ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты готов к подъему?

Тот показал поднятый вверх палец.

— Поехали!

Когда стволы пушки стали медленно опускаться, а орудийная башня подниматься, Йорк ощутил прилив адреналина. Впервые в жизни он осознал, как чувствовали себя артиллеристы Нельсона во время славной победы или артиллеристы дредноутов в битвах под Ютландом или Северным мысом. А теперь им с Йорком предстояло сразиться с мощным противником, вооруженным стотридцатимилилметровыми орудиями и самой современной системой наведения, включая приборы СГП.

Артиллерийская башня поднялась над палубой, и зловещий силуэт «Хищника» оказался как на ладони. Йорк старательно навел стволы пушки на неприятеля и зафиксировал их. Защелкнув замок на колесе подъема стволов, он поднял правую руку вверх:

— По моему сигналу!

Хоув снял зарядное устройство с предохранителя и осторожно положил палец на спусковой крючок.

— Огонь!

Раздался оглушительный выстрел, и левый ствол пушки дернулся. Йорк приник к биноклю и успел проследить траекторию полета снаряда. Прорезав утренний туман, он разорвался неподалеку от корпуса «Хищника», подняв в воздух фонтан брызг.

— На двадцать градусов левее! — закричал Йорк.

Хоув стал быстро крутить ручку настройки, а потом так же быстро защелкнул замок безопасности.

— Огонь!

Последовал еще один выстрел, и из левого ствола пушки вылетел сноп огня. Образовавшийся при выстреле газ с шумом вытолкнул пустую дымящуюся гильзу и сразу же подал в ствол новый снаряд.

— Попали! — заорал что есть мочи Йорк. — Бронебойными, залпом, огонь!

Он видел, как второй снаряд угодил прямо на палубу «Хищника» и снес там почти все. Вверх поднялся столб огня, а рядом корчились фигурки людей. Оставалось надеяться, что этот одиночный выстрел выведет из строя систему наведения противника, а может, и повредит ходовую часть.

— Огонь!

Хоув нажал на правую гашетку и держал ее в таком положении до тех пор, пока не вышли все пять снарядов. Производя невероятный шум, пушка выплюнула все заряды. Пустые гильзы вылетали из нее, как щепки, и с грохотом падали на палубу.

Не успел рассеяться дым от выстрелов, как на корме «Сиквеста» послышался мощный взрыв и верхняя палуба закачалась у них под ногами. Йорк и Хоув с ужасом смотрели на то место, где бронебойные снаряды противника прошили корпус судна, вырвав из него клочья металлической обшивки. На таком расстоянии мощные орудия «Хищника» могли бить по ним прямой наводкой, уничтожая все на своем пути.

— В следующий раз они ударят по мостику, — закричал Йорк, — а потом прямо по нам!

Пока «Сиквест» содрогался и стонал, Йорк навел бинокль на судно противника. В месте попадания снарядов клубился черный дым и мелькали фигуры. В тот же миг его внимание привлекло нечто другое. Опустив бинокль, он увидел, как волны рассекает небольшая моторная лодка с пригнувшимися ко дну черными фигурами вооруженных до зубов людей. По пенящемуся следу в форме буквы «V» Йорк без труда определил, что лодка идет с огромной скоростью и в считанные минуты будет у борта «Сиквеста».

— Приближается вражеская лодка, — сообщил он. — Расстояние восемьсот метров. Опустить стволы пушки на самый низкий уровень. Огонь вести прямой наводкой!

Йорк лихорадочно крутил ручку наведения, в то время как Хоув опускал башню орудия и старался не выпускать из виду приближающуюся лодку. В тот момент, когда его палец уже был на спусковом крючке, раздался еще один мощный взрыв, который швырнул их обоих на пол. Послышался звук, равный по силе тысяче разбивающихся вдребезги оконных стекол, невыносимый скрежет искореженного металла и свист разлетающихся во все стороны осколков. Один из них вонзился в ногу Йорка, после чего на разорванном костюме стало быстро расплываться кровавое пятно.

Через несколько секунд очередная серия взрывов практически полностью смела все на поверхности палубы, а мощные бронебойные снаряды прошили надстройку, как тонкий лист бумаги, разбросав мелкие осколки по другую сторону судна.

