ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что случилось? — обеспокоено спросила Катя. — Ты в порядке?

— Ничего страшного.

Однако его вид говорил об обратном. Джек скрючился от боли и бессильно прижался к стене. И только когда поток воды заметно ослаб, он сумел выпрямиться. Его дыхание по-прежнему было неровным и хриплым.

— Это случилось во время недавней перестрелки, — признался Джек, с трудом выговаривая слова. — Когда мы ворвались в отсек, я получил пулю в правый бок, но промолчал: в тот момент все равно ничего нельзя было сделать. Пуля пробила кевлеровый костюм, и теперь туда просачивается вода. Но ничего страшного — вода холодная, и скоро все пройдет.

Однако они видели, что дело гораздо серьезнее. Пуля пробила не только водолазный костюм, но и раздробила ребро. Джек потерял много крови и теперь чувствовал, что ему без посторонней помощи не обойтись. Поток холодной воды остановил кровотечение и немного притупил боль, но одновременно вызвал резкое понижение температуры внутри костюма. Все понимали, насколько это опасно.

Джек изо всех сил стремился восстановить дыхание, но от этого становилось только хуже: его охватила слабость, закружилась голова, — и он вновь прижался к стене, пытаясь сохранить равновесие. Это был явный признак кислородного голодания, отягощенного потерей крови. Джек стал задыхаться и судорожно глотать воздух.

«Только не сейчас», — подумал он, закрывая глаза.

Когда вода стала проникать в костюм, Джек вдруг ощутил новый приступ клаустрофобии. Отсутствие открытого пространства лишало его сил и ухудшало общее состояние. Джек отчаянно пытался убедить себя в том, что все дело в психологическом настрое и что это естественный процесс адаптации организма к экстремальным условиям. Расслабься, приказывал он себе, и все пройдет…

Джек тяжело опустился на пол. Хриплое дыхание в интеркоме заглушалось громким журчанием воды. Сейчас он видел перед собой только Катю и Костаса, с ужасом наблюдавших, как быстро поднимается вода в камере. Джек закрыл глаза.

Новый поток воды неожиданно отбросил его назад и стал кружить, словно он попал в центр мощного водоворота. Вода билась завихрениями с обеих сторон от него, а в самом центре прижимала к прозрачной стенке мембраны. Джек открыл глаза и с горечью подумал, что более высокого уровня воды просто не выдержит.

И вдруг он увидел прямо перед собой странный призрак какого-то человека, который таращился на него мертвыми глазами и разводил руками в воде, словно кукла-марионетка. Рот скривился в жуткой гримасе то ли боли, то ли насмешки. Джеку показалось, что этот призрак пытается схватить его обеими руками и утащить в бездонный мрак моря. С каждым новым потоком вода наполнялась белым порошком и сероватыми чешуйками.

Джек чувствовал бессилие противостоять как потоку воды, так и призраку-мертвецу. Это был кошмар, от которого он никак не мог избавиться. В конце концов мертвое тело призрака навалилось на него, и Джек, закрыв глаза, перестал дышать. Рот так и застыл в безмолвном крике.

«Это галлюцинация», — подумал он. Его помутненный, но все еще действующий разум подсказывал, что начался приступ наркотического опьянения, вызванный новой дыхательной смесью и общей слабостью организма в результате потери крови.

«Это тот самый человек, — мелькнула мысль, — которого застрелили в оружейном отсеке. Или труп морского офицера, что был на пороге командного центра…»

Это были призраки, души тех, кто остался, чтобы преследовать их.

