ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вот и он.

Джек посмотрел вверх и увидел метрах в двадцати над головой темный силуэт судна «Сиквест». Он повернул ручку сброса водного балласта, чтобы замедлить всплытие, и снова посмотрел на Костаса, который тоже совершал маневр, готовясь к всплытию на поверхность.

Костас радостно улыбнулся другу и сообщил по внутренней связи:

— Миссия завершена.

Костас вполне мог быть довольным собой. Они только что закончили морские испытания нового подводного аппарата «Аквапод IV», разработанного его командой по заказу ММУ. Миниатюрный подводный аппарат мог опускаться на глубину полутора километров, тогда как предыдущая модель осиливала лишь семьсот метров. Мощная литиево-анодная батарея позволяла аппарату находиться под водой около пятидесяти часов и развивать скорость более трех узлов в час. В это утро Джек и Костас провели на дне Черного моря целый час и убедились, что аквапод может выполнять самые разнообразные задачи, а все его оборудование работает в нормальном режиме. Использование аппарата позволит обследовать обширные пространства морского дна. Даже сегодня они прошли большую часть древней береговой линии, чем за все предыдущее время.

— «Сиквест», это «Аквапод альфа», мы поднимаемся целыми и невредимыми. Конец связи.

Они уже видели четырех водолазов, которые ждали их чуть ниже поверхности воды, чтобы препроводить внутрь судна. Когда до «Сиквеста» осталось не больше десяти метров, оба остановились, чтобы соединить два аппарата вместе, — обычная процедура, предотвращающая столкновение аппаратов на неспокойной поверхности моря. При этом Джек оставался на месте, а Костас ловко маневрировал, чтобы аккуратно приблизиться к нему и защелкнуть замковый механизм. Когда замок сработал, он выбросил наружу четыре металлических троса, с помощью которых оба аппарата будут втянуты на судно.

— Замки сработали, тяните нас внутрь.

Водолазы быстро спустились к ним и пристегнули к аппаратам подъемные тросы. Джек и Костас переключили аппараты на режим ожидания и выровняли балластный отсек, что позволяло им удерживаться в горизонтальном положении. Когда водолазы ушли в сторону на безопасное расстояние, судовой оператор осторожно втянул аппараты на судно.

Вскоре Джек и Костас оказались в большой камере, напоминающей авиационный ангар. «Сиквест» был оснащен полным набором спецоборудования, позволяющего принимать на борт любое мобильное судно в любую погоду. Когда обе секции камеры закрылись, Джек и Костас открыли свои аппараты. Небольшая платформа подняла их наверх, где все уже были готовы к встрече.

Первым их поприветствовал Том Йорк:

— Насколько я понимаю, испытания прошли успешно? Джек спрыгнул на палубу и стал расстегивать спасательный жилет.

— Никаких проблем не было. С помощью этих аппаратов мы сегодня вечером попробуем провести рекогносцировку местности. Для этого вместо рук-роботов нужно прикрепить цифровые видеокамеры и подводные фонари.

— Все будет сделано в лучшем виде.

Джек огляделся вокруг и увидел, что вспомогательные службы уже вовсю работают с аппаратами, а Костас возится с батареями, о чем-то оживленно беседуя с инженерами. Джек улыбнулся, глядя, как его друг увлеченно делится впечатлениями, позабыв даже снять с головы шлем с переговорным устройством.

Джек направился в каюту, попутно рассказывая Йорку о работе подводного аппарата и о предстоящем погружении:

— У нас есть час до того момента, как «Сиквест» займет нужное положение, и мы должны еще раз обсудить все детали погружения. Я хочу, чтобы к этому времени весь персонал управления был на капитанском мостике.

Через двадцать минут они стояли в командном модуле, окруженные членами команды и исследователями. Том Йорк включил автоматическую систему навигации и наблюдения, что позволяло ему отсюда управлять судном. Полусферический экран, расположенный над головами, показывал панорамную съемку поверхности моря, которое уже заметно потемнело от надвигающегося с севера шторма.

