ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Когда я впервые увидел жертвенный знак в коридоре возле святилища, — продолжал Костас, — сразу подумал, что символ Атлантиды должен представлять собой нечто большее, чем просто ключ к двери святилища, что он содержит в себе некую нумерологию. Может, это своеобразный бинарный код, в котором горизонтальные и вертикальные линии означают счет от нуля до единицы, или просто калькулятор для вычисления соответствий между солнечными и лунными циклами. А сейчас он выглядит просто как священный орел, некая абстракция, которую можно легко копировать на любом материале из-за его прямых линий. И тем не менее…

— Он может означать некое послание, — прервал его Джек.

— Карту?

Джек быстро повернулся к Кате.

— Ты не могла бы еще раз вывести на экран компьютера текст Фестского диска, который перевел Диллен?

Девушка вынула из наплечной сумки портативный компьютер в водонепроницаемом чехле, пощелкала клавишами, и через минуту на экране появился нужный текст:

«Под знаком быка лежит бог-орел с распростертыми крыльями. У его хвоста находится златостенная Атлантида, великая золотая дверь цитадели. Кончики его крыльев прикасаются к восходу и закату солнца. У восхода солнца расположена гора огня и хрусталя. Здесь находится обитель верховных жрецов…»

— Стоп, дальше не надо, — остановил ее Джек и повернулся к Костасу: — Где мы сейчас находимся?

Костас уже понял друга и достал компас.

— Если принять во внимание вероятные магнитные помехи в горе, я бы сказал, что стена пролегает почти точно с востока на запад.

— Правильно, — кивнул Джек и стал лихорадочно соображать. — Знак быка, несомненно, имеет отношение к двуглавой вершине горы, к двум пикам вулкана. Бог-орел с распростертыми крыльями — это изображение орла над нами, концы крыльев которого точно указывают на восход и закат солнца. А обитель верховных жрецов находится как раз у восходящего солнца. Из этого можно сделать вывод, что под левым крылом орла находится восточный вход в тоннель.

Костас молча кивнул, не отрывая взгляд от символа.

— И все же здесь нечто большее. — Он взял у Джека диск и провел пальцами по его линиям. — Представьте, что это карта. Не масштабная, разумеется, а схема, напоминающая план метрополитена. Вертикальные линии, соответствующие лапам орла, указывают на проход от двери в глубь вулкана. Эти две линии, проходящие в середине лап, могут означать тупиковые коридоры, начинающиеся сразу за изображением быка. Мы находимся в самом центре символа, то есть в той самой точке, откуда крылья расходятся вправо и влево.

— Стало быть, два прохода прямо перед нами ведут к шее и голове орла, — заключил Джек. — И в этом смысле текст на диске содержит двойное послание, сообщая нам не только о восточной двери, но и о том, как пройти к точке, которая соответствует левому крылу птицы.

— А куда же ведут остальные проходы? — спросила Катя.

— Наверное, большинство из них образует целый комплекс тоннелей и галерей, похожих на ту, где мы сейчас находимся. Представьте огромный подземный монастырь с культовыми комнатами, жилыми помещениями для жрецов, складами для хранения продуктов и кухнями для приготовления еды, а также мастерские и скриптории. Охотники эпохи палеолита, которые впервые пришли сюда, не могли не обнаружить, что все пещеры и проходы расположены симметрично и это творение природы чем-то напоминает орла с распростертыми крыльями.

— К сожалению, у нас больше нет времени для размышлений, — сказал Костас и, проплывая мимо Джека, с нескрываемой озабоченностью посмотрел на счетчик его дыхательного аппарата. — Пулевое ранение и повреждение костюма истощили почти весь запас воздуха. Сейчас у тебя остался небольшой резерв, предназначенный для чрезвычайных ситуаций. Джек, ты еще можешь вернуться на подводную лодку, но на большее воздуха уже не хватит. Что будем делать?

