ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек терпеливо ждал Костаса, а потом не выдержал и спросил:

— Что ты там увидел?

Голос друга показался ему странным и даже немного приглушенным.

— Джек, напомни, у сфинкса тело льва и голова человека?

— Да.

— Здесь что-то другое.

Костас включил фонари на полную мощность и даже отшатнулся, увидев высоко над головой странную фигуру, которая вызвала у него смешанное чувство восторга и ужаса. Такое можно увидеть только в кошмарном сне. Казалось, будто внезапный свет молнии вырвал из мрака ночи гигантскую фигуру таинственного зверя, нависшего над маленькими и совершенно беспомощными людьми. Его грозный силуэт возвышался над исследователями, окутанный сероватой пеленой придонного ила и песка.

Джек оторопело смотрел вверх, не зная, что и думать. Весь его громадный опыт археолога оказался бесполезным. Он даже представить не мог, что на морском дне может покоиться скульптура таких размеров. Ясно, что они оба не были готовы к подобному открытию.

Это была громадная голова быка, острые рога которого уходили куда-то в темноту, недосягаемую даже для их мощных фонарей. Его огромная морда была наклонена вниз, а пасть широко раскрыта, словно он готов ударить копытом в землю перед броском.

Казалось, прошла вечность, пока Костас обогнул на акваподе гигантскую голову быка, а потом направил луч света на то место на шее, где голова перерастала в огромное тело льва.

— Это существо вырублено из цельной скалы, на первый взгляд похожей на базальт, — произнес он. — Его рога возвышаются метров на десять над зданиями. Должно быть, когда-то это была гора застывшей вулканической лавы, которая стекала вниз до берега моря.

Костас быстро спустился к Джеку.

— Бык смотрит на вулкан, и это объясняет столь странное расположение этого подворья, которое уважительно обращено к двум вершинам горы, а не к береговой линии, что гораздо логичней и удобней для расположения улиц. Джек быстро оценил значение слов Костаса:

— Следовательно, лучи восходящего солнца проходили между двумя вершинами и между двумя рогами, — задумчиво произнес он. — Зрелище было настолько грандиозным, что даже древние люди с их совершенно необузданной и дикой фантазией не могли представить себе весь этот погибший мир Атлантиды.

Оба аквапода медленно поднялись над парапетом, попутно очищая мощными струями воды толстый слой ила и других морских отложений. Темная форма гигантского быка-сфинкса постепенно исчезала позади них в толще воды, но образ его колоссальной головы с высокими острыми рогами еще долго будоражил сознание.

Юго-восточный периметр подворья был заметно выше остальной части, поднимаясь на высоту примерно десяти метров.

— Вот широкая лестница, — догадался Джек. — Величественный вход на территорию подворья.

У этого места Джек и Костас разделились. Джек направился налево, а его друг — направо. Вскоре каждый из них стал едва заметен для другого, превратившись в крохотного желтоватого светлячка, тускло мерцавшего в сероватой толще воды. На самом верху они обнаружили широкий проход, поверхность которого имела ярко-белую окраску.

— Похоже на отшлифованный до блеска мраморный пьедестал, — заметил Джек.

— Кто бы мог подумать, что древние люди могут так тщательно отполировать камень, — отозвался Костас. Он уже неоднократно восхищался массивными каменными строениями, а здесь увидел еще одно доказательство массового каменного строительства. — А мне казалось, что первые каменоломни появились только у египтян.

— Охотники и собиратели каменного века рубили камень для производства орудий труда, — прокомментировал Джек. — Однако здесь перед нами первый в истории человечества опыт довольно точной обработки камня и зарождения каменного строительства. Он опережает первые египетские каменоломни по меньшей мере на две тысячи лет.

Какое-то время они продвигались вперед молча, не в силах осознать и охватить умом открывшийся их взгляду подводный мир. Позади оставались фосфоресцирующие огоньки, которые, словно шлейф, обозначали их путь. Пролегающая под ними дорога, как и все подворье, была ориентирована на вершину вулкана и вела от быка-сфинкса к его подножию, когда-то огнедышащей горы.

