ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Пропащие души
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Литерные дела Лубянки
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
A
A

Джек понимал, что нет смысла горевать о судьбе экипажа, и он тяжело опустился на палубу возле обломков надстройки, чтобы собраться с силами и обдумать план дальнейших действий.

Именно поэтому он не обратил внимания на далекий жужжащий звук, а ощутил приближающуюся опасность, только когда вертолет появился на горизонте. Это оказался «Ка-28». Джеку часто приходилось иметь дело с вертолетной атакой, но никогда еще он не чувствовал себя таким беззащитным, как сейчас.

После яркой вспышки от корпуса вертолета отделилась светящаяся точка, которая стремительно приближалась к израненному и уязвимому «Сиквесту». Джек догадался, что это мощная противокорабельная ракета типа «Экзосет АМ-39» с боеголовками, которые он уже видел на складе Аслана в ангаре. Джек поднялся и, низко пригнувшись, побежал к лестнице, ведущей на нижнюю палубу. Там он споткнулся и буквально свалился вниз, прямо на командный пункт. Не успел он до конца задраить входной люк, как наверху раздался мощный взрыв, потрясший остатки судна. Джека отбросило на стенку модуля, и свет померк в его глазах.

Атлантида - i_04.jpg

ГЛАВА 26

Дверь громко захлопнулась за Костасом, когда его втолкнули в темное помещение отсека. Удар был настолько сильным, что он налетел грудью на металлический выступ и какое-то время даже не мог дышать. Повязку с глаз сорвали, но он все равно ничего не мог видеть, кроме кремового тумана. Костас с трудом перевернулся на спину, конвульсивно дергаясь всем телом от боли, провел рукой по лицу. Правый глаз заплыл и вообще утратил чувствительность, а левый был в порядке, но, чтобы открыть его, ему пришлось смахнуть рукой липкую жидкость. Постепенно единственный глаз привык к темноте, и Костас стал различать отдельные предметы. Он лежал на грязном полу, а на противоположной стене виднелись какие-то символы и буквы на кириллице.

Костас не имел представления о времени или месте своего нахождения. Последнее, что сохранила память, — Джек, падающий на пол в зале для приемов на острове. Затем наступила темнота, слабые ощущения передвижения и нестерпимая боль во всем теле. Он очнулся крепко привязанным к стулу ремнями, в глаза светила мощная лампа. Потом начались невыносимо долгие часы истязаний и пыток. И всегда перед ним находились один и те же фигуры в черных комбинезонах. Они задавали один и тот же вопрос на ломаном английском: «Как вам удалось выбраться из подводной лодки?» К тому времени Костас уже догадался, что находится на «Хищнике», но тогда все его мысли были направлены не на анализ ситуации, а на выживание. Его вталкивали в эту грязную комнату, а потом, когда ему казалось, что мучения закончились, снова волокли на допрос.

Вот и сейчас они опять пришли, на этот раз не дав ему передышки. Дверь с шумом отворилась, и в следующую секунду последовал сильный удар в спину. Костас согнулся в три погибели и сплюнул сгусток крови. Его поставили на колени и снова завязали глаза, причем так сильно, что, казалось, кровь хлынула через подбитый глаз. Он задыхался и натужно кашлял, изо всех сил стараясь не потерять сознание. В эту минуту он был уверен, что еще никогда в жизни не испытывал такой адской боли. Утешало только, что все эти мучения выпали ему, а не Джеку. Он должен продержаться как можно дольше, пока придет «Сиквест» и станут известны координаты покоившихся на дне моря ядерных боеголовок.

Костас очнулся, сидя на стуле со связанными руками и уткнувшись лицом в крышку стола. Он не мог сказать, сколько времени находится здесь, и видел только крошечные тошнотворные звездочки в том месте, где глаза сдавливала повязка. Сквозь шум в голове и адскую боль он услышал голоса, но не своих постоянных мучителей, а других людей, и среди них была женщина. Раньше он сумел подслушать, что сюда на вертолете должен вернуться Аслан со своей базы на берегу моря. А еще узнал, что здесь произошла какая-то крупная неприятность, и еще недавно были сбиты вертолеты, и сбежал чрезвычайно важный заключенный. Костас молил Бога, чтобы этим заключенным оказался Джек.

