ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Энди уменьшил магнетизацию, чтобы мембрана стала более гибкой и позволила давлению морской воды выровняться с давлением внутри мембраны. Сейчас здесь девять и восемь десятых бара, а глубина достигает ста метров. На такой глубине дыхательная смесь даст нам работать примерно полчаса.

Они уменьшили яркость фонарей на шлемах, чтобы убрать мешающие отблески и получше рассмотреть детали входа в пещеру. На каждой панели был изображен великолепный символ бычьих рогов, который они видели еще на голограмме. Однако здесь рога выглядели величественнее — в натуральную величину, покрытые золотом и выступающие наружу в форме рельефа.

Костас вынул из сумки с инструментами хитрое приспособление.

— Эту вещь я сделал собственноручно в геофизической лаборатории ММУ, — похвастался он. — Радар позволяет проникнуть в толщу земли благодаря широкому диапазону электромагнитных волн. С его помощью можно узнать, что кроется в земле, оставаясь на ее поверхности. Мы назвали прибор акустическим прожектором. Правда, его сигналы проникают только на пять метров, но при этом позволяют определить характер находящихся внутри предметов и их органическую плотность.

Он вынул из прибора длинную телескопическую антенну и стал водить ею вокруг двери, останавливаясь подольше возле мест соединения створок.

— Все чисто, — гордо объявил он. — На расстоянии полуметра от двери нет никаких препятствий. Полагаю, это и есть толщина двери. В нижней части двери тоже ничего нет.

— Металлическая коррозия? — поинтересовалась Катя.

— Нет, золото не подвержено коррозии даже в морской воде.

Костас спрятал прибор в сумку на ремне, а потом наклонился вниз, схватил нижний конец двери пальцами и попытался ее открыть. Не тут-то было.

— Приехали, — грустно вздохнул он.

Немного отдохнув, Костас вдруг отплыл назад, а потом энергично навалился на дверь, отчаянно загребая ластами. Это продолжалось несколько минут, после чего он окончательно выдохся и устало опустился на дно. Дверь казалась продолжением скалы и никак не поддавалась.

— Ничего не получается, — угрюмо буркнул он.

— Погоди, — спохватился Джек. — Посмотри туда.

Джек наклонился к верхней части двери и какое-то время плавал в плотных пузырьках воздуха, исходящих из дыхательного аппарата Костаса, именно поэтому не разглядев небольшое углубление в двери — слишком маленькое, чтобы его можно было увидеть на голограмме, — размером с блюдце, как раз в центре символа между бычьими рогами. Там сходились обе створки, и создавалось впечатление, что это своего рода замок, запиравший дверь.

Катя подплыла поближе и даже ощупала пальцами углубление.

— Похоже на кристалл со сложной конфигурацией. Здесь множество правильных треугольников, а также ровных плоскостей.

Знаки на кристалле были маленькими и так аккуратно вырезанными, что казались практически невидимыми. Катя провела рукой по хрусталикам, ее движения были медленными, как в пантомиме. И только когда они включили на полную мощность фонари на шлемах, стали отчетливо видны таинственные знаки внутри углубления.

Джек немного отплыл в сторону, и эти знаки вдруг обрели знакомую форму.

— Боже мой, — ошеломленно прошептал он. — Это же символ Атлантиды!

Какое-то время они молча смотрели на изображение, позабыв обо всех неприятностях. Волнующее чувство грандиозного открытия оправдывало все их усилия.

— Мы видели этот символ, когда обследовали основания пирамид на акваподах, — тихо сказал Джек. — Такие символы были вырезаны в окружностях непосредственно перед пирамидами. По-моему, естественно, что этот знак встретился нам и здесь.

— Да, — поддержала его Катя. — Это что-то вроде талисмана, извещающего о святости места.

Костас направил луч света на кристалл и внимательно рассмотрел его.

— Резьба кажется просто невероятной, — пробормотал он. — Силикатные компоненты не могут сохраняться в морской воде в таком виде столь длительное время. В воде с высокой концентрацией серы в результате химических реакций обязательно должен образоваться налет.

