ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наша борьба не так проста. Она не лишена опасностей и трудностей. В Латинской Америке мы ведем ее одни. Вот почему столь важна для нас поддержка народа, его готовность пойти на все. Этот передовой пост пытались удержать малые страны: Гватемала кетцаля – птицы, символизирующей свободу, которая не живет в неволе и умирает, когда ее запирают в клетке; Гватемала Текума Умана – индейца, ставшего жертвой прямой агрессии колонизаторов; Боливия Морильо – одного из первых героев борьбы за латиноамериканскую независимость, страна, не устоявшая перед великими трудностями борьбы, хотя она тоже вначале показала три примера, сыгравшие существенную роль и в кубинской революции: она ликвидировала старую армию, приняла закон об аграрной реформе и закон о национализации шахт и рудников. Она показала три примера, которые одновременно напоминают и о наших несметных богатствах и о безмерных страданиях. Кубе известны примеры прошлого, ей знакомы трудности и неудачи. Но она знает также, что начинает новую эру мира. Под натиском народов, борющихся за свою национальную независимость, рушатся устои колониализма в странах Азии и Африки. Теперь уже не общность религии и обычаев и не этническая общность объединяет народы, а сходство их экономических и социальных стремлений, общее желание добиться прогресса и восстановления прав. Азия и Африка протянули друг другу руки в Бандунге, а в Гаване Азия и Африка встретились с колониальной индейской Америкой, и там протянули друг другу руки народы трех континентов.

В борьбе с народами отступили крупные колониальные державы. Бельгия и Голландия стали теперь жалкими пародиями на империю; Германия и Италия потеряли свои колонии; Франция зажата в тисках войны, которую она, безусловно, проиграет. Дипломатически изобретательная и ловкая Англия теряет свою политическую силу, еще сохраняя, правда, свои экономические позиции.

Североамериканский капитализм вытеснил некоторые старые капиталистические колониальные державы в странах, ставших независимыми. Однако он знает, что все это – временное явление, ибо он не чувствует себя уверенно в этом районе своих финансовых махинаций. Подобно спруту, он может присасываться, но не может прочно удержать своих присосок. Лапа имперского орла подсечена. Колониализм мертв во всех странах мира или же находится в стадии умирания.

Совсем другое дело – Латинская Америка. Прошло много времени с тех пор, как британский лев отвернул от нее свою прожорливую пасть, а набирающиеся сил молодые американские капиталисты, установив «демократический» вариант английских клубов, навязали свое безраздельное господство каждой из двадцати республик.

Латинская Америка стала колониальной вотчиной североамериканских монополий, «задворками собственного дома», смыслом их жизни на данном этапе и единственной возможностью ее поддержания. Если бы все латиноамериканские народы подняли знамя борьбы в защиту собственного достоинства, как это сделала Куба, то пошатнулись бы основы монополий; они вынуждены были бы смириться с новой политической и экономической ситуацией и навсегда расстаться со значительной частью своих прибылей. Но монополия мне по душе расставаться с ними, и кубинский пример – этот «дурной пример» национального и интернационального достоинства – распространяется на страны Латинской Америки. Каждый раз, когда какая-либо истерзанная страна бросает клич освобождения, – обвиняют Кубу. И в некоторой степени Куба повинна в этом, ибо именно она указала путь – путь вооруженной народной борьбы против якобы непобедимых армий, путь борьбы в сельской местности с целью измотать и уничтожить противника за пределами его баз, короче говоря, указала путь борьбы в защиту собственного достоинства.

Что и говорить, «дурной», очень «дурной» пример подает Куба! Монополии не могут спать спокойно, пока этот «дурной» пример будет оставаться и, невзирая ни на какие опасности, звать к лучшему будущему. «Такой пример нужно устранить!» – вопят глашатаи монополий. «Нужно организовать интервенцию против этого коммунистического бастиона!» – вопят прислужники монополий, скрывающиеся под маской парламентариев. «Положение на Кубе вызывает у нас огромное беспокойство», – говорят самые коварные защитники трестов. Однако все мы знаем, что они хотят сказать: «Кубу надо уничтожить».

