ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нож. Лирика
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Женщина перемен
TED-эффект. Как провести визуальную презентацию на видеоконференциях, YouTube, в Facebook и других социальных сетях
Наш грешный мир
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Черные крылья
Око за око
На Алжир никто не летит

Нас тревожили только те корабли, которые остались следить за нами после отступления космофлота Пифона от плато. Мы предупредили экипажи прибывших с “магистрали” кораблей о возможной опасности и выключили генератор. Ловушечная сеть, опутавшая Пифон, исчезла.

Наши опасения насчет угрозы, исходящей от кораблей-разведчиков, были напрасными. Весь флот Пифона оказался на космодроме. Видимо, разведчики покинули свои посты после того, как наблюдали страшную картину уничтожения терракотовой плазмы.

Да, весь флот Пифона был на космодроме. Когда мы под прикрытием двух “звездных десантов” осторожно приблизились к скоплению космических кораблей, наше появление ни коим образом не изменило обстановку на когда-то тщательно охраняемом объекте.

Космодром был мертв. Колония пуста.

Один из двух “звездных десантов” приземлился рядом со зданием управления, и по всему космодрому рассыпалась сотня десантников в полном боевом облачении. Как мы узнали потом, в двух десятках космических кораблей еще оставались дежурные. Растерянные и деморализованные. Несмотря на то, что они были поражены Деятельным Слиянием, здравый смысл военных профессионалов возобладал в них над ментальными установками протоплазмы. Они сдались без сопротивления на милость победителя.

Со вторым военным кораблем и тремя пассажирскими лайнерами мы отправились к горной долине.

Перед нами открылась невеселая картина. Пять тысяч человек, мужчин и женщин, находились на дне долины. Многие женщины плакали, иные сбивались в команды и занимались сбором плодов и приготовлением пищи. Мужчины строили шалаши и жгли костры. Несколько групп искали проходы в горах и пытались штурмовать горные вершины…

“Звездный десант” снизился, и к людям обратился капитан корабля. Его краткая убедительная речь подвигла самодеятельных альпинистов спуститься с гор. После этого на горные отроги были сброшены несколько бомб с усыпляющим газом. Белый тяжелый туман медленным водопадом сполз на дно долины и покрыл собой все…

Пассажирские лайнеры висели над горами, готовые по команде капитана “звездного десанта” приземлиться и начать работы по эвакуации усыпленных людей.

– Я больше не могу на это смотреть, – жалобно сказала Лотта. – Мне наших девочек с кухни жалко…

Я ничего не сказал, а только смущенно почесал за ухом и исподлобья посмотрел на Ричарда. Он незаметно для Лотты улыбнулся мне в ответ.

– Давайте полетим домой, – попросила Лотта.

Я и Ричард Томпсон снова переглянулись. Теперь уже озадаченно. Мысль была здравой. На Пифоне надобность в нас отпала. Мы закончили наши неприятные дела и передали пифонцев в надежные руки. А на любые возникшие у землян вопросы можно было отвечать, находясь в Космосе или на Земле.

– А кто будет закрывать пространственную “дыру” к Пифону? – спросил Ричард.

– Так ведь рано еще, – ответил я. – Пусть сначала сюда прилетит земная эскадра. И вообще, теперь с генераторами будет иметь дело Бюро Звездных Стратегий. На Земле. Туда и полетим.

Ричард согласно кивнул. Я привлек Лотту к себе, обнял за талию и скомандовал Терминатору и Ланцелотту взять курс на Землю.

Наши звездолеты взвились над горной долиной, и планета Пифон стала стремительно удаляться от нас. Через несколько минут мы нырнули в гиперпространство, и она исчезла.

Навсегда.

ЭПИЛОГ

Возвращение на Землю маленькой, но грозной армии журналиста Рочерса, армии из двух звездолетов и трех человек, было поистине событием планетарного масштаба.

Почему так? Судите сами. Хотя бы по тому, как нас встречали.

Мы объявили о своем прибытии сразу, как только вышли из гиперпространства и пересекли орбиту Плутона. Через несколько часов наши звездолеты уже садились на космодром Центрального мегаполиса.

Этих нескольких часов оказалось вполне достаточно для того, чтобы нам навстречу выдвинулись две другие армии – земных журналистов и ученых. Их намерения не оставляли сомнений – пленить меня, Лотту и Ричарда, а потом умертвить бесконечными безжалостными допросами. К счастью, у наших врагов оказался могущественный противник – Бюро Звездных Стратегий. А известно. что Служба безопасности БЗС по своей численности, оснащенности и боевитости уступает разве только военной силе Земной Системы.