Йорк с трудом поднялся на ноги, с ужасом понимая, что на левую уже нельзя надеяться. В ушах стоял жуткий гул, голова шла кругом от скрежета и боли, а руки дрожали от напряжения. Он посмотрел на огромную дыру в корпусе надстройки, где еще секунду назад находился капитанский мостик. Для человека, с давних пор привязанного к морю и большую часть жизни прослужившего в морском флоте, это было невыносимое зрелище. Казалось, он видит перед собой обезображенное лицо любимой женщины, которую безумно любил и которой посвятил лучшие годы жизни.

— Давай достанем этих ублюдков, — ледяным голосом проворчал он, стараясь не обращать внимания на боль в ноге.

— Да, сэр! — прокричал оглушенный Хоув.

Он вернулся к орудию, отыскал в прицеле моторную лодку, которая подобралась к ним уже на расстояние не более двухсот метров, навел на нее ствол и с секундным интервалом выпустил все фугасные снаряды. Первый разорвался перед лодкой, подняв в воздух столб брызг, второй попал под киль лодки и фактически поднял ее корму в воздух — они даже успели заметить шесть черных фигур, прижавшихся ко дну. Третий снаряд поразил транец и поджег разлившееся после второго взрыва топливо. В считанные секунды лодка со всеми пассажирами превратилась в ослепительный огненный шар, который на бешеной скорости продолжал мчаться к «Сиквесту».

Однако у Йорка и Хоува не было времени для ликования: слишком велика была нависшая над ними опасность. Когда на палубу обрушилось то, что осталось от моторной лодки, под их ногами прогремел третий взрыв, потрясший судно до основания. Изнутри вырывались языки пламени, а палуба превратилась в огромную кучу дымящихся обломков. Четвертый взрыв сорвал орудийную установку и вместе с людьми швырнул на поручни носовой части судна. Йорк и Хоув оказались среди моря огня, который не оставлял им шанса. Чувствуя, что теряет сознание, Йорк бросил взгляд на то, что осталось от «Сиквеста». Фактически судно было полностью разгромлено и разбито и только чудом еще оставалось на плаву. В эту минуту оно походило на бесстрастно дымящийся позади них вулкан.

Атлантида - i_03.jpg

ГЛАВА 21

Погрузившись в непроглядную темноту тоннеля под левым крылом орла, они увидели, что все стены здесь ровные и отполированные, как и в предыдущем коридоре. Первые несколько метров после пещеры предков Костас плыл впереди, но вскоре проход стал заметно шире и Катя с Джеком нагнали его и поплыли рядом. Вскоре пол тоннеля стал все больше напоминать ступеньки каменной лестницы, поднимающейся вверх и теряющейся в конце лучей света их фонарей.

— На этот раз боги не оставили нас, — улыбнулся Костас. — Еще несколько минут, и мы могли навсегда остаться на глубине.

Поднимаясь наверх, они старались экономить воздух, используя для подъема маячковые компенсаторы. Стены по-прежнему были расписаны изображениями древних быков в натуральную величину, синусоидные формы которых удивительно напоминали наскальные изображения минойских быков на Крите. Они словно преследовали ученых.

Как только дыхание Джека стало более-менее стабильным, его компьютер предупредил, что скоро придется перейти на резервный запас воздушной смеси. Через некоторое время он почувствовал острую нехватку воздуха, однако потом аппарат быстро подключил его к резервному баллону.

— Пока мы поднимаемся, а давление ослабевает, ты будешь получать больше воздуха из резервного баллона, — успокоил его Костас. — А если он у тебя закончится, мы поделимся.

— Превосходно, — грустно хмыкнул Джек и улыбнулся, после чего с опаской посмотрел на показатель воздуха.

Несколько минут единственным звуком в темном проходе было слабое журчание пузырьков отработанного воздуха. Метров через сто Костас сделал знак рукой, призывая остановиться.

— Сейчас мы находимся на глубине семьдесят метров, — пояснил он. — Мой компьютер подсказывает, что нам требуется пятиминутная декомпрессионная передышка. Несмотря на то что мы потребляем смесь гелия и кислорода, в крови все же накапливается азот, который необходимо сбросить.

62
{"b":"10150","o":1}