ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дэн, что происходит? – слабо вскрикнула она. Но я не слушал ее. Я запирал дверь на стальной засов. А как только сделал это, крепко взял ее под руку и зашипел:

– Идем скорее! А то будет поздно!

Она испуганно охнула, и мы ходко зашагали по проходу между кораблями. От моих звездолетов нас отделяли пятьсот метров. Нам нужно было пройти быстрым шагом всего пять-семь минут. Всего пять минут, но так, чтобы нам никто не мешал!

Мы прошли метров двести и были уже почти на середине пути от здания управления до поворота к моим звездолетам, когда над космодромом завыли сирены. Тревога!

Низкорослый охранник оказался крепким орешком. Он очень быстро очухался от нокаута и поднял тревогу. А может быть, его привели в чувство те двое, что подходили к зданию. Я представил, как они поддерживают его за плечи, а он по рации отдает распоряжения роботам-охранникам, что ползают по крыше здания. Эти роботы вполне способны определить нарушителей по устному описанию визуально – хотя бы по тому, что на Лотте белый халат и косынка.

Я резко остановился. Надо было сворачивать под днища кораблей. Но я боялся это делать. Через минуту все экипажи и технический персонал звездолетов будут знать наши приметы. И идти мимо входных люков, каждый из которых может открыться и вывалить перед нами дюжину здоровых парней, – было смерти подобно.

– Что, Дэн? – растерянно спросила Лотта. – Почему подняли тревогу?

– Быстро снимай халат и косынку и бежим! – приказал я. – На космодроме бунт. Нам надо скорее укрыться на корабле.

Я забыл, с кем имею дело! С зомбированной куклой по имени Шарлотта! Мне нельзя было приказывать ей избавиться от халата! Это было слишком необычно!

Глаза Лотты сузились и потемнели. Губы сжались в узкую полоску.

– Мне все это не нравится, Дэниел! Причем тут халат? И зачем ты ударил охранника? – Она уперла указательный палец мне в грудь. – Ты говоришь “измена”? А не ты ли изменяешь общему делу?

От здания управления раздалось беспорядочное громыхание. Кто-то ломился в запертую на засов дверь. Мы уже полминуты стояли посреди улицы-прохода. А за эти полминуты роботы-охранники приступили к визуальному поиску описанных им злоумышленников, ревели сирены, поднимая обязательный для всех космодромов отряд быстрого реагирования, корабли вступали в режим открытого радиообщения…

Вражеское кольцо вокруг нас стремительно стягивалось в удавку…

“Когда-нибудь, Лотта, – зло подумал я, запуская руку в карман со шприцем, – когда-нибудь я припомню тебе твою бурную речь. Припомню, какая ты была дура! Такое забывать нельзя. Припомню. Если мы выберемся отсюда!”

Я схватил Лотту за запястье вытянутой ко мне руки и вывернул ее. Лотта вскрикнула, дернулась, еще громче вскрикнула от боли и повернулась ко мне спиной. Ровно одно мгновение я колебался, глядя на нежный изгиб ее лебединой шеи…

Я любил эту шею. Я не мог ранить ее.

Я глубоко вдохнул и всадил в плавную белую линию шприц со снотворным.

Лотта всхлипнула и перестала сопротивляться. И прежде чем обмякнуть в моих руках, вдруг тихо спросила своим обычным, таким мелодичным, таким нежным голосом:

– Зачем ты это делаешь, Дэнни?

Я заскрипел зубами.

– Будь оно все проклято! – вскричал я. – Будь оно проклято, Лотта, если я должен делать с тобой такое!

А потом подхватил ее на руки и пошел по проходу к своим звездолетам. Так быстро, насколько хватало сил.

Но время было упущено.

Я сделал еще шагов пятьдесят и вдруг почувствовал, как в мою спину упирается дуло оружия. Ощущение было не физическим, но настолько реальным, что я остановился и оглянулся.

Три робота-охранника подползли к краю крыши здания управления, стволы их лазерных пушек были направлены прямо на меня. Один из них проревел:

– Вы обнаружены. Прекратить движение. Стоять на месте. При нарушении приказа стреляю без предупреждения.