Джек крепко зажмурился и старался не потерять сознание в столь ответственный момент. Он вдруг вспомнил случай, который приключился с ним пять месяцев назад. Тогда он оказался на дне горной шахты и тоже испытал шок: взорвался газ, повредив систему подачи воздуха и полностью вырубив освещение, Джека отбросило к стенке. Он стал задыхаться от удушья в непроглядной темноте и думал, что уже наступил конец, но Костас нашел его и вернул к жизни, хотя и не без труда. А потом произошел еще один взрыв, вырвавший Джека из рук его друга и вновь швырнувший на стенку шахты. Потом последовали долгие часы в декомпрессионной камере и еще больше времени на больничной койке, где его часто преследовал один и тот же кошмар — глубокая темная шахта и ощущение конца света от смертельного удушья. С тех пор в трудные минуты его охватывал панический страх перед замкнутым пространством и нехваткой воздуха. Это состояние хорошо знакомо почти всем подводникам. Оно не проходит даже по прошествии долгого времени и является их проклятием, парализуя волю и лишая последних сил. В такие минуты очень важно собрать волю в кулак… и восстановить контроль над поведением, хотя это дается далеко не всем и далеко не всегда.

Джек опять оказался в таком состоянии.

— Джек! Посмотри на меня. Все в порядке. Все закончилось.

Костас уставился в широко открытые глаза Джека и схватил его за плечи. Когда шум воды немного утих и Джек мог слышать свое дыхание, он сделал глубокий вдох и постепенно начал приходить в себя.

«Костас, — подумал он, — значит, я все еще в камере».

— Это, наверное, одно из тел, которые Кузнецов выбросил в море через торпедную пусковую установку, — объяснил Костас. — А труп потом затянуло в нишу скалы. Он находился там до тех пор, пока мощная струя воды не вымыла его оттуда. Не очень приятное зрелище. — Костас показал рукой на покрытое белом порошком бесформенное тело, медленно плывущее в воде по направлению к субмарине. Когда Джек в ужасе оттолкнул его от себя, тело стало распадаться на части и сейчас представляло собой чудовищную бесформенную массу, чудом удерживавшуюся на скелете.

Вместо отвращения Джек неожиданно ощутил огромное облегчение, какое обычно испытывают люди, посмотревшие смерти в глаза и чудом обманувшие ее. Приток адреналина придал ему сил и заставил двигаться.

Незадолго до этого стоявшую рядом с ним Катю отбросило на стенку мембраны мощной струей воды, и, к счастью, она не видела Джека в состоянии панического страха. Джек посмотрел на нее и прохрипел в микрофон все еще дрожавшим голосом:

— Моя очередь испытать шок, не более того.

Она никогда не узнает о кошмарах, которые минуту назад терзали его душу и чуть было не утащили с собой в мрачную бездну. Как не узнает о том, каких невероятных усилий ему стоило вернуться к ним.

Бурлящий поток вскоре прекратился, и вода постепенно стала обретать свою первозданную чистоту, избавляясь от порожденных турбулентностью пузырьков. Костас продолжал пристально следить за Джеком, пока не убедился, что тот полностью пришел в себя. Через некоторое время он наклонился, расстегнул застежки прикрепленных к ногам Джека ласт и подготовил их работе.

А Джек тем временем перевернулся на спину и какое-то время смотрел на пузырьки воздуха, выходившие из его дыхательного аппарата. Они создавали в воде причудливый узор, медленно поднимавшийся вверх, к потолку мембраны, где сталкивались друг с другом и лопались, порождая массу других пузырьков. Вдруг он почувствовал, что прикрепленные на спине баллоны с газом трутся по дну, и быстро повернул краник, регулирующий подачу воздуха в костюм.

Костас оттолкнулся от корпуса лодки и поплыл к скале. Не успел он добраться до нее, как в наушниках послышался резкий звук. Джек даже дернулся от неожиданности, но не испугался, а напротив, ощутил странное чувство легкости. От былого страха не осталось и следа.

— Эй, Микки-Маус, — прокричал он Костасу, — думаю, тебе пора активировать свой модулятор голоса.

Сочетание высокого давления и большой концентрации водорода искажало звук голоса до комических эффектов. Чтобы устранить это, специалисты ММУ разработали компенсационный аппарат, который требовал постоянной подстройки.

— Приношу свои извинения, — шутливым тоном ответил Костас и стал крутить ручку настройки модулятора. — Попробую еще раз. — Отыскав нужную частоту, обеспечивающую хорошую связь, он переключил аппарат на автоматический режим отслеживания соотношения давления и уровня водорода в зависимости от глубины погружения.

52
{"b":"10150","o":1}