ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Услышав шаги в другом конце коридора, Бен сделал Энди знак рукой — мол, сейчас можно ожидать чего угодно.

— Опять началось…

Ярко вспыхнул факел, но человеческих фигур видно не было. Бен осторожно поставил кружку с кофе на пол и снял с предохранителя автомат, а Энди вынул советский пистолет Макарова и будто растворился в темноте по ту сторону перегородки.

Послышался хриплый мужской голос, причем слова были произнесены вначале на русском, а потом на английском:

— Команда с «Сиквеста», нам надо поговорить.

— Если подойдете ближе, мы взорвем лодку, — ответил Бен по-русски.

— В этом нет необходимости, — произнесла на хорошем английском женщина.

Бен и Энди периодически отводили глаза, чтобы яркий свет факела не ослепил их в минуту наивысшей опасности и не лишил огромного преимущества в занятой позиции. Они слышали, как женщина сделала несколько шагов вперед и остановилась примерно в пяти метрах от них.

— Вы стали невинными жертвами в чужой игре, — продолжала незнакомка. — Переходите к нам, и получите щедрое вознаграждение. Можете даже оставить при себе оружие. — Решительный тон делал ее голос еще более сухим и холодным.

— Я повторяю! — крикнул Бен. — Один шаг…

— Вы все еще ждете своих друзей, — снисходительно рассмеялась дамочка. — Катя, — пренебрежительно добавила она, — не имеет к делу отношения. С доктором Ховардом я имела удовольствие познакомиться еще в Александрии. Очень интересный специалист по Атлантиде. С таким же удовольствием я встретилась с ним еще раз сегодня утром, как, впрочем, и с доктором Казантцакисом.

— Я предупредил последний раз.

— Ваши так называемые друзья погибли или захвачены в плен, а корабль уничтожен. Никто в мире не знает о местонахождении этой подводной лодки. Ваше предприятие обречено. Присоединяйтесь к нам, и спасете себе жизнь.

Бен и Энди бесстрастно выслушали речь, не веря ни единому слову русской идиотки. Бен посмотрел на друга и громко объявил в темноту коридора:

— Не выйдет.

Джек проснулся от ярких лучей утреннего солнца, ласково коснувшихся его лица. Открыв глаза, он вяло огляделся и прикрыл веки, подумав, что все это ему приснилось.

Он лежал на спине посреди огромной кровати, застланной чистой простыней. Кровать стояла у стены большой, похожей на пещеру комнаты, ослепительно белые стены которой были увешаны модернистскими картинами, почему-то показавшимися ему знакомыми. А напротив кровати — огромное окно, через толстое стекло которого ясно просматривались синее безоблачное небо и ярко освещенные солнцем склоны горы.

Он попытался приподняться и сразу ощутил резкую боль в левом боку. Джек внимательно оглядел себя и увидел, что вся грудная клетка тщательно забинтована. И вдруг он вспомнил все приключения последних дней: полное опасности восхождение на вершину вулкана, величественный тронный зал древних жрецов и Костаса, который корчился на полу отболи, а Катя стояла рядом и пыталась хоть чем-то помочь. Вспомнив ее последнее слово, он резко привстал на кровати и тряхнул головой, словно не веря своим ушам.

— Доброе утро, доктор Ховард. Хозяин ждет вас.

На пороге комнаты возник скромно одетый человек неопределенного возраста. У него были явные монголоидные черты коренного жителя Средней Азии, однако его английский был столь же безукоризненным, как и его униформа.

— Где я? — угрюмо поинтересовался Джек.

— Всему свое время, сэр. Ванну?

Джек посмотрел в ту сторону, куда показал слуга, и подумал, что сейчас нет смысла качать права и спорить. Он ступил на богато украшенный пол из красного дерева и медленно поплелся в ванную комнату, где проигнорировал джакузи и сразу залез под душ. Вернувшись, обнаружил приготовленную для него новую одежду, включая черную рубашку от Армани, белоснежные брюки и кожаные туфли фирмы «Гуччи». Все было подобрано по размеру, будто кто-то давно готовился к встрече с ним. После трех дней пота, крови, пыли и морской воды он чувствовал себя неловко в дорогой одежде, но все же был благодарен за то, что ему позволили избавиться от надоевшего водолазного костюма.

