ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек мгновенно сообразил, что имеет в виду его учитель:

— Вы хотите сказать, что в результате этого смешения Солон невольно заменил слово «Кефтью» словом «Атлантида» и отнес это событие к моменту гибели минойской цивилизации?

— Совершенно верно, — кивнул Диллен. — В рассказе Платона нет оснований для предположения, что Солон помнил хоть что-нибудь о второй части текста. Там нет ни катаракты, ни золотой равнины, ни пирамид, то есть ничего такого, что можно легко забыть. Значит, кто-то действительно очень сильно ударил его по голове в последнюю ночь пребывания в Египте.

Солнце садилось за горизонт, отбрасывая золотистые лучи на темную воду Большой гавани. После непродолжительного вечернего перерыва ученые вернулись в конференц-зал. Несмотря на жару, многие часы, проведенные за изучением древнего папируса, и весьма напряженные дискуссии, никто не чувствовал себя утомленным. Напротив, ощущался необыкновенный подъем. Всем казалось, что наконец-то найден ключ к пониманию далекого прошлого и это поможет изменить представление о древних цивилизациях.

Диллен уселся за стол и взял слово:

— Наконец, Джек, я могу вернуться к тому символу, который показался тебе знакомым.

Вдруг раздался громкий стук в дверь, и на пороге появился молодой человек.

— Извините, профессор, но это очень срочно. Доктор Ховард, вас к телефону.

Джек вскочил с места, подошел к парню и, взяв у него мобильный телефон, удалился на балкон.

— Ховард слушает.

— Джек, это Костас. У нас объявлена красная тревога. Ты должен немедленно вернуться на «Сиквест».

Атлантида - i_03.jpg

ГЛАВА 5

Джек потянул на себя рычаг управления вертолетом, и машина зависла в воздухе, натужно урча двигателем нелегка подрагивая от напряжения. Он поправил шлем со встроенными наушниками и осторожно нажал левую педаль, одновременно поворачивая вертолет боком к раскинувшейся под ними живописной картине. Джек повернулся к Костасу, и оба посмотрели в открытую боковую дверь вертолета.

Примерно в тысяче метров от них раскинулось дымящееся сердце острова Фера. Вертолет завис как раз над затопленными остатками гигантского кратера, острые края которого угрожающе возвышались над темной морской водой, образуя отвесные скалы. Прямо под ними находилось безжизненное, покрытое камнями пространство под названием «Неа-Камени», из недр которого то и дело вырывались темные клубы дыма и водяного пара. Это грозный знак предупреждения, подумал Джек, вглядываясь в острые края кратера. Такое впечатление, что внизу притаился гигантский тяжело дышащий бык, готовый в любую минуту извергнуть наружу содержимое своего огненного чрева.

В наушниках зазвучал голос, слушать который Джек был готов всю жизнь.

— Потрясающее зрелище! — воскликнула Катя. — Именно здесь Африканская и Евразийская плиты сталкиваются друг с другом, создавая огромное напряжение и производя больше землетрясений и извержений вулканов, чем где бы то ни было. Стоит ли после этого удивляться, что все древнегреческие боги славились жестокостью и часто подвергались тяжелым испытаниям. Основать здесь цивилизацию — все равно что построить город на геологическом разломе Сан-Андреас.

— Да, это так, — согласился Костас, — но без тектонических движений плит образующийся под землей камень никогда бы не превратился в мрамор, а без него не было бы ни храмов, ни скульптур. — Он показал рукой на остроконечные выступы скал. — А вулканический пепел? Еще римляне обнаружили, что если добавить его в известковый раствор, то получится нечто вроде прочного бетона.

— Совершенно верно, — подтвердила Катя. — Кроме того, вулканический пепел обогащает землю, делая ее исключительно плодородной. Знаменитые равнины вокруг вулканов Этна и Везувий превратились в житницу всего Древнего мира.

Джек улыбнулся, прислушиваясь к их разговору. Костас неравнодушен к женщинам, а вместе с Катей они разделяли общую страсть к геологии, и эта тема доминировала в их разговорах на протяжении всего пути от Александрии.