— Справа от меня вижу какие-то строения, — взволнованно объявил Костас. — Что-то похожее на пьедесталы, колонны и высокие столбы. Как раз сейчас я прохожу мимо каменного куба, грань которого не менее двух метров. Нагромождение этих камней уходит вверх и отдаленно напоминает современный обелиск.

— Да, я вижу примерно то же самое, — ответил ему Джек. — Они выложены симметрично, как фундаменты египетских храмов в Луксоре и Карнаке.

Лучи их прожекторов высветили в темноте огромные каменные блоки, выложенные с обеих сторон дороги. Темные глыбы неожиданно возникали на их пути и так же неожиданно исчезали, как призраки посреди огромной песчаной пустыни. Они видели алтари и постаменты, большие скульптурные изображения с головами животных и вырезанные из камня странные существа, сущность которых трудно было разобрать. В какой-то момент Джека и Костаса охватило беспокойство, будто они незаконно вторглись в таинственный мир и оскверняют его своим бесцеремонным присутствием.

— Это похоже на торжественный вход в царство Аида, — пробормотал Костас.

Они проплыли мимо огромных статуй, словно упрекающих их в кощунственном нарушении покоя царства, хранящего свои тайны на дне моря многие тысячелетия. Вскоре дорога оборвалась у двух огромных строений, разделенных между собой центральным проходом. Они были метров десять в ширину, занимали почти половину дороги и имели широкие и невысокие ступеньки наподобие тех, что Джек и Костас видели в начале подворья.

— Я вижу большие каменные блоки, каждый четыре-пять метров шириной и почти два метра высотой! — неожиданно воскликнул Костас. — Именно сюда свозили все вырубленные в каменоломне блоки! — Он остановился посреди прохода и попытался очистить прямоугольные камни струей воды.

Джек находился в десяти метрах от Костаса и внимательно следил за работой друга.

— Сейчас моя очередь, — сказал он и стал медленно подниматься вверх, пытаясь обнаружить вершину странного строения. Через несколько минут в наушниках Костаса хрипло прозвучал его взволнованный голос: — Костас, ты слышишь меня? Невероятно!

— Что там?

Наступила томительная пауза.

— Вспомни самые грандиозные памятники Древнего Египта.

В дальнем конце прохода появился аквапод Джека.

— Неужели пирамида?

— Угадал.

— Но пирамиды имеют наклонную сторону, а здесь стены поднимаются вертикально.

— То, что ты видишь, всего лишь основание массивной террасы, — пояснил Джек. — На высоте десяти метров над нами эта терраса превращается в платформу шириной десять метров. А выше идет еще одна терраса такого же размера, потом еще одна и так далее. Я прошел вдоль всей стороны террасы и увидел, что она продолжается на юго-восток. Основание пирамиды точно такое же, как и у первых египетских пирамид ступенчатого типа, сооруженных в начале третьего тысячелетия до нашей эры.

— Она очень большая?

— Да, и этим отличается от первых египетских пирамид. Здешняя по размеру похожа на Великую пирамиду в Гизе. По моим прикидкам, у основания она имеет не меньше ста пятидесяти метров, а в высоту достигает восьмидесяти. Невероятно! Похоже, это самое древнее и самое грандиозное каменное сооружение в мире.

— А с моей стороны?

— То же самое. Эти две гигантские пирамиды обозначают конец ритуальных процессий, которые происходили здесь в древности. А за ними, как мне кажется, должен находиться храм или погребальный комплекс, может быть, вырубленный в склоне вулкана.

Костас активировал навигационный компьютер, экран которого засветился перед ним, как навигационный прибор в кабине истребителя. Джек посмотрел вниз, на пульсирующий модем, который отобразил на экране аналогичный образ.

— Недавно рассекреченная гидрографическая карта, — пояснил Костас. — Возможно, составленная британским исследовательским судном после поражения Османской Турции в самом конце Первой мировой войны. К сожалению, Королевский военно-морской флот Великобритании имел ограниченные возможности, поскольку Турецкая Республика потребовала полного контроля над исследованиями, а советское правительство закрыло доступ иностранных судов в Черное море. Это наиболее подробная карта, которую мы имеем на сегодняшний день, но при масштабе один к пятидесяти тысячам она показывает лишь широкий контур батиметрии.

37
{"b":"10150","o":1}