ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но не надо этим успокаиваться. Задача в том, чтобы не допустит такого развития событий. Этого можно добиться только одним способом: подтолкнуть номенклатуру к пути мирной эволюции. Поскольку уговорить ее не удастся, надо создать ситуацию, в которой собственные эгоистические интересы номенклатуры заставили бы ее предпочесть мирный путь как наименьшее зло в необратимом историческом процессе своего ухода от власти. И правда: номенклатурщикам намного приятнее будет уехать к своим заблаговременно вывезенным капиталам в Швейцарию, нежели оказаться во власти толпы своих освободившихся подданных. Будем надеяться, что номенклатура сделает разумный выбор.

19. ПОСЛЕ НОМЕНКЛАТУРЫ – СВОБОДА

Нужно ли надеяться? Не станет ли в России после ухода номенклатуры еще хуже: гражданская война, анархия, терроризм, хаос и одичание, и в итоге – новая диктатура? Не станут ли люди с ностальгией вспоминать о временах правления номенклатуры, как вспоминали в годы моего детства о царских временах?

Все тоталитарные режимы стараются создать такое представление и у своих подданных, и за границей. Они запугивают не только туманной угрозой, что, как говаривал Троцкий, уходя, хлопнут дверью, но главное – тем якобы хаосом, который-де последовал бы за их исчезновением.

Исторический опыт не подтверждает этих угроз. Национал-социализм в Германии и Австрии, фашизм в Италии, франкизм в Испании, вассальные тоталитарные режимы в малых странах Западной Европы – все они сменились демократиями. После разгрома тоталитаризма родилась демократия в Гренаде. Даже советская оккупация не удержала от такого же развития малые страны Восточной Европы: власть номенклатуры там или пала, или резко ослаблена.

Ничего удивительного в этом нет. Повторим в последний раз: диктатура номенклатуры – это феодальная реакция, строй государственно-монополистического феодализма. Сущность этой реакции в том, что древний метод "азиатского способа производства", метод огосударствления применен здесь для цементирования феодальных структур, расшатанных антифеодальной революцией. Архаический класс политбюрократии возрождается как "новый класс" – номенклатура; он устанавливает свою диктатуру, неосознанным прообразом которой служат теократические азиатские деспотии. Так в наше время протянулась стародавняя реакция, замаскированная псевдопрогрессивными "социалистическими" лозунгами: сплав феодализма с древней государственной деспотией. Как бы этот сплав ни именовался – национал-социализмом, реальным социализмом, фашизмом,- речь идет об одном и том же явлении: тоталитаризме, этой чуме XX века.

Совершенно естественно, что феодальная реакция исторически недолговечна.Там, где феодальные структуры были слабее, а капитализм более развит – в Германии, Италии и других странах Западной, а теперь и значительной части Восточной Европы,- эта реакция уже потерпела крах. В более отсталых странах с еще крепкими феодальными структурами она живет и поныне, но ей также не уйти от гибели.

В конечном итоге именно поэтому режимы государственно-монополистического феодализма так хотят распространиться на весь мир. В этом они видят единственный путь к самосохранению. Вот почему столь органично возникает в их политике странный феномен оборонительной экспансии. Чингисхан со своими ордами так же стремился к "последнему морю", покоряя все более развитые государства, опасные ему именно своей развитостью. Вряд ли можно ожидать спокойного одряхления государственного феодализма и постепенного его погружения в историческое небытие. Погружение будет драматичным. Но оно неотвратимо.

Часто меня спрашивают, почему я ушел от номенклатуры. Ведь я там не бедствовал, меня не преследовали – зачем же было в 50-летнем возрасте все бросать и уходить на Запад? Именно знакомство с номенклатурой, сознание того, что это сила реакции, что жизнь идет к концу, а я нахожусь на исторически безнадежно проигравшей стороне, и определило мой выбор. Все мы исчезнем, превратимся в ничто, и останется на Земле только историческая память о нас. Как горько, если эта память будет такой же, как о приспешниках Гитлера и Муссолини!

На смену тоталитаризму, диктатуре номенклатуры закономерно приходит не какое-нибудь выдуманное идеологами общество, а парламентская демократия. Она приходит со всеми своими благами и проблемами, солнечными и теневыми сторонами, как органически рожденное, развитое общество нашей эпохи.

Живя ряд лет в Западной Германии – парламентской демократии, родившейся после падения тоталитаризма, я знаю: будут и тогда в обществе и обиженные, и недовольные, будут и несправедливости – всякое будет. Но все люди станут жить неизмеримо лучше и материально, и духовно, чем при диктатуре номенклатуры. Плюралистическое общество парламентской демократии надежно это гарантирует.

Когда-то и оно постареет, и возникнет из него другое общество будущего. Мы его не знаем, оно придет в иные века. Но одно можно сказать уже сегодня: это общество не будет порождением основоположников марксизма и "отцов" номенклатуры. Ибо мир наш – неуверенно, иногда скачками, порою на время отступая назад,- движется не от свободы к рабству, а от рабства к свободе.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 9

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 27.

2. "Программа КПСС". Москва, 1986.

3. Курсивом выделены страны, где "пролетарские революции" происходили без оккупации войсками СССР или его союзников.

4. И. Сталин. Соч., т. 3, с. 186-187.

5. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, с. 278-279.

6. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, с. 381.

7. Там же, с. 379.

8. Там же.

9. См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, с. 662-663.

10. Там же, с. 468.

11. Там же, с. 583.

12. Там же, с. 585.

13. Там же, с. 583.

14. Там же, с. 171.

15. Там же, с. 174.

16. Там же, с. 169.

17. Там же, с. 179.

18. Там же, с. 176-177.

19. Там же, с. 256.

20. Там же, с. 601.

21. См. Г. Андреев. "Какую Россию уничтожили большевики". "Континент", № 42, с. 258, 261 и след.

22. "История Монгольской Народной Республики". М., 1967.

23. "Коммунист", 1984, № 16, с. 88-103.

22. "История Монгольской народной республики", М., 1967.

23. "Коммунист", 1984, № 16, с. 88-103.

24. Там же, с. 88.

25. Там же, с. 89.

26. Там же.

27. В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 38, с. 145.

28. "Коммунист", 1984, № 16, с. 89.

29. Там же, с. 90.

30. Там же, с. 91.

31. Там же, с. 92.

32. Там же, с. 93.

33. Там же.

34. Там же, с. 95.

35. Там же, с. 96.

36. Там же, с. 92.

37. Там же, с. 94.

38. Там же, с. 92.

39. См. G. F. Achtninow. Die Macht im Hintergrund. Grenchen, 1950.

40. См. H.Achminow. Die Totengraber des Kommunismus. Eine Soziologie der bolschewistischen Revolution. Stuttgart, 1964.

41. См. М.Djilas."Kann der Westen die Sowjetunion bezwingen?". In:"Ostblick",Munchen,Dezember 1985, S.11.

42. J. Droz [Hrsg.]. Geschichte des Sozialismus. Bd. I-III, Frankfurt/M.-Berlin-Wien, 1974.

43. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 7.

44. Ср. И. Р. Шафаревич. "Социализм как явление мировой истории". Париж, 1977.

45. См. "Geschichte des Sozialismus", Bd. II, S. 43-45.

46. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 7.

47. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 354.

130
{"b":"101493","o":1}