ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы не можем находиться здесь слишком долго, — предупредил Бен. — Аппараты перекиси водорода протекают, а резервные запасы воздуха на ГВСА почти пусты.

Джек и Костас быстро сбросили водолазные костюмы и последовали за Беном и Энди мимо торпедного отсека в оружейную комнату. Дверь в сонарную комнату была заперта, и оттуда доносился приглушенный шум.

— Двое из команды Аслана, — пояснил Энди. — Их оставили здесь в качестве охраны, после того как остальные сбежали на подводном аппарате. Они немедленно сдались нам, хотя казалось, что должны были присоединиться к своим друзьям из КГБ.

— Другим повезло еще меньше, — угрюмо заметил Джек. Бен и Энди выглядели ничуть не лучше остальных, но Джек не переставал удивляться их стойкости после стольких часов заточения на подводной лодке.

Через несколько минут они уже были на командном пункте. Джек долго смотрел на то место, где получил пулю в бок. В углу лежало прикрытое одеялом тело казахского боевика. Повсюду виднелись следы недавней перестрелки, которые добавили неразберихи, вызванной давним столкновением между членами экипажа.

— Где пульт управления балластом? — спросил Джек.

— Вон там, — отозвался Энди. — Он, конечно, полностью разгромлен, но нам, к счастью, не нужны сложные операции. Думаю, что в баках осталось достаточное давление, чтобы произвести аварийное всплытие. Надо только потянуть на себя эти рычаги, и люки откроются в ручном режиме. — Он указал на два рычага, расположенных неподалеку от места оператора и напоминающих по форме шляпки больших грибов.

— Хорошо, — кивнул Костас. — Пора отчаливать. Вы заслужили свой отдых.

Пока Костас с инженерами отправились отсоединять ГВСА от корпуса субмарины, Джек перешел к осуществлению второго этапа своего плана, в результате которого зловещая империя Аслана должна была исчезнуть раз и навсегда.

Когда Костас вернулся из спасательного отсека, Джек уже сидел за пультом запуска ракет перед темными экранами компьютеров. Это было чуть ли не единственное место на субмарине, которое почти не пострадало.

— Что ты делаешь? — удивился Костас.

— Хочу рассчитаться кое с кем. Можешь назвать это возмещением потерь.

Вместо удивления в глазах Костаса промелькнула горечь.

— Тебе видней.

— Оставить в неприкосновенности штаб-квартиру Аслана означает напрашиваться на новые неприятности. У Грузии и Турции есть немало хороших намерений на этот счет, но ни те ни другие не посмеют тронуть ее из-за опасений спровоцировать гражданскую войну и вызвать осложнение отношений с русскими. А ведь речь идет не о рядовом полевом командире. Это хорошо отстроенный и отлаженный террористический центр, о котором давно мечтают лидеры «Аль-Каи-ды». Полагаю, они уже и так были связаны с ним и сейчас только выжидают удобный момент для нанесения удара. — Джек замолк, вспомнив Питера Хоува. — К тому же у меня есть личные мотивы. Я должен отомстить за старого друга.

Джек включил мониторы компьютеров и запустил операционную программу.

— Перед нашим уходом Катя проинструктировала меня. — Джек вздохнул. — Такие ракеты может запустить даже младший офицер разведки, кем она и была. Во время ядерного конфликта такие ракеты должны были стать последним аргументом. Все системы запуска работают автономно и могут использоваться в чрезвычайных обстоятельствах. Катя убедила меня, что поддерживающий систему компьютер будет работать даже после стольких лет бездействия.

— Ты что, собираешься запустить ракету среднего радиуса действия? — с трудом выдохнул Костас.

— Да, собираюсь, черт возьми.

— А как же собранные там произведения искусства?

— В основном они хранятся в жилом комплексе, и я очень рискую. — Джек быстро посмотрел на мониторы. — Я все проверю после того, как мы обезвредим боеголовки. Четвертая пусковая установка заряжена готовой к бою ракетой Х-55 «Гранат». Она еще опечатана специальной мембраной под большим давлением. Длина — восемь метров, радиус действия — три тысячи километров, обычная для такого типа ракет скорость полета; мощность заряда — тонна в тротиловом эквиваленте. Словом, это советская модификация ракеты среднего радиуса действия типа «томагавк».

