За все время существования колонии здесь не было ни одного эксцесса. Ни бунтов, ни побегов, ни саботажа – никаких противоречий. Деятельное Слияние – эффективная штука. Все действуют заодно, в интересах “общего дела”. А приглашать женщин для уборки кают в кораблях здесь принято. И не для того, чтобы личный состав мог поглазеть на женский зад, обтянутый униформой: я уже говорил, что для обитателей Пифона половые оношения не существуют. А потому, что женские руки и женский глаз обеспечивают более тщательную и эстетически выверенную приборку кают.

– И начальницы отпускают своих подчиненных?

– Обязательно. Это правило хорошего тона. И практически оправданно. Потому что если бригаде поваров в будущем понадобится помощь мужчин, главная повариха обратится за ней на “Бизон-200”, и ей не откажут.

– Поня-атно, – удивленно протянул я. – Но почему этот твой полковник запрашивает именно Шарлотту Ньюмен?

63
{"b":"10148","o":1}