ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас, когда шум воды в бассейне постепенно затих, они вдруг услышали звук капающей воды.

— Капли дождя, — догадался Костас. — Вулканическая порода пропускает дождевую воду после сильного шторма. А здесь будет такое испарение, как после ядерного взрыва.

— Что ж, по крайней мере у «Сиквеста» не будет проблем, чтобы отыскать нас. — Голос Джека заметно дрогнул.

Он попытался встать на колени. Поступление кислорода помогало ему все это время, а сейчас его организм отчаянно боролся с остатками азота. Медленно встав на ноги и шатаясь от усталости, отошел в сторону, стараясь обходить скользкие после дождя места. Джек знал, что испытания еще не закончились. Он с трудом справился с нехваткой воздуха по пути наверх, сейчас ему предстояло выдержать адскую боль, которая до этого притуплялась холодной морской водой.

Джек заметил озабоченные взгляды друзей.

— Все будет нормально, Костас, занимайся своим делом. Катя поднялась на ноги и посмотрела на Джека.

— О, чуть не забыла.

Ее смуглое лицо и черные волосы блестели от воды.

— Над входом в тоннель я увидела надпись, которую успела внимательно рассмотреть, пока мы ждали твоего сигнала. Первым символом была голова могиканина — слог «ат». Уверена, что второй символ изображал мешок с зерном, что означает слог «ал» или «ла». Не сомневаюсь, что вся надпись означает слово «Атлантида». Это был последний маркер на нашем пути.

Джек молча кивнул, не находя сил для ответа.

Они стали медленно подниматься по склону, не пользуясь фонарями на шлемах, так как сняли их вместе с дыхательными аппаратами. Что же касается подводных факелов, то они изначально были предназначены для чрезвычайных ситуаций, а их длительное использование быстро истощало заряд батарей. По мере продвижения вверх по склону огни факелов стали все чаще мерцать и наконец погасли.

— Пора переходить к химической иллюминации, — вздохнул Костас.

Они спрятали факелы в карманы, а вместо них достали химические факелы, которые в сочетании с усиливающимся солнечным светом создавали особую ауру, отдаленно напоминавшую странный свет аварийного освещения, который они видели на командном пункте подводной лодки.

— Держитесь поближе друг к другу, — предупредил Костас. — Эти штуки могут гореть часами, но они слабо освещают пол, а мы не знаем, чего можно здесь ожидать.

Когда они обогнули выступ в проходе, едкий запах какого-то газа, и до этого раздражавший исследователей, стал просто невыносим. В нос ударила ужасная вонь, словно они наткнулись на кучу гниющих продуктов. Как будто сама погибшая Атлантида преследовала их этим тошнотворным запахом.

— Двуокись серы, — пояснил Костас, недовольно морща нос. — С отвратительным запахом, но совершенно безвредная, если не находиться здесь очень долго. Похоже, где-то рядом активно действующий сток лавы из вулкана.

Вскоре они увидели место, откуда шло зловоние. Рядом пролегал тоннель, через который расплавленная магма выходила наружу и мгновенно застывала, образуя причудливые формы. Она была вязкая и хрупкая, но не препятствовала продвижению, как пробка, которую друзьям пришлось преодолевать с таким трудом. Стены тоннеля покрывало множество трещин, через которые и проникал отвратительный запах, усиливавшийся с каждым их шагом.

— Эти две вулканические трубы, — поспешил прокомментировать Костас, — возникли относительно недавно. Полагаю, они образовались вскоре после потопа, иначе жрецы успели бы обнаружить их, очистить и превратить в ритуальное место.

— Во времена Атлантиды, — взволнованно произнесла Катя, — должно было произойти какое-то мощное извержение вулкана. На самом деле он представляется гораздо более активным, чем предполагали многие геологи. Мне кажется, мы находимся внутри огромной бомбы с часовым механизмом.

Джек тем временем отчаянно боролся с приступами боли, которые с каждым шагом усиливались из-за отсутствия болеутоляющей холодной воды. Сейчас каждый вдох отдавался нестерпимой болью в груди, а каждый шаг предвещал агонию и ставил его на грань коллапса.

— Вы вдвоем идите вперед, — предложил он, — а я последую за вами по мере возможности. Мы должны как можно скорее выйти на связь с «Сиквестом».