— А система наведения?

— Такая же программа земного контура и СГП, что и на «томагавке». К счастью, курс проходит над морем, поэтому мне не придется подбирать программу преодоления препятствий. У меня есть точные координаты цели; стало быть, не надо подключать программу ее поиска и идентификации. Иначе говоря, можно легко обойти все другие сложные процедуры наведения и пуска ракеты.

— Но мы находимся слишком глубоко для запуска ракеты, — запротестовал Костас.

— Ты прав, — кивнул Джек. — И я надеюсь, ты поможешь мне. Тебе придется запустить механизм аварийного всплытия, а когда субмарина поднимется на уровень двадцать метров, дашь мне сигнал открыть огонь.

Костас медленно покачал головой, подавляя улыбку сомнения. Не говоря ни слова, он занял место за пультом управления аварийным балластом. Джек какое-то время неподвижно сидел за своим пультом управления, а потом с угрюмой решимостью посмотрел на друга:

— Включаем систему запуска ракеты.

Их движения были слаженными и вполне уверенными. Джек полностью сосредоточился на мониторе по мере поступления очередного вызова и быстро набирал на клавиатуре команды. После команды на экране появилась линия траектории полета ракеты. В обычном операционном режиме компьютер начинает поиск цели и выбор наилучшего маршрута, но сейчас он просто продемонстрировал траекторию полета с указанной целью поражения.

— Я уже загрузил программу запуска ТЕРКОМ и начал разогревать ракетный двигатель, — объявил Джек. — Дальше следует команда «пуск».

Он пододвинул кресло к пульту, снял предохранительную крышку, под которой находилась красная кнопка «пуск», еще раз проверил электронику и взглянул на Костаса, склонившегося над пультом управления аварийным всплытием. Тот не нуждался в подтверждении правильности своих действий, а покрасневшее от волнения лицо друга не оставляло сомнений в том, что он все решил окончательно и бесповоротно. Оба молча кивнули, и Джек повернулся к экрану.

— Открывай!

Костас встал со стула и решительно потянул вниз оба рычага. Поначалу все было тихо, а потом у них над головами послышалось резкое шипение воздуха, наполнявшего, казалось, все пространство подводной лодки. Еще через минуту раздался скрежет металла и грохот, похожий на раскат грома. Субмарина вздрогнула и, словно застонав от слишком долгого бездействия, стала медленно подниматься носовой частью вперед. Вдруг она резко дернулась, отбросив Джека и Костаса на спинки кресел, опять послышался скрежет металла, когда остатки винтовой части отвалились под действием непреодолимой силы подъема, и подлодка быстро пошла вверх.

— Внимание! — закричал Костас. — Она поднимается!

После очередного толчка огромное тело субмарины весом более девяти тысяч тонн наконец освободилось от оков и рванулось вверх. Стрелка прибора измерения глубины стала быстро приближаться к нулевой отметке.

— По моей команде! — заорал Костас. — Восемьдесят метров… шестьдесят… сорок… тридцать… Пуск!

Джек нажал красную кнопку, и в носовой части подводной лодки раздался резкий звук, отдаленно напоминавший гудение мощного вакуумного пылесоса. Автоматическая система запуска открыла люк пусковой установки, а мощный заряд вытолкнул ракету в воду. На высоте нескольких метров над корпусом субмарины включился второй двигатель. Он направил ракету к поверхности моря, а дальше ее курс уже был запрограммирован компьютером на северо-восток и не подлежал изменению.

Том Йорк стоял на капитанском мостике «Си венчур» рядом с капитаном и рулевым и молча наблюдал, как последние вертолеты «Сихок» покидают остров, унося с собой захваченных пленников на отдаленную базу на территории Грузии, где они будут содержаться в условиях секретности и полной безопасности.

А потом их внимание привлек полузатонувший корпус «Хищника», кормовая часть которого была взорвана Джеком. Три катера уже взяли его на буксир и натужно тащили к месту глубоководной впадины, подальше от острова.

84
{"b":"10150","o":1}