ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот поцелуй являлся частью его работы: надо было заткнуть ей рот, пока она его не выдала. Само собой, тело его отозвалось на ее теплые губы и упругую грудь. В этом не было ничего удивительного. Но он совершил непростительную ошибку — проник языком ей в рот и теперь знал ее сладостный вкус, немного напоминающий вкус мятной жвачки. Знал шелковистую — легкость ее волос, запутавшихся в его пальцах. Знал, что от нее пахнет экзотическими цветами. Она не отталкивала его и не сопротивлялась, и такая податливость еще больше завела Джо. Он сразу возбудился и едва держал себя в рамках. Ему хотелось обхватить ладонями ее груди. Ведь он был не только копом, но и мужчиной, Сейчас, стоя на заднем дворике Габриэль, он смотрел на маленький треугольник серебристой ткани, прикрывающий ее лоно, и представлял себе то, что под ним таилось. Увы, эти мысли не имели никакого отношения к работе полицейского.

Взгляд Джо скользнул к маленькой родинке на внутренней стороне ее правого бедра, потом вниз, по длинным ногам, к алому педикюру, потом обратно, мимо серебряного кольца на пупке, к верхней части купальника. По соскам проходил широкий шов, а над краем бюстгальтера вздымались две прелестные загорелые округлости. Земля у него под ногами разверзлась, и он почувствовал, что его куда-то засасывает. Эта женщина — его осведомительница! К тому же чокнутая. Но ему хотелось лишь одного — сорвать с нее блестящий купальник, как срывают фольгу с аппетитной куриной ножки, и уткнуться лицом в ложбинку между ее грудями.

Джо прошелся глазами по ее тонкой шее и подбородку и остановился на полных губах. Он увидел, что губы эти шевелятся, и, впервые с тех пор как ступил на задний дворик, услышал спокойный мужской голос, говоривший что-то про пещеру.

— Это ваша пещера, — монотонно вещал мужчина, — ваш дом. Вы пришли сюда, чтобы обрести себя, обрести свой центр. Сделайте глубокий вдох… мысленно сосредоточьтесь на вашем животе… Выдохните и повторяйте за мной… Я спокоен… Ом-на-ма-ши-ва-я… хм.

Земля под ногами Джо Шанахана опять сомкнулась и сделалась твердой. В его мире все встало на свои места, и он вдруг ощутил в себе прежнюю уверенность. Ничего не изменилось, Габриэль все такая же ненормальная. Его распирало от смеха.

— Как же я раньше не догадался, что ты слушаешь Янни? — сказал он громко, чтобы перекричать магнитофон.

Девушка открыла глаза и села. От резкого движения надувной плот перевернулся, и она полетела в воду, махая руками и ногами. Когда она вынырнула, к волосам ее прилипли лепестки красных и розовых роз. Она сидела на дне бассейна, а вокруг плавали лимонные дольки и полевые цветы.

— Что ты здесь делаешь? — резко спросила она.

— Нам надо поговорить, — ответил Джо с улыбкой.

— Мне не о чем с тобой говорить.

— Значит, говорить буду я, а ты будешь слушать. — Он подошел к магнитофону, стоявшему возле задней двери. — Для начала избавимся от Янни.

— Я не слушаю Янни. Это медитация по системе раджа-йога.

— Ага. — Он выключил магнитофон и повернулся лицом к девушке.

Она встала. По телу ее струилась вода, а из верхней части купальника торчала веточка с алыми цветами.

— Я так и знала! — Она перекинула волосы вперед и отжала из них воду. — Только я нашла свой центр умиротворения, как тут в мой дворик ворвался ты и нарушил мое душевное равновесие.

Джо сомневался, что этой женщине вообще знакомо чувство душевного равновесия. Он взял белое банное полотенце, висевшее на спинке плетеного стула, и подошел к краю бассейна. Впрочем, какое ему дело до ее внутреннего состояния? Он должен изображать ее близкого друга, но в последние два дня она шарахалась от него как от чумы. До сих пор Кевин, кажется, ничего не заподозрил, но не может же Джо постоянно списывать ее поведение на счет ревности или менструальных болей!

— Нам надо над этим поработать, — сказал он, протягивая ей полотенце.

Руки Габриэль застыли в воздухе. Она уставилась на него, недоверчиво прищурив зеленые глаза.

— Поработать над чем? — Она взяла полотенце и шагнула из бассейна.

