ЛитМир - Электронная Библиотека

Она выгнула спину, прижавшись грудью к его крепкому торсу. Соски ее затвердели. Он поцеловал ее крепче, и внутри у Габриэль все запылало. Живот наполнили горячие волны, а из горла вырвался невольный стон.

Потом она услышала, как Джо откашливается, но, окутанная гипнотическим облаком его насыщенно-красной ауры, удивилась: как он может кашлять, если его язык у нее во рту?

— Когда ты закончишь с полками, Гейб, проверь, пожалуйста, накладные на бракованную партию тарелок.

Джо отпрянул. Вид у него был таким же растерянным, как и у нее. Она поняла, что сейчас говорил не он, и, повернув голову, увидела Кевина, выходившего из подсобки в торговый зал салона. Раздался звон колокольчика, возвестивший о приходе посетителя. Если Кевин и сомневался, что у нее с Джо роман, то теперь его сомнения рассеялись.

Джо отступил от нее и взъерошил пальцами волосы, потом вздохнул и опустил руки. Взгляд его был по-прежнему удивленным и немного ошарашенным, как будто чей-то невидимый кулак огрел его по башке.

— Наверное, тебе не стоит так одеваться на работу. — Желание еще бурлило в жилах Габриэль. Она качнулась на каблуках и озадаченно оглядела свое платье. Юбка ниже колен, довольно скромный свободный лиф…

— Как так? Чем тебе не нравится это платье? — Он скрестил руки на груди.

— Оно слишком сексуально.

От удивления Габриэль утратила дар речи, но, взглянув ему в глаза и поняв, что он не шутит, невольно расхохоталась.

— Что здесь смешного?

— Даже при очень большом воображении это платье не назовешь сексуальным.

Он покачал головой.

— Может, все дело в черном кружевном бюстгальтере, который на тебе?

— Если бы ты не заглядывал мне в вырез, то и не знал бы про бюстгальтер.

— Не надо было мне его показывать.

— Ах так это я тебе его показывала? — Гнев остудил последние остатки желания, и она уже не находила в этой ситуации ничего забавного. — Ты хочешь сказать, что при виде черного бюстгальтера теряешь самообладание?

— Обычно нет. — Он оглядел ее с ног до головы. — Что за вещества ты жгла сегодня в салоне?

— Апельсиновое и розовое масло.

— И больше ничего?

— Нет. А что?

— Скажи, в этих пузырьках, которые ты повсюду таскаешь с собой, есть что-то наркотическое? Может, это какое-то шаманское снадобье?

— Тебе кажется, что ты поцеловал меня из-за шаманского снадобья?

— Да, это было бы вполне разумным объяснением. — Боже, какая нелепость! Габриэль подалась вперед и ткнула ему в грудь пальцем.

— Слушай, тебя в детстве случайно не роняли головой вниз? — Она опять ткнула в него пальцем.

Он обхватил ее запястье горячей ладонью.

— Насколько я помню, ты провозгласила себя пацифисткой.

— Да, я пацифистка, но ты просто вывел меня из… — Габриэль замолчала, прислушиваясь к голосам, доносившимся из торгового зала. Они приближались к подсобке, и ей не надо было видеть говоривших, чтобы знать, кто они такие.

— Гейб здесь, в подсобке, со своим приятелем, — сказал Кевин.

— С приятелем? Когда вчера вечером мы с ней разговаривали по телефону, она не сказала, что у нее есть приятель.

Габриэль вырвала руку из пальцев Джо, отступила на шаг и быстро оглядела его с головы до пят. Он стоял перед ней — живая копия маминого видения. Упрямый, решительный красавец. А тесные джинсы и ремень с плотницкими инструментами были подобны неоновой вывеске.

— Дай мне свой ремень с инструментами, — прошептала она. — Скорее!

— Что?

— Делай, что говорю! — Если на Джо не будет ремня с инструментами, может быть, ее мать не примет его за мужчину из ее видения. — Поторопись!

Он расстегнул широкий кожаный ремень и медленно протянул ей.

— Что-нибудь еще?

Габриэль выхватила у него ремень и швырнула его в угол, за коробку. Ремень с громким стуком ударился о стену. Она обернулась и увидела, как в подсобку входят ее мать, тетя Иоланда и Кевин.

— Привет, — сказала она как ни в чем не бывало, приклеив к лицу радостную улыбку, словно и не целовалась здесь минуту назад со смуглым страстным возлюбленным.

Когда она вышла — прямая, с гордо расправленными плечами, Джо быстро повернулся спиной к коридору и привел себя в порядок. Пусть говорит что хочет, но в этих ее ароматических маслах и впрямь есть что-то возбуждающее. А иначе почему он вдруг напрочь лишился разума?

Шагнув в торговый зал, он увидел рядом с Кевином двух незнакомых женщин. Однако та, что повыше, была поразительно похожа на Габриэль. Ее длинные светло-каштановые волосы, разделенные на прямой пробор, были уложены по бокам с помощью узких лент из расшитой бисером кожи.

— Джо, — сказала Габриэль, оглянувшись на него через плечо, — это моя мама Клер и моя тетя Иоланда.

Джо протянул руку маме Габриэль. Ее пожатие оказалось на удивление крепким.

— Приятно познакомиться, — проговорил он, глядя в голубые глаза, которые буравили его насквозь.

— А я вас уже видела, — сообщила она.

Не может быть! Джо запомнил бы эту женщину. В ней чувствовалась какая-то странная сила.

— Наверное, вы меня с кем-то спутали. Мне кажется, мы с вами еще не встречались.

— Нет, вы-то меня не видели, — загадочно добавила она, как будто это все объясняло.

— Мама, не надо, прошу тебя!

Клер развернула руку Джо и осмотрела его ладонь.

— Так я и думала. Взгляни на эту линию, Иоланда. — Тетушка шагнула ближе и склонила свою светло-русую голову над ладонью Джо.

— Очень упрямый. — Она подняла на него свои карие глаза, потом грустно взглянула на Габриэль и покачала головой: — Ты уверена в этом мужчине, милая?

Габриэль застонала, и Джо попытался вырвать руку из руки Клер. Это не сразу ему удалось.

— Когда вы родились, Джо? — