ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отсюда же отправлялись в дальнее плавание богатые египетские купцы, доставляя изделия из золота и серебра в самые дальние уголки известного им мира, пересекали Красное море и продавали свои товары далеко за его пределами. А обратно везли богатства Древнего Востока — благовония и мирру, сапфиры и лазурит, шелк и опиум, панцири черепах и слоновую кость. И все это доставлялось в Египет торговцами, которые на свой страх и риск пересекали Древнюю Аравию и добирались до глубин Индии.

Джек посмотрел вниз, на массивные каменные стены, которые находились на глубине десяти метров. Две тысячи лет назад здесь было одно из Семи чудес света — знаменитый Фаросский маяк в Александрии. Его соорудили во времена Птолемея II Филадельфийского в 295 году до нашей эры, то есть почти полвека спустя после того, как Александр Великий основал этот город. Возвысившись на высоту более ста метров, он превзошел даже знаменитую Великую пирамиду в Гизе. Даже сегодня, спустя шестьсот лет после разрушительного землетрясения, опрокинувшего этот маяк в море, его фундамент остается одним из величайших достижений архитектуры античного мира. Позже его основание было использовано для средневековой крепости и долгие годы служило главным помещением институту археологии, который в последнее время превратился в Центр исследования Египта эпохи греко-римского владычества.

Остатки маяка все еще лежали на дне моря, разбросанные по всей акватории гавани. Невооруженным глазом можно было увидеть массивные каменные блоки и огромные колонны, рядом с которыми вперемешку лежали статуи египетских фараонов, царей и цариц, местных божеств и сфинксов. Джек собственноручно отыскал здесь одну из самых впечатляющих статуй могущественного фараона Рамзеса II, воспетого Шелли. С тех пор Ховард настойчиво доказывает, что все эти статуи должны быть тщательно изучены, описаны и оставлены в неприкосновенности на прежнем месте, как их поэтические современники в знойной египетской пустыне.

Ему было приятно видеть, как у входа в подводный парк быстро собирается большая очередь туристов, жаждущих своими глазами увидеть все богатства подводного мира. А чуть дальше, на другой стороне гавани, виднелись контуры фантастической Александрийской библиотеки, сооруженной в память о некогда существовавшем здесь знаменитом книгохранилище Древнего мира. Она была еще одним звеном, соединяющим современный мир со славной историей прошлых веков.

— Джек! — послышался чей-то голос из-за открытой двери конференц-зала.

Джек повернулся и увидел крупного человека, быстро приближавшегося к балкону.

—А, профессор Хибермейер! — радостно воскликнул Джек, протягивая для приветствия руку. — Не могу поверить, что вы вытащили меня сюда посмотреть на кусок пелены заурядной мумии.

— Да, я знал, что рано или поздно поймаю вас на крючок и верну к проблемам Древнего Египта.

Много лет назад они почти одновременно учились в Кембридже, и с тех пор их соперничество всецело строилось на общем интересе к античности. Джек знал, что за внешним невозмутимым спокойствием Хибермейера скрывается острый и весьма восприимчивый ум, а профессор, в свою очередь, знал все слабости Джека и пользовался ими для того, чтобы пробить прочную стену его аристократической сдержанности. После многих исследовательских проектов в разных уголках Земли Джек по-прежнему стремился к сотрудничеству с давним другом и коллегой. Хибермейер практически не изменился со студенческой поры, а их постоянные споры насчет степени влияния Египта на древнегреческую цивилизацию были неотъемлемой частью прочной и искренней дружбы.

Позади Хибермейера стоял солидный мужчина с копной седых волос, одетый в светлый костюм. Его проницательные глаза ярко выделялись на загорелом лице. Джек подошел и тепло пожал руку своему ментору и учителю профессору Джеймсу Диллену.

Радостно приветствовав ученика, профессор потом отошел в сторону, приглашая в конференц-зал еще двоих гостей.

— Джек, если не ошибаюсь, ты не знаком с доктором Светлановой?