Джек зачесал назад густые волосы и вдруг заметил у порога слугу, переминавшегося с ноги на ногу.

— Хорошо, — недовольно проворчал Джек, — я готов встретиться с вашим боссом и хозяином.

Спускаясь по эскалатору за слугой, Джек сообразил, что комната, в которой он находился, одна из многих в огромном комплексе зданий, расположенном на склоне высокого холма, а все они соединяются с центральным зданием с помощью многочисленных коридоров и проходов. Само же центральное здание находилось в долине и представляло собой огромный круглый дом, подсвеченный мощными фонарями.

Когда они подошли поближе, Джек обратил внимание, что стены дома расположены под углом и представляют собой панели солнечных батарей. Неподалеку находилась небольшая электростанция, которая вырабатывала электроэнергию для всего комплекса. Сами же здания показались ему футуристическими и напомнили лунную станцию, только построенную гораздо лучше, чем обычно делают специалисты НАСА.

Слуга пропустил Джека в комнату и услужливо закрыл за ним дверь. Джек сделал несколько шагов и остановился. Здесь не было ничего утилитарного, что так отличало дом снаружи. Более того, эта большая комната была точной копией здания Пантеона в Риме, причем не уступала оригиналу даже в размерах. Ее сферическое пространство имело не менее сорока трех метров в диаметре и было даже больше, чем купол церкви Святого Петра в Ватикане. Дневной свет, проникавший через высокий открытый купол, ярко освещал богато украшенный интерьер, как было принято в ватиканском оригинале примерно во втором веке нашей эры.

Ниже купола стены комнаты были украшены глубокими нишами и мелкими выступами, которые отделялись друг от друга мраморными колоннами с прекрасными резными антаблементами. Пол комнаты и стены были сделаны из редкого мрамора позднего римского периода. С первого взгляда Джек определил знаменитый египетский красный порфир, который так любили римские императоры, а также зеленый Лакедемонский ляпис из Спарты и прекрасный античный камень медового цвета из Туниса.

Для Джека это было нечто большее, чем антикварные причуды богатого человека. Вместо гробниц королей и императоров в нишах находились книги, картины и скульптуры, а рядом с ним была расположена огромная апсида, где размещалась целая аудитория с рядами роскошных сидений и большим экраном. Кроме того, по всей комнате были установлены компьютерные рабочие станции, а напротив апсиды находилось громадное окно, выходившее на север. Вдали виднелись склоны горы, которую Джек заметил еще из своей комнаты, а слева — темная полоска моря.

Поразительное дополнение к античной обстановке располагалось в центре ротонды. Это было странное сочетание современности и античности, далекой эпохи римского господства и римских традиций. На небольшом постаменте стоял дорогой кинопроектор, который в мгновение ока превращал окружающее пространство в своеобразный планетарий. В античные времена во время обряда инициации человек становился в центр круга и смотрел на небо, где должен был увидеть торжество порядка над хаосом. Здесь же фантазия создателя этого своеобразного планетария пошла на шаг дальше и превратилась в весьма опасный эксперимент, о котором древние даже не мечтали. Аппарат проецировал не только древние образы, но и богатство хозяина дома, создавая иллюзию его безграничного могущества не только над окружающим миром, но и над небесами.

И вместе с тем Джек отметил, что это игровая комната для образованного и в высшей степени культурного человека и ученого, обладающего несметными богатствами и ведущего праздный образ жизни, человека, чей эгоизм не знает пределов, заставляя стремиться доминировать в окружающем мире.

— Это предмет моей гордости, — неожиданно прозвучал голос, отдаваясь эхом в большом пространстве. — К сожалению, у меня не было возможности приобрести оригинал, поэтому я сделал копию. Надеюсь, вы согласитесь, что это улучшенная версия оригинала. Теперь вам должно быть понятно, почему я так свободно чувствовал себя в тронном зале вулкана.

68
{"b":"10150","o":1}