— Нет, так не пойдет, — решительно возразил Костас, который еще не видел друга в таком состоянии. Джек всегда боролся до конца, пока не падал от усталости. — Если понадобится, я тебя понесу.

Джек собрал остатки сил и с большим трудом поплелся за друзьями по застывшей лаве, осторожно лавируя между острыми выступами. Через некоторое время путь наверх стал гораздо легче, изредка стали появляться небольшие подъемы в виде ступенек. Метров через двадцать после того, как закончилась лава, коридор свернул на юг, подъем стал не таким крутым, а вместо стен появились щели и вулканические расселины. По мере продвижения коридор стал сужаться, и вскоре археологи могли пробираться вперед только по одному. Костас, как всегда, шел впереди, предупреждая о неровностях дороги.

— Вижу впереди свет, — радостно сообщил он друзьям. — Думаю, это конец пути.

Дорога стала настолько крутой, что порой приходилось карабкаться на четвереньках. Когда они приблизились к свету, мокрый пол коридора стал скользким и предательски опасным. Костас поднялся на небольшой выступ и повернулся, чтобы помочь Джеку.

Они оказались рядом с небольшим квадратным подземным помещением. За многие тысячелетия его стены были поражены эрозией. В пещере протекал ручей, стекавший в глубокое ущелье. Шум падающей воды гулким эхом отдавался в пустом пространстве, но из-за плотного тумана разглядеть этот каньон не представлялось возможным. С правой стороны пещеры виднелся скальный выступ, из-за которого пробивался слабый свет.

Костас вперился в свой компьютер, чтобы установить высоту их нахождения.

— Мы подсчитали, что перед потопом высота вулкана составляла триста пятьдесят метров над уровнем моря. Сейчас же мы находимся на высоте ста тридцати пяти метров над нынешним уровнем моря, то есть всего лишь в восьмидесяти метрах от вершины вулкана.

Проникнув в глубь вулкана с северной стороны, сейчас они находились на его западном склоне, а форма пещер и коридоров в точности отражала изгибы верхних участков горы. Впереди виднелось темное пространство еще одного тоннеля, отдаленно напоминавшего извилистые повороты лабиринта, но они знали, что тоннель короткий, а за ним откроется выход на свежий воздух.

— Осторожно, — предупредил Костас. — Одно неловкое движение — и мы свалимся в преисподнюю.

Они потеряли ощущение времени с тех пор, как накануне сели в подводный спасательный аппарат. Нагромождение скал в этом узком проходе порождало причудливые тени и мерцающие отблески, что все вместе создавало свой особый подземный мир. Поднимаясь вверх по скользким ступенькам, они сейчас могли полагаться только на свой опыт да на слабый свет химических факелов.

Тоннель проходил по пути застывшей лавы, и они почти физически ощущали каждый из застывших слоев базальта, который сейчас был намного крепче бетона и вычурно накладывался на нижние участки обеих стен. Чем выше поднимались археологи, тем более пористым становился пол коридора, с потолка все чаще просачивались капли воды и становилось заметно теплее.

Метров через двадцать тоннель стал совсем узким, а с потолка им на головы ручьем полилась вода. Джек зашатался и прислонился к стене, с трудом сдерживая очередной приступ боли. Катя бросилась к нему на помощь и помогла устоять на ногах. Они вместе стали медленно пробираться вперед, а Костас уже почти исчез в тумане. Неожиданно стены коридора расступились, и вместо бурного потока воды под ногами оказался небольшой ручеек. Через минуту они завернули за угол и увидели Костаса. Он стоял неподвижно, уставившись на клочок синего неба над головой.

— Какой огромный небосвод, — восторженно произнес он. — Должно быть, мы оказались чуть пониже кратера.

Открывшееся перед ними пространство было достаточно широким, чтобы пропускать дневной свет и скрывать от них поражавшую воображение пещеру, в которой они оказались. Она была похожа на огромную, как минимум пятидесяти метров в диаметре и такой же примерно высоты ротонду. Ее ровные стены заканчиваясь небольшим куполом, который ограничивал небосвод наподобие гигантского глаза. Джеку это напомнило здание Пантеона в Риме, где в древности поклонялись всем древнеримским богам. Пантеон стал символом несравненного мастерства римских строителей.

66
{"b":"10150","o":1}