Сквозь вой сирены до меня донесся характерный треск. Дверь здания управления слетела с петель, и в образовавшийся проем теперь беспорядочно ломились дюжие парни в десантной форме. Отряд быстрого реагирования, отстраненно подумал я. Откуда только взялись, Ричард о них ничего не говорил…

Я перехватил Лотту поудобнее. Ее голова безвольно упала мне на плечо, и маленькая слезинка выкатилась из-под прикрытого века…

И здесь я перестал полноценно воспринимать реальность. Он, этот безумный мир, свернулся для меня в одну слезинку моей женщины. И еще только в одну мысль – ту, что мне надо идти. Как бы там ни было, кто бы ни кричал у меня за спиной, кто бы в меня не стрелял – надо просто идти. Наверно, то была правильная свертка реальности. Очень правильная. Потому что ничего другого я делать и не мог – только смотреть на эту вот Лоттину слезинку и идти…

– Ничего, Лоттик, ничего, – тихо сказал я ей. – Спи, любовь моя. Я же говорил тебе, что мы будем вместе. – И зашагал дальше.

– Стоять! – донеслись до меня крики десантников. – Стоять, мать твою, стрелять будем!

Нас разделяли двести метров. Они могли бы не кричать, подумал я. Даже в полной амуниции и с оружием они покроют расстояние между нами за двадцать секунд. Я снова оглянулся. Команда десантников почему-то не спешила вдогонку за нами. Солдаты сгрудились возле здания и смотрели нам вслед.

Я не позволил себе удивляться, мне надо было идти. Пройдя еще несколько шагов, я понял, в чем дело.

За спиной раздалось зловещее шипение, и в десяти метрах передо мной полыхнули два ослепительно-белых языка пламени. Я зажмурился от нестерпимо-яркого света. Волна горячего воздуха опалила мне лицо. Но я не остановился, а когда снова получил возможность смотреть на мир, увидел, что подхожу к двум глубоким воронкам. Бетон в них был раскален докрасна.

Роботы-охранники начали вести заградительный огонь.

Десантники опасались стрельбы роботов, поэтому и не побежали за мной. Но были уверены, что разряды лазеров остановят меня.

Я перешагнул через воронки и двинулся дальше.

Тяжесть тела Шарлотты не отнимала у меня силы, а делала меня другим. Более основательным, что ли. Я внимательно глядел вниз перед собой и спружинивал ногами на неровностях бетона, чтобы Лоттина голова не упала у меня с плеча и не запрокинулась. Если бы такое произошло, Лотте было бы неудобно. И еще я следил, чтобы слезинка не скатилась с ее щеки, а оставалась у меня перед глазами. И еще я тщательно считал шаги, потому что знал, что их, этих шагов, оставалось сделать совсем немного – четыреста или пятьсот.

Я шел с Лоттой на руках, а перед нами периодически вспыхивал белый огонь лазерных разрядов и опалял мне сетчатку. Слезы текли у меня из глаз, но я каждый раз после очередного залпа открывал их и перешагивал через воронки, и сквозь бешеное верченье радужных кругов перед зрачками смотрел вперед, и видел, что улица стального города, по которой мы шли, бесконечна. И тогда я переводил взгляд на Лоттину слезинку, и еще – на ее колени, выглядывавшие из-под укороченного ею халатика.

И мне не давало покоя ее прекрасное колено, и второе ее прекрасное колено тоже не давало мне покоя…

А когда я услышал, что парни за спиной все-таки решились кинуться за нами вдогонку и застучали сапогами, то понял, что не отдам Лотту никому. Пока буду жив – не отдам. Я знал, что через десять секунд осторожно опущу ее на землю и развернусь к этим долболомам, к этим людям, которые уже и не люди вовсе, и вцеплюсь одному из них в глотку. И им придется убить меня, чтобы закончить эту бездарную историю…

Но, пока жив, я им Лотту не отдам.

Я начал отсчет секунд.

Топот ног за спиной становился все громче и громче…

Наверно, я действительно здорово отключился от реальности – такой, какая она была во всей ее полноте. Восприятие мое было избирательным. Я слышал вой сирен, крики за спиной, рев роботов, морщился от ослепительных вспышек лазерных разрывов… Я пропускал в себя только то, что угрожало жизни Лотты и моей жизни. Но восприятие это было ущербным, и поэтому я упустил существенное…

67
{"b":"10148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кофе на утреннем небе
Факультет чудовищ. Вызов для ректора
Бунтарка
Как обрести уверенность и силу в общении с людьми
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Тайное место
Навеки твой
Лес Мифаго. Лавондисс