ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следуя за тучным Асланом, Джек успел заметить возле окна еще один стеклянный ящик. Он с волнением узнал две прекрасные тарелки из слоновой кости из древнего города Пергама, который стоял на древнем Шелковом пути. Эти бесценные вещи считались безвозвратно утерянными после установления террористической диктатуры талибов в Афганистане и разграбления кабульского музея. Джек остановился перед ящиком и зачарованно уставился на прекрасные произведения искусства, сделанные в Ханьском Китае во втором веке нашей эры и обнаруженные в кладовой дворца вместе с бесценными индийскими лакированными изделиями и редчайшими шедеврами римских мастеров из стекла и бронзы. Он был рад, что этот средневековый хан оказался достаточно тщеславным, чтобы сохранить такие редкие и бесценные предметы и тем самым удовлетворить собственное самолюбие. Джек всегда страстно верил, что изучение прошлого непременно будет способствовать сближению народов, которые смогут вместе гордиться достоянием общих предков. Но чем больше памятников древности исчезало в недрах тайных банковских сейфов или в подвалах частных коллекций, тем меньше оставалось надежды на осуществление этой мечты.

Аслан повернулся к нему. И не смог скрыть удовольствия, расценив интерес Джека как зависть.

— Это моя страсть, мое вожделение, которое уступает место только моей истинной вере, — самодовольно пролепетал он. — Именно поэтому я с такой настойчивостью пытаюсь заполучить некоторые вещи из вашего музея в Карфагене в качестве части выкупа за вашу голову. А еще меня очень интересуют некоторые картины из галереи Ховарда.

Аслан повел Джека к огромному окну, которое своим полукругом повторяло общие контуры ротонды. Создавалось ощущение, будто они наблюдают за живописной долиной и другими великолепными постройками из башни диспетчерского контроля крупного международного аэропорта.

Джек попытался не обращать внимания на Аслана и полностью сосредоточился на живописной долине. Прилегающие к комплексу здания образовывали огромную букву «L», одна сторона которой шла с востока на запад, а другая — с севера на юг, где склоны горы были более пологими. В самом конце виднелись складские помещения и хозяйственные пристройки, выполняющие функцию местного терминала. Рядом с ним находилась большая вертолетная площадка, где виднелись вертолеты — «хинд Е», «хавок» и «Ка-50» под названием «вервольф». Причем последний довольно успешно соперничал с американским вертолетом «Апачи» как по маневренности, так и по боевой мощи. Каждая из этих винтокрылых машин представляла серьезную угрозу для любого военно-морского патрульного корабля, не говоря уже об обычном полицейском патрульном вертолете, которые могли противодействовать операциям Аслана в открытом море.

Джек взглядом невольно задержался на большом открытом пространстве позади хозяйственных строек. Он сразу понял, что там находятся авиационные ангары, скрытые в толще возвышающейся над ними горы. К своему удивлению и даже разочарованию, среди смутных контуров военных самолетов он распознал знакомые очертания двух британских истребителей «харриер», острые носы которых были хорошо видны из окна, но оставались совершенно невидимыми для спутников.

— Видите, мое вооружение не ограничивается устаревшим советским арсеналом, — самодовольно заявил Аслан. — Недавно ваше правительство по глупости списало целую эскадрилью самолетов «харриер» Королевской военно-морской авиации. Официально они все уничтожены, но я нашел одного бывшего военного министра, который успешно занимается торговлей оружием, и мы заключили взаимовыгодную сделку. К счастью, мне не понадобился дополнительный персонал для обучения. Ольга — резервный пилот советских ВВС и на днях совершила свой первый экспериментальный полет на одном из этих самолетов.

Со все возрастающими раздражением и тревогой Джек проследил за тем, как Аслан нажал кнопку и вместо книжных стеллажей открылся чудесный вид на морское побережье. Окружавшие залив горные вершины делали гавань идеальным укрытием от посторонних глаз, а высокая бетонная стена ограждала от наблюдения со стороны моря.

