ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошло не больше двадцати минут с того времени, как она отчалила от борта «Сиквеста», а казалось, миновала целая вечность. Костас решил организовать телеконференцию с Дилленом и Хибермейером, чтобы хоть как-то занять Джека. С этой целью он оттащил Джека от борта судна и повел его в навигационную каюту, расположенную позади капитанского мостика.

Костас набрал на клавиатуре соответствующую команду, и на мониторе появились две знакомые фигуры, причем так отчетливо и ясно, словно они сидели на другом конце стола. Джек пододвинулся ближе к Костасу, чтобы их изображение было таким же четким. Не вызывало сомнений, что телеконференция будет посвящена предыдущей теме, хотя им явно не хватало Кати в качестве ведущего эксперта по древним письменам. Диллен и Хибермейер все еще оставались в Александрии и с нетерпением дожидались новостей от «Сиквеста», зная об угрозе со стороны бандитов.

— Профессор. Морис. Приветствую вас.

— Рады слышать тебя, Джек, — отозвался Диллен. — Я бы хотел начать с того момента, на котором мы остановились во время нашей встречи, то есть с символов.

Нажатием кнопки он запустил программу изображения символов в цифровой обработке, отчего они стали более яркими и вразумительными. В правом нижнем углу экрана монитора они увидели прекрасную находку Костаса — золотой диск с затонувшего минойского судна. После цифровой обработки символы, казалось, стали более понятными даже для непосвященных.

Хибермейер наклонился вперед:

— Ты сказал, Джек, что видел эти символы раньше, не правда ли?

— Да, и не только их. Я видел символы, которые изображены по периметру диска, все эти головы, лодки и все такое. Боле того, пока мы летели из Александрии, я вспомнил, где именно видел их — на Фестском диске.

Костас с удивлением уставился на Джека, когда тот пытался вызвать изображение двух керамических дисков, которые на первый взгляд казались совершенно идентичными и к тому же были покрыты одинаковыми миниатюрными знаками. Один знак был удивительно похож на тот, что изображен на папирусе и золотом диске. Другие же казались несколько разными, особенно изображение головы с прической индейского племени могикан.

— Ацтеки? — с недоумением воскликнул Костас.

— Хорошая мысль, — ответил с улыбкой Джек. — Но это не так. — Намного ближе к нашему дому. Минойский Крит.

— Диск, который находится слева, был обнаружен неподалеку от Фестского дворца почти сто лет назад. — Диллен щелкнул по экрану, и на нем появилось изображение раскопанного дворца на фоне высоких гор с заснеженными вершинами. Через мгновение на экране вновь появился загадочный диск. — Он сделан из глины, примерно шестнадцать сантиметров в диаметре, а символы на нем выдавлены с обеих сторон. Многие идентичны, сделанные одним и тем же штампом. — Диллен увеличил изображение правого диска. — А этот диск найден в прошлом году на месте французских раскопок.

— Датировка? — потребовал Хибермейер.

— Дворец был оставлен примерно в шестнадцатом веке до Рождества Христова, то есть сразу после взрыва острова Фера. В отличие от Кносса он уже никогда не был заселен, поэтому диск мог быть потерян примерно в то же время, когда погибло ваше судно.

— Однако он вполне может быть отнесен к более раннему периоду, — предположил Джек.

— Намного более раннему, — согласился Диллен, с трудом скрывая волнение. — Костас, что вам известно о методе термолюминесцентной датировки?

Костаса несколько удивил вопрос, но он ответил с энтузиазмом:

— Если закопать в землю минеральные кристаллы, то они постепенно будут абсорбировать радиоактивные изотопы из окружающего их материала до той минуты, когда их уровень не сравняется с окружающей средой. А если после этого минерал подвергнуть бомбардировке электронами, то мы получим эффект термолюминесценции. — Костас начал понимать, что к чему. — Если подвергнуть глиняный предмет обжигу, он начнет избавляться от накопившегося ранее ТЛ вещества вплоть до его полного исчезновения. Но если его вновь поместить в землю, он начнет накапливать это вещество в установленном ранее порядке. Следовательно, если нам известен уровень ТЛ вещества, а также уровень ТЛ окружающей среды, можно подвергнуть обнаруженный предмет термообработке и одновременно измерить скорость понижения ТЛ вещества.