— Над нашими отношениями. Я знаю, ты считаешь меня своим врагом, но это не так.

Джо не доверял своей осведомительнице, но, несмотря на это, хотел добиться ее доверия. Он отвечал за безопасность этой женщины и должен был ее охранять — физически.

А о какой охране могла идти речь, если Габриэль готова была в любую минуту примчаться к Кевину и все ему выложить? Вряд ли Кевин сделает ей что-то дурное, , но жизнь научила Джо быть готовым к разного рода неожиданностям, поэтому его еще ни разу не заставали со спущенными штанами.

— Позволь мне делать мою работу. Чем скорее я добуду то, что мне нужно, тем скорее уйду из твоей жизни. Нам с тобой надо прийти к взаимному соглашению.

Она промокнула полотенцем лицо и шею, потом достала из купальника алые цветы.

— Ты хочешь сказать — компромиссу?

Вообще-то он хотел сказать, чтобы она перестала нервничать при его появлении и начала вести себя так, как будто по уши в него влюблена. И больше не называла его демоном из преисподней.

— Конечно.

Она внимательно посмотрела на Джо и бросила веточку с цветами обратно в бассейн.

— И как же этого достичь?

— Ну, во-первых, ты должна успокоиться. Не надо истерически метаться, как будто в твой салон вот-вот вломится банда грабителей.

— А во-вторых?

— Хотим мы того или нет, тебе надо изображать мою девушку, а ты ведешь себя со мной так, словно я серийный убийца.

Она обтирала верхнюю часть груди, и он нарочно прилип глазами к ее лицу, боясь опустить взгляд и вновь предаться неуместным фантазиям.

— Хорошо, допустим, я это сделаю, — проговорила она. — А что ты сделаешь для меня?

— Позабочусь о том, чтобы тебя не отдали под суд…

— Нет. — Она покачала головой и обернула полотенце вокруг талии. — Эта угроза меня больше не пугает, потому что я не верю в виновность Кевина.

Детективу было не впервой вести такие разговоры. Обычно в этом месте осведомители пытались вытрясти из него деньги или хотели, чтобы все их неоплаченные квитанции за парковку машины мигом исчезли как по мановению волшебной палочки. Самые нахальные требовали для себя значок полицейского.

— Чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты относился к Кевину непредвзято и даже не предполагал в нем преступника.

Оплатить квитанции за парковку было бы легче. В душе Джо нисколько не сомневался в том, что Кевин Картер виновен по самые уши, но неотъемлемой частью работы тайного полицейского агента являлось наличие таланта от Бога врать напропалую и не испытывать при этом угрызений совести.

— Разумеется. Я буду непредвзятым.

— Правда?

Он постарался улыбнуться как можно беспечнее.

— Абсолютная правда.

Она смотрела ему в глаза, видимо, пытаясь прочесть его самые потаенные мысли.

— У вас растет нос, офицер Шанахан.

Улыбка его стала искренней. Эта женщина — чокнутая, но не дура. Детективу хватало опыта, чтобы понять разницу. Если бы ему пришлось выбирать, он решительно предпочел бы чокнутых дуракам. Джо поднял руки ладонями вверх.

— Я попробую, — сказал он и опустил руки к бокам. — Идет?

Она вздохнула и завязала полотенце узлом на своем левом бедре.

— Ну что ж, если на большее ты не способен, придется довольствоваться этим. — Она пошла к дому, потом оглянулась на него через плечо. — Ты уже обедал?

— Нет.

Он собирался заехать по пути домой в магазин, купить себе курицу, а Сэму — морковку.

— Я сейчас буду готовить обед. Можешь остаться, если хочешь, — сказала она без особого энтузиазма.

— Ты приглашаешь меня на обед? Как будто мы с тобой и впрямь приятели?

— Я голодна, ты тоже не ел. — Она пожала плечами и направилась к задней двери. — В моем приглашении нет ничего особенного.

Он смотрел на волны ее мокрых волос. С их кончиков капала вода и скользила по спине.

— Ты умеешь готовить?

— Я отменная кухарка.

Джо пошел за Габриэль, любуясь ее округлыми бедрами и Упругими ягодицами. Край полотенца открывал сзади ее стройные ноги. Обед, приготовленный отменной кухаркой, — это звучало заманчиво. Кроме того, он собирался побольше узнать о ее отношениях с Кевином и расположить ее к себе.

18
{"b":"10151","o":1}