Пронизывающий взгляд зеленых глаз молодой женщины был настолько неожиданным, что какое-то время Джек не мог произнести ни слова. Она мило улыбнулась и пожала ему руку.

— Пожалуйста, зовите меня просто Катя.

Джек сразу обратил внимание, что она довольно бегло говорит по-английски, хотя и с легким акцентом. Вероятно, это результат многолетнего пребывания в Америке и Англии, после того как ей великодушно разрешили покинуть Советский Союз. Джек знал о ней только по слухам, но никогда не думал, что личное знакомство будет таким неожиданным и к тому же очень приятным. Она действительно очень красива и полна очарования. За многие годы Джек привык обращать внимание только на интересные археологические находки и сейчас впервые понял, что на свете есть не менее увлекательные вещи. Он просто не мог оторвать от нее глаз.

— Джек Ховард, — тихо представился он, досадуя, что эта красивая женщина застала его врасплох.

Ее длинные темные волосы рассыпались волнами, когда она повернулась, чтобы представить ему коллегу.

— А это моя ассистентка Ольга Ивановна Борцева из Московского института палеографии.

В отличие от изящной и элегантно одетой Кати Светлановой Ольга показалась Джеку типичным образцом русской крестьянки, словно сошедшей с пропагандистских плакатов времен Великой Отечественной войны. Ольга держала большую стопку книг, но когда Джек протянул ей руку, она быстро и крепко пожала ее, пристально глядя ему в глаза.

Покончив с формальностями, Диллен пригласил всех в большой конференц-зал, где должен был председательствовать на импровизированной конференции. Хибермейер, как всегда, играл свою обычную роль директора института.

Они неторопливо расселись вокруг большого круглого стола. Ольга аккуратно положила книги рядом с Катей, а потом деликатно удалилась в другой конец зала и уселась на свободный стул у самой стены.

Хибермейер начал речь спокойно и размеренно, расхаживая взад-вперед по залу, иллюстрируя сказанное цветными слайдами. Довольно подробно он рассказал, как начались раскопки некрополя, а потом перешел к открытию, ради которого все собрались. Профессор не мог не подчеркнуть, что найденная мумия была тщательно законсервирована и два дня назад отправлена в Александрию. С тех пор ведущие специалисты института археологии неустанно трудятся над этой ценной находкой, пытаясь освободить мумию от погребальной пелены и найти остатки загадочного папируса. Хибермейер пояснил, что других фрагментов древнего письма на папирусе не обнаружено, а найденная часть лишь на несколько сантиметров больше, чем первоначальный фрагмент, который нашли в некрополе.

Результаты исследования лежали на столе под стеклом. Это был тот самый папирус, длиной не более тридцати сантиметров, на котором виднелась таинственная надпись. В самом центре его надпись прерывалась, оставляя место для древнего символа и одного-единственного слова.

— Невероятное совпадение, что верблюд провалился именно в эту могилу, пробив копытом брюшную полость мумии, — задумчиво произнесла Катя.

— Самое невероятное здесь то, что подобные открытия в археологии происходят довольно часто. — Джек многозначительно подмигнул ей, и они оба улыбнулись.

— Большинство великих открытий, — продолжал как ни в чем не бывало Хибермейер, — сделаны совершенно случайно. И не забывайте, что нам предстоит исследовать еще несколько сотен мумий. Именно о таком открытии я мечтал, и удача не изменила мне. Полагаю, нас ожидают еще более интересные находки.

— Впечатляющая перспектива, — отозвалась Катя.

Диллен потянулся к пульту дистанционного управления проектором, после чего открыл свой «дипломат» и вынул оттуда кипу бумаг.

— Друзья и коллеги, — продолжал между тем Хибермейер, оглядев присутствующих, — мы хорошо знаем, зачем собрались здесь.

В эту минуту внимание участников конференции было обращено на небольшой экран в дальнем конце зала. Вместо общей панорамы некрополя на экране появилось изображение найденного папируса, а на следующем слайде увеличенная почти во весь экран копия слова в центре папируса.

8
{"b":"10150","o":1}