— С какой точностью? — спросил Диллен.

— Последние достижения в области оптически стимулированной люминесценции позволяют нам уйти на глубину примерно полмиллиона лет, — ответил Костас. — Именно этим временем датируются первые находки эпохи расселения неандертальцев в Европе, сгоревшие в их кострах. Что же касается обожженной керамики, которая впервые появляется на Ближнем Востоке в пятом тысячелетии до нашей эры, то комбинированный метод ТЛ-ОСЛ позволяет определить ее возраст до нескольких сот лет, если, конечно, соблюдены все условия.

Костас приобрел весьма впечатляющие познания в области археологии еще в то время, когда приступил к работе в Международном морском университете, и с тех пор пребывал в уверенности, что большинство вопросов, которые касаются проблем далекого прошлого, рано или поздно будут непременно решены в результате развития науки и техники.

— Второй диск, обнаруженный год назад, — продолжал Диллен, пододвигая к себе лист бумаги, — тоже был обожжен. Фрагмент диска был отправлен на экспертизу в Оксфордскую термолюминесцентную лабораторию, где успешно используется стронций в качестве новой техники датировки. Эта техника позволяет определять возраст обжига с большей точностью, чем все традиционные методы. Я только что получил результаты анализа.

Все замерли в ожидании дальнейших пояснений.

— Если не принимать во внимание возможную погрешность в сто лет, то диск был обожжен в 5500 году до нашей эры.

Послышался общий вздох разочарования.

— Это невозможно, — недовольно хмыкнул Хибермейер.

— Это несколько раньше, чем появилось наше найденное судно! — удивленно воскликнул Костас.

— Да, примерно на четыреста лет, — спокойно уточнил Джек.

— И за две с половиной тысячи лет до гибели Кносского дворца, — тихо произнес Хибермейер, сокрушенно покачивая головой. — С момента появления на Крите первых земледельцев прошло лишь несколько столетий. Иначе говоря, если это письмена, то, несомненно, самые древние, известные нам до настоящего времени, так как клинопись Ближнего Востока и иероглифы Древнего Египта появились не раньше конца четвертого тысячелетия до нашей эры.

— Это кажется невероятным, — выдохнул Диллен, — но вы сами скоро поймете, почему я твердо убежден в своей правоте.

Джек и Костас напряженно вперились в экран, пока Диллен загружал компьютер своим компакт-диском и включал систему мультимедийного просмотра. Фотография керамических дисков исчезла, а на ее месте появились загадочные символы, сгруппированные в колонки. Каждая состояла из определенного набора знаков, напоминавших отдельные слова. Участники телеконференции сразу догадались, что Диллен сгруппировал их по той же методике, которую использовал для анализа древнегреческого текста на папирусе.

Между тем Джек активировал модуль телеконференции, и они опять увидели перед собой Диллена и Хибермейера, находившихся в Александрии на расстоянии сотен миль от их судна.

— Это символы из Фестского диска, — догадался Джек.

— Совершенно верно, — отозвался Диллен и, нажав клавишу, вывел на экран два диска, помещенных в левом нижнем углу. — Многих исследователей до сих пор смущает очевидный факт, что оба диска практически идентичны за исключением одного серьезного обстоятельства. — Он передвинул курсор на один из нижних дисков. — На одной стороне, которую я называю лицевой, оба диска имеют одинаковое количество символов — сто двадцать три, если быть точным. Оба диска разбиты на тридцать одну группу знаков, и в каждой из них находится от двух до семи символов. То есть меню, если можно так выразиться, является совершенно одинаковым и охватывает сорок пять различных символов. И частота их использования тоже идентична. Так, например, человек с прической могиканина встречается тринадцать раз, шагающий человек — шесть раз, расстеленная бычья шкура — одиннадцать и так далее. Примерно такую же историю мы видим на обратной стороне дисков, кроме, пожалуй, того, что здесь приводятся тридцать слов и сто восемнадцать символов.

19
{"b":"10150","o":1}