Последним приобретением Аслана стал российский фрегат «Неустрашимый». Он был похож на «Хищник», только в три раза мощнее и массивнее. Сейчас на корабле завершилась погрузка боеприпасов и необходимого военного снаряжения для дальних походов. А вполне различимые искры сварки говорили о том, что судно готовят к серьезной работе.

Джек подумал о «Сиквесте». Он специально не затрагивал эту тему, опасаясь раскрыть тайну его местонахождения, но теперь понял, что остаться незамеченным для такого грозного противника практически невозможно. Джек вдруг вспомнил отзвуки артиллерийской стрельбы, доносившейся до них в пещере, и приготовился к худшему.

— Мы практически готовы к славному походу, а вы будете моим почетным гостем на церемонии победного шествия. — Аслан сделал паузу, скрестил руки на животе и о чем-то мечтательно задумался. — С этими двумя кораблями я буду безраздельно контролировать любой участок моря и ничто не сможет мне помешать.

Джек бросил последний взгляд на живописную картину бухты и вдруг почувствовал, что магнетическая сила беспредельной мощи Аслана быстро тает. У восточной части бухты, где залив заметно сужался, были видны военно-оборонительные строения и здания, отдаленно похожие на тренировочный полигон. Между терминалом и берегом моря находилось еще одно строение круглой формы, украшенное дюжиной спутниковых антенн и радиостанций, а вдоль всего берега виднелись покрытые камуфляжем казармы и артиллерийские орудия, заполнившие все пространство бывшего советского курорта.

— Надеюсь, теперь вы понимаете, что сбежать отсюда невозможно, — надменно пробормотал Аслан. — На востоке вас встретят неприступные вершины Кавказа, а на севере и западе находится бандитская страна, где западному человеку ни за что не выжить. Именно поэтому я надеюсь, что вы с удовольствием воспользуетесь моим гостеприимством, а я с таким же удовольствием пообщаюсь с человеком, который прекрасно разбирается в искусстве и археологии. — Аслан, похоже, был во власти эйфории — руки воздеты к небу, на лице блаженная ухмылка… — Это мое «Орлиное гнездо», или, как говорят немцы, «Kehlsteinhaus», — пробасил он. — Это моя крепость и одновременно мой главный храм. Вы согласны что вид здесь не хуже, чем в баварских Альпах?

Джек ответил спокойно, продолжая смотреть на раскинувшуюся внизу долину.

— Во время войны, которую вы называете Великой Отечественной, мой отец был пилотом бомбардировщика Королевских ВВС. — Джек старался отчетливо произносить каждое слово. — В 1945 году ему выпала честь возглавить авиационный рейд на Оберзальцберг, что в Берхтесгадене. Так вот, ни вилла фюрера, ни штаб-квартира СС не оказались такими неуязвимыми, как предполагали их создатели. — Джек повернулся к Аслану и уставился в его немигающие черные глаза. — А история, как вы сами недавно изволили заметить, профессор Назарбетов, имеет отвратительную привычку повторяться.

Атлантида - i_02.jpg

ГЛАВА 24

Когда они спускались на подъемнике, было только небольшое ощущение скорости из-за шумящего под ними ветра. Джек и Аслан сидели на противоположных сиденьях, люди Аслана занимали оставшуюся часть кабины. Джек догадался, что они спускаются в долину и сейчас уже приближаются к центральному хозяйственному зданию, которое он видел из окна «Пантеона».

Незадолго до этого они сделали остановку и взяли с собой еще одного человека. Он молча стоял между ними — огромный верзила с покатым лбом, приплюснутым носом и узкими поросячьими глазками, угрюмо взирающими на мир из-под густых черных бровей.

— Позвольте представить вашего телохранителя, — с прежним добродушием произнес Аслан. — Владимир Юрьевич Далмотов, бывший спецназовец и ветеран афганской войны. Он перешел на сторону чеченских борцов за свободу после того, как его брата казнили за убийство офицера, пославшего его взвод на верную смерть в Грозном. После Чечни он примкнул к священным воинам «Аль-Каиды», которые сражаются за освобождение Абхазии. Я нашел его, когда разыскивал следы моих погибших людей. Он не верит ни в какого бога, да простит ему Аллах.

70
{"b":"10150","o":1}