Охранники БЗС оцепили космодром, вклинились в толпу, бесновавшуюся у главного входа, щитами и дубинками нейтрализовали особо темпераментных сопротивленцев и прошли к нашим звездолетам.

В окружении плотного кольца из нескольких рядов рослых мужчин с оружием мы были доставлены в центральный офис БЗС целыми и невредимыми.

Нас начали обследовать и расспрашивать немедленно, не дав даже отдохнуть с дороги. Тогда я выдвинул руководству БЗС два условия нашего сотрудничества с ними.

Первое – я даю разрешение на осмотр моей частной собственности – двух звездолетов – и последующий демонтаж встроенного в них оборудования лишь в том случае, если звездолеты будут мне возвращены как средства передвижения в космическом пространстве. Каковыми они, собственно, и являются.

И второе – БЗС немедленно отпускает Лотту, ибо “эта девушка, господа, все время просидела в звездолете и не имеет никакого представления о ходе событий”. При этом меня не волновали будущие разночтения в показаниях Дэниела Рочерса и кого-нибудь из пифонцев, знающих Лотту, например, Генри Ловуда. Спустя дни, думал я, Лотта окончательно придет в себя и сама решит, говорить ей о пережитом ею Деятельном Слиянии или нет. А сейчас она должна отдохнуть.

Условия были беспрекословно приняты. Мне вручили письмо с гарантиями БЗС о возвращении мне звездолетов в рабочем состоянии. А Лотта выпорхнула из дверей здания головного офиса Бюро и исчезла в объятиях толпы коллег-журналистов. Я следил за ней из окна и нисколько не волновался. Потому что знал: теледиву Шарлотту Ньюмен так просто не возьмешь и не замучаешь интервью. Скорее толпа начнет рассказывать ей последние земные известия, чем заставит говорить о том, о чем она говорить не захочет.

После этого меня и Ричарда продержали в БЗС три дня, и эти дни были не самыми лучшими в моей жизни. Мне пришлось отвечать на сотни вопросов. Особенно на те, которые касались эксплуатации генераторов Рочерса-старшего и Уокера. Я бы с удовольствием аппелировал к компетентности Ричарда Томпсона, но после того, как он сказал, что пережил Деятельное Слияние, его изолировали и в течение всех трех дней подвергали тщательнейшим исследованиям. Кстати, мой метод очистки организма от вещества протоплазменной дряни оказался идеальным. В теле Ричарда не нашли ничего, что говорило бы о пресловутом Слиянии. Моего друга признали абсолютно здоровым. А значит, абсолютно здорова была и Лотта.

Через три дня нас разлучили. Ричарда в приказном порядке – дело военное! – забрали в Штаб обороны Земли для дальнейших консультаций. А меня выбросили в лапы тысячной толпы, сожравшей недавно Лотту.

Что было со мной на выходе из офиса БЗС – лучше не рассказывать, ибо даже каменное сердце дрогнуло бы от этой истории. Меня рвали на части, меня поднимали на руках и уносили в неизвестном направлении, меня сбивали с ног и пытались затолкать в машину, мне предлагали за эксклюзивное интервью все – контракты, гонорары, денежные премии, месяцы сладчайшего отдыха на лучших курортах Милой Странницы, молоденькие журналистки обещающе и бесстыже подмигивали и совали бумажки с телефонами…

К своей чести скажу, что над моими страданиями возобладало сочувствие к нелегкой доле товарищей по журналистскому цеху. И я разговаривал со своими коллегами столько, сколько им было нужно.

Еще через три дня на Землю прибыли пассажирские лайнеры с эвакуированными спящими пифонцами и корабельный дуэт ”звездный десант”. Капитаны обоих военных кораблей ответственно заявили, что на Пифоне не осталось ни одного землянина. Таковы были данные тотальной планетарной визуальной и радиоразведки, проведенной десантниками перед тем, как они покинули планету.

Я был приглашен в Клинику Центрального мегаполиса для подробного изложения своих соображений по поводу лечения доставленных больных. Ведущие врачи сразу подхватили мою простую идею очистки организма от терракотовой плазмы, а метод Рочерса – вот и мое имя увековечено в истории медицины! – в срочном порядке был усовершенствован лучшими фармакологами Земли. Результатом этих усилий стало то, что все пять тысяч пифонцев однажды проснулись в здравом уме и трезвой памяти. Их показания, данные Галактической Полиции, специалистам БЗС и еще сотням и сотням представителям различных служб и организаций Земли, записали в историю Галактического Союза и Земной Системы еще одну – не первую и не последнюю – драматическую страницу.

74
{"b":"10148","o":1}