Ответ Джека прозвучал твердо и решительно. Поскольку подводная лодка захвачена неприятелями, у них нет возможности подняться через нее на поверхность. Стало быть, остался единственный шанс — во что бы то ни стало отыскать путь наверх через один из тоннелей.

— Мы продолжим путь.

Костас пристально посмотрел на друга и молча кивнул, а Катя подплыла ближе и схватила его за руку. Они медленно поплыли к левому проходу, бросив последний взгляд на оставшуюся позади пещеру. В качающихся лучах фонарей силуэты животных казались искаженными и удлиненными, будто устремившимися вслед за непрошеными гостями. Эта фантастическая кавалькада, казалось, готова была ринуться вперед из глубины ледникового периода и сокрушить нарушителей их спокойствия.

Когда они доплыли до угла, Костас остановился, чтобы привязать очередной клубок ленты, а через минуту приблизился к мрачному жерлу тоннеля. Джек и Катя выстроились рядом.

— Что ж, — тихо сказал Костас, — следуйте за мной.

Атлантида - i_02.jpg

ГЛАВА 20

«Тесей, это Ариадна. Тесей, это Ариадна. Ты слышишь меня?»

Том Йорк уже полчаса повторял позывные, о которых договорился с Джеком еще до того, как они отправились на подводную лодку на спасательном аппарате. В конце концов он выключил микрофон и положил его на высокочастотный радиоприемник возле пульта управления. Было раннее утро, и «Сиквест» уже почти вернулся на прежнее место, благополучно переждав шторм, обрушившийся на южное побережье Черного моря. С момента их расставания прошло почти двенадцать часов, но пока это не вызывало у Йорка озабоченности. Он знал, что для проникновения на подводную лодку понадобится немало времени, а лазерная установка Костаса еще не проверена в работе. Кроме того, они могли отказаться от идеи размещения радиобуя, пока на поверхности не установится нормальная погода.

А чуть раньше он связался с Челентхэмом, где располагалась штаб-квартира Центра сбора разведывательной информации и связи Великобритании, и договорился, что в течение часа в этот район направят один из цифровых картографических спутников нового поколения. Правда, они сейчас находились на краю траектории его движения, и окно для успешной работы будет составлять не более пяти минут, но и этого времени достаточно, чтобы произвести съемку острова, если, конечно, плотная облачность не помешает сделать это с высоты шестисот километров. Но даже в условиях плохой видимости мощные инфракрасные датчики позволят сделать довольно подробную карту острова, опираясь на анализ радиационного фона вокруг жерла вулкана. Более того, спутниковые приборы могут обнаружить даже отдельных людей, если, конечно, они будут находиться вдали от кратера.

— Капитан, на горизонте земля. К югу от юго-западного направления по правому борту.

С наступлением рассвета он вместе с рулевым перебрался из командного модуля на капитанский мостик на верхней палубе. Пока судно раскачивало на волнах, капитан крепко держался за поручни и напряженно осматривал судовое снаряжение, которое, казалось, благополучно выдержало штормовое ненастье. Во мгле предрассветного утра виднелось все еще беспокойное море, вздыбившаяся поверхность которого была усеяна хлопьями белой пены. Линия горизонта еще едва виднелась, хотя утренний туман быстро рассеивался под жаркими лучами восходящего солнца.

— Видимость три тысячи метров, — оценил Йорк, поворачиваясь к рулевому. — Сбавь скорость до одной четверти и придерживайся азимута семьдесят пять градусов.

Рулевой проверил дистанцию с помощью лазерного прибора, а Йорк тем временем проверил показания СГП и склонился над адмиралтейской картой. Через несколько минут уже можно было различить на горизонте смутные очертания острова, сверкающая вершина которого представляла собой почти идеальный конус.

— Боже мой! — воскликнул рулевой. — Началось извержение!

Йорк положил на стол циркули и взял в руки бинокль. Накрывшая вершину горы темная пелена оказалась вовсе не морским туманом, а дымом, выходившим из жерла вулкана.

59
{"b":"10150","o":1}