Голоса звучали в некотором отдалении, в коридоре или прилегающей соседней комнате, но женский голос был преисполнен гнева и раздражения, поэтому он слышал все достаточно отчетливо. Вскоре говорившие перешли с русского на английский, и Костас догадался, что это Аслан и Катя.

— Это наши личные дела, — произнес Аслан, — поэтому будем говорить по-английски, чтобы мои моджахеды не слышали богохульства.

— Твои моджахеды, — сказала Катя с презрением в голосе, — воюют во имя Аллаха, а не Аслана.

— Я сейчас их новый пророк, и они преданы лично мне.

— Аслан… — снисходительно хмыкнула Катя. — Кто такой Аслан? Петр Александрович Назарбетов, профессор-неудачник из захудалого университета, который возомнил себя великим. Ты даже бороду не носишь, как положено любому правоверному мусульманину. И не забывай, что я хорошо знаю о нашем якобы монгольском происхождении. Чингисхан был неверным, который уничтожил половину мусульманского мира. Не боишься, что кто-то может рассказать об этом твоим священным воинам?

— Не забывайся, дочь моя, — прозвучал ледяной голос отца.

— Я хорошо помню, чему меня учили в детстве. Тот, кто живет по Корану, будет благословен вовеки, а кто не чтит его и богохульствует, умрет от меча. А наша вера не позволяет убивать невинных людей. — Ее голос задрожал от слез. — Я знаю, что ты сделал с мамой.

Дыхание Аслана стало таким тяжелым, что напомнило Костасу о перегревшемся котле, который вот-вот взорвется.

— Твои моджахеды просто продают тебе свое время, — продолжала Катя. — Они будут использовать тебя до тех пор, пока ты будешь исправно платить им. А подводная лодка станет твоей могилой. Создавая террористическое святилище, ты тем самым полностью разоблачаешь себя.

— Тихо! — прошипел Аслан, услышав вдали странный звук, похожий на волочащееся по полу тело.

После этого послышались шаги возвращающихся людей. Они остановились позади Костаса и, схватив его за плечи, прижали к спинке стула.

— Твое присутствие оскверняет это помещение, — прошептал кто-то ему на ухо. — Сейчас ты отправишься в свой последний путь.

Две сильные руки подхватили его сзади и поставили на ноги. От мощного удара под дых в глазах у него потемнело, и только милосердное бессознательное состояние спасло Костаса от чудовищной боли.

Джеку казалось, что он пребывает в самом настоящем кошмаре. Вокруг была такая темнота, что он на какое-то время утратил чувство реальности. Где-то над ним визжало, грохотало и стонало, а его затуманенное сознание пыталось вообразить себе невообразимое. Он лежал на полу командного модуля и в какой-то момент стал ощущать себя как в невесомости. Тело стало легким и словно парило в воздухе, подхваченное демонической силой.

Теперь он знал, что означает находиться в изолированном отсеке на тонущем корабле, быстро погружающемся в пучину моря. Спасительный командный модуль был достаточно прочным, а пятнадцатимиллиметровые стены из сверхпрочной стали дополнительно укреплены прослойкой титана, защищавшей от огромного давления, которое расплющило бы его в считанные секунды, если бы он не успел укрыться здесь. За пределами модуля все грохотало, изредка слышались и хлопки воздуха, который все еще оставался в воздушных мешках и теперь с силой прорывался на поверхность воды.

Все, что он мог сделать, — это собраться с силами и попытаться противостоять неизбежному. Погружение судна шло медленно, намного больше по времени, чем он мог себе представить, а шум все усиливался, временами напоминая грохочущий состав быстро приближающегося экспресса. Падение корабля на дно оказалось столь же сильным, сколь и неожиданным. Огромный корпус судна врезался в морское дно с такой мощью, что казалось, вот-вот разлетится на части. Трудно сказать, что было бы с Джеком, если бы он не втянул голову в плечи и не обхватил себя обеими руками. Его чуть было не отбросило вверх, на стенку модуля, и только невероятными усилиями он удержался на месте. Оглушительный скрежет металла известил о том, что падение завершилось. Корпус судна замер, и наконец все затихло.

75
{"b":"10150","o":1}