Джек пристально смотрел на дверь… Вдруг он радостно вскрикнул, вынул из-за ремня водонепроницаемый пакет и стал разворачивать его.

— Я захватил с собой этот маленький талисман. Вынув из пакета копию золотого диска, обнаруженного на месте гибели минойского судна, он повернул его к свету фонаря, и диск заиграл всеми красками, отражая яркий луч.

— Это и есть ключ к Атлантиде, — торжественно объявил Джек.

Костас взорвался от восторга.

— Конечно!

Он взял диск и поднял его на уровень дверного замка.

— Он в точности совпадает с углублением на двери. Правда, символ на диске изображен зеркально, отпечатан на металле, а сам кристалл тоже имеет зеркальное отражение. Нет никаких сомнений, что диск действительно является ключом к замку на этой двери.

— Да, у меня давно было чувство, что эта вещь может нам пригодиться, — широко улыбнулся Джек.

— Дверь ни за что на свете не поддалась бы нам просто так, — продолжал восторгаться Костас. — Значит, этот диск — наш единственный шанс.

Джек стал усиленно работать ластами, подплыл к двери и остановился как раз перед символом. Катя тут же последовала за ним.

— Есть только один способ выяснить это, — произнес Джек.

Атлантида - i_04.jpg

ГЛАВА 18

Как только Джек приложил диск к углублению в двери, кристалл, казалось, втянул его в себя, будто первобытная сила соединила воедино две половинки одного целого, которые слишком долгое время были разъединены самой судьбой. Диск действительно вошел в углубление легко и быстро, словно всегда находился там, и полностью сравнялся с дверью.

— Отлично, — удовлетворенно хмыкнул Джек.

Он положил руки на каменную дверь и усиленно забил ластами по воде, надавливая на нее изо всех сил. Неожиданно диск углубился еще дальше и быстро повернулся по часовой стрелке, в результате чего скопившаяся внутри вода зажурчала и завихрилась, как воздушная масса от вращения пропеллера. А когда он наконец-то остановился, послышался глухой стук, и обе створки двери неожиданно открылись.

Джек толкнул дверь, и она широко распахнулась. Поначалу они ничего не увидели, так как холодная вода внутри пещеры быстро смешалась с теплой водой за ее пределами и образовала мутную пелену, которая рассеивалась несколько долгих минут. Джек сделал глубокий вдох, чтобы скрыть от друзей очередной приступ боли в груди, в том самом месте, где из-за повреждения водолазного костюма на рану попала струя ледяной воды. Костас и Катя видели гримасу боли на его лице, но промолчали, понимая, что Джек не примет от них сочувствия.

Костас подплыл к двери и стал внимательно изучать замковый механизм.

— Поразительно, — тихо пробормотал он. — Эта массивная дверь удерживалась одной гранитной балкой, которая играла роль распорки — оба конца ее упирались в выступы каменного дверного косяка. Верхняя часть балки была встроена в паз, что позволяло ей двигаться в том или ином направлении, а кристалл был вмонтирован в каменный цилиндр с соответствующими зубцами. Когда Джек надавил на диск, зубцы отошли в сторону и дверь открылась.

Костас вынул диск из углубления и вернул его Джеку.

— А как она могла открыться сама по себе? — с недоумением спросила Катя.

— Концы гранитной балки подвешены с обеих сторон, вероятно, на выступы внутри косяка. Когда зубцы разошлись в разные стороны, балка опустилась под собственным весом, развела в разные стороны зубцы и заставила повернуться каменный цилиндр.

— Для посторонних весь этот механизм должен был казаться истинным чудом, делом богов, — заметил Джек.

— Да, весьма впечатляющее произведение инженерной мысли, — согласилась с ним Катя.

— Простота цели, экономичность дизайна и надежность материала. — Костас усмехнулся им через стекло водолазного шлема. — Автор этого проекта непременно занял бы первое место на конкурсе студенческих работ в моем институте.

53
{"b":"10150","o":1}