Но каковы же возможности агрессии, направленной на устранение этого «дурного» примера? Одну из них мы могли бы назвать чисто экономической. Эта возможность начинается с ограничения североамериканских банковских кредитов кубинским торговцам, нашим банкам, в том числе и самому Национальному банку Кубы. Подобная работа ведется также через североамериканских акционеров во всех западноевропейских странах. Но одного этого недостаточно.

Отказ предоставить кредиты наносит первый сильный удар по нашей экономике. Но она немедленно восстанавливается, торговый баланс выравнивается, и на-ка страна привыкает к необходимости жить, сообразуясь с обстановкой. Давление тем временем не ослабевает. Начинает свою пляску сахарная квота: да-нет, нет-да. Счетные машины монополистических агентов проделывают всевозможные операции, и монополии приходят к заключительному выводу: уменьшать сахарную квоту – небезопасное дело, а аннулировать ее невозможно.

Почему? Потому что такая мера была бы неразумной с политической точки зрения, а, кроме того, это пробудило бы аппетиты десяти-пятнадцати стран-поставщиков и вызвало бы перебранку между этими странами, которые всегда будут рассчитывать на нечто большее. Сахарную квоту невозможно ликвидировать потому, что Куба является самым крупным, эффективным и дешевым поставщиком Соединенных Штатов, и потому, что 60 процентов капиталов, вложенных в производство и сбыт сахара, принадлежит США. Кроме того, и наш внешнеторговый баланс благоприятен для Соединенных Штатов Америки. А если мы не сможем продавать, то не сможем и покупать. Это привело бы к разрыву соглашения.

Мы позволим себе отметить еще один момент. «Дарованные» нам североамериканцами три надбавки к ценам на сахар, существующим на мировом рынке, говорят лишь об их неспособности производить дешевый сахар. Высокий уровень заработной платы сельскохозяйственных рабочих США и низкая продуктивность земли мешают великой державе производить сахар по кубинским ценам. Прикрываясь этой более высокой ценой, по которой США платят за продукт, они навязывают обременительные договоры не только Кубе, но и всем производителям.

Мы не думаем, что своими бомбардировками и поджогами плантаций сахарного тростника монополии смогут оказать давление на экономику, с тем, чтобы подорвать производство сахара в нашей стране. Эта мера преследует одну цель – посеять неверие в силу революционного правительства. Тут и изуродованный труп североамериканского наймита, чья кровь на доме кубинца и на политике тех, кто его послал; тут и далеко идущая политика; тут и чудовищный взрыв на пароходе с оружием, которое предназначалось для повстанческой армии.

Оказать давление на кубинскую экономику можно ив области снабжения ее сырьем, например хлопком. Однако хорошо известно, что в мире наблюдается перепроизводство хлопка, и поэтому наши затруднения с хлопком были бы временными.

Ну, а как обстоит дело с топливом? Этот вопрос заслуживает особого внимания. Без топлива экономическая жизнь страны была бы парализована. Куба добывает очень мало нефти. Она имеет некоторые виды топлива, которые, в конце концов, могут привести в действие машины и различные транспортные средства. Но в мире много нефти. Ее могут продавать Египет, Советский Союз и, возможно, в скором времени Ирак.

Говоря о возможности агрессии, заметим, что если наряду с экономическими санкциями по отношению к нам последует еще и провокация со стороны какой-либо «карманной державы», скажем Доминиканской Республики, то в этом случае обстановка обострится. Но, в конченом счете, должна будет вмешаться Организация Объединенных Наций, и из этой провокации ничего не выйдет.

Новый путь, по которому идет ОАГ, создает опасный прецедент для интервенции. Прикрываясь избитой фразой об агрессии нашей страны против вотчины Трухильо, монополии втихомолку воздвигают трамплин для агрессии. Можно лишь сожалеть, что Венесуэла поставила нас в весьма трудное положение, не оказав нам поддержки в разоблачении трухильистской клеветы о пресловутой интервенции Кубы против Доминиканской Республики. Какую добрую услугу оказали пиратам нашего континента!

28
{"b":"10149","o":1}