Джек скрестил руки на груди и обратился к присутствующим:

— Главное сейчас — четкость и слаженность. Не буду ходить вокруг да около. Перед нами стоит весьма непростая задача, а степень риска сейчас даже больше, чем когда бы то ни было.

После прибытия на борт судна накануне днем Джек решил ограничить приличествующие моменту восторги до минимума. Члены команды добровольно согласились на выполнение сложного задания, но он не хотел подвергать опасности ученых, которые только сейчас, после столь интересных находок, приступали к настоящей работе. В помощь палубным работникам и инженерам он подобрал опытных специалистов в области палубного вооружения, включая нескольких бывших спецназовцев, которых знал еще по службе в ВМФ.

— Чего мы должны ожидать при осуществлении внешней поддержки? — спросила Катя. Она стояла рядом с членами команды в фирменном костюме ММУ с соответствующими нашивками и большим логотипом на спине. Когда они вернулись на судно, Джек тщетно пытался убедить ее покинуть «Сиквест» вместе с другими членами команды, но Катя наотрез отказалась, ссылаясь на то, что ее уникальные познания в области лингвистики могут оказаться полезными, если им удастся обнаружить что-то интересное. На самом деле Джек прекрасно понимал, что после проведенной вместе ночи Катя просто не могла оставить его в столь ответственный момент. Даже перед лицом возможной опасности она хотела быть рядом.

— На этот вопрос ответит начальник службы безопасности. Питер Хоув вышел вперед:

— Плохая новость: мы будем находиться в международных водах за пределами двенадцатой зоны, зафиксированной в протоколе соглашения между Турцией и СССР в 1973 году. Хорошая новость: Грузия и Турция подписали в 1998 году соглашение о сотрудничестве в области безопасности прибрежных территорий. В соответствии с этим документом они обязались оказывать взаимную поддержку в случае возникновения конфликта. Предлогом для этого может послужить Меморандум о взаимопонимании, который они совсем недавно подписали одновременно с ратификацией ООН Положения о многостороннем сотрудничестве в геологических исследованиях на этом вулканическом острове. Таким образом, они будут действовать под защитой международного права.

Он отступил назад и повернулся к адмиралтейской карте восточного побережья Черного моря.

— Однако проблема в том, что они помогут нам, только если будут развеяны все опасения русских по поводу подводной лодки, которую видели в этих водах в 1991 году. Любое подозрение, что в исследовании примут участие другие государства, — и произойдет международный скандал.

Есть и еще некоторые обстоятельства. С начала 1990-х годов русские принимали активное участие в гражданской войне в Абхазии. Они использовали как предлог стабилизацию обстановки, однако на самом деле делали все возможное, чтобы вернуть этот регион в сферу влияния Москвы. Их главный интерес — нефть. В 1999 году их монопольное положение на нефтяных промыслах в Каспийском море было поставлено под угрозу прокладкой первого нефтепровода в обход России, то есть из столицы Азербайджана Баку до грузинского города Супса, что на берегу Черного моря близ Абхазии. Теперь русские будут стараться не допустить расширения западных инвестиций в этот район, даже если это угрожает анархией и гражданской войной. — Хоув замолчал и повернулся к группе. — Мы сообщили в посольство России, — продолжил он после небольшой паузы, — что проводим здесь гидрографическое исследование по договоренности с правительствами как Турции, так и Грузии. Кажется, нам поверили. Но если они заметят в этом районе хоть какое-нибудь военное судно, то непременно решат, что мы хотим подобраться к их подводной лодке. Русский медведь, возможно, потерял большую часть своих некогда острых когтей, но он до сих пор обладает самым крупным военным флотом в этом регионе. Отношения между Анкарой и Москвой сейчас довольно натянутые из-за торговли наркотиками. Нет сомнений, что любое недоразумение в этом неспокойном регионе может привести как минимум к крупному международному скандалу, а возможно, и к военному столкновению.

33
{"b":"10150","o":1}