«Линкс» уже возвращался в Морской музей, когда Костас получил срочный сигнал от Тома Йорка, капитана «Сиквеста». Передав сообщение Джеку, он сразу повернул на юг, по направлению к Египту. В тот вечер он прибыл в порт Александрии и с интересом наблюдал, как Джек с великим сожалением прощается с Дилленом и Хибермейером, хотя внешне все они казались совершенно спокойными.

Незадолго до этого Джек узнал, что Катя давно увлекается подводным плаванием и вообще опытная ныряльщица. Так что, когда она подошла к нему на балконе и спросила, не может ли присоединиться к их экспедиции, он не нашел причин для отказа.

—Для меня это прекрасная возможность побывать на переднем крае археологических споров, — пошутила девушка. — Мне будет очень интересно увидеть собственными глазами, что представляет собой современная археология.

Тем временем ее ассистентка Ольга должна была вернуться в Москву по каким-то срочным делам.

— А вот и судно…

Острый нос вертолета медленно повернулся на восток, и они без труда смогли различить на горизонте очертания «Сиквеста». Остров Фера остался далеко позади и уже скрылся из виду. Через несколько минут синие воды Средиземного моря заметно потемнели, будто под мрачными тучами. Костас объяснил, что прямо под ними находится гигантский затонувший вулкан, вершина которого сверху похожа на огромный атолл.

Джек включил внутреннюю связь.

— Я даже не надеялся отыскать интересную находку именно здесь, — сказал он. — Вершина вулкана скрыта под водой на глубине тридцати метров, а это слишком глубоко, чтобы образовать риф и стать причиной кораблекрушения. Думаю, наше минойское судно затонуло по другой причине.

Вскоре они зависли над «Сиквестом», а потом начали медленно опускаться. На высоте пятьсот футов стала отчетливо видна разметка на посадочной площадке.

— Однако нам крупно повезло, что судно затонуло именно здесь и на глубине, вполне доступной для подводной работы. Это единственное место на сотни миль вокруг, где глубина не превышает пятисот метров.

В наушниках послышался взволнованный голос Кати:

— Вы сказали, что судно затонуло примерно в шестнадцатом веке до нашей эры, но означает ли это, что причиной кораблекрушения стало извержение вулкана на острове Фера?

— Никаких сомнений, — воодушевился Джек. — А самое странное, что судно прекрасно сохранилось. По всей видимости, оно затонуло внезапно и быстро погрузилось на глубину семьдесят метров от вершины вулкана.

— Судя по всему, — снова вмешался Костас, — за несколько дней до извержения вулкана произошло землетрясение. Нам хорошо известно, что жители острова Фера получили этот предупреждающий сигнал и успели благополучно покинуть остров, прихватив необходимые вещи.

Джек молча кивнул.

— Извержение было такой силы, что уничтожило все вокруг на расстоянии многих миль, — продолжал Костас. — Но это оказалось только начало. Через некоторое время в жерло вулкана хлынула морская вода и произошел гигантский взрыв, ставший причиной мощного цунами. Мы сейчас находимся недалеко от острова Фера, и эти волны слегка ослабли, но даже их было достаточно, чтобы разнести в щепки любое судно, а наше осталось целым и невредимым прежде всего потому, что было укрыто мощной стеной вулкана и осталось вне пределов досягаемости разрушительной морской волны.

Вертолет завис над палубой «Сиквеста» на высоте сто футов, пока Джек ждал разрешения на посадку. Он еще раз критично оглядел свое детище, предмет гордости. Позади вертолетной площадки возвышалась трехэтажная надстройка, где могли разместиться тридцать членов экипажа и двадцать научных сотрудников. Длина судна превышала семьдесят пять метров, а это почти в два раза больше, чем «Калипсо», знаменитое исследовательское судно Кусто. Его построили на верфи в Финляндии, где обычно строили знаменитые научно-исследовательские суда для Российского института океанологии. Как и остальные, это судно было оснащено самой современной техникой, имело надежные средства связи и отличалось необыкновенной устойчивостью даже во время самого сильного шторма, чему во многом способствовала автоматическая система стабилизации с помощью специальных камер водяного балласта. Конечно, судну уже более десяти лет и оно требует определенного ремонта, но для Международного морского университета вполне подходит и по-прежнему является важнейшим средством морских исследований по всему миру.

15
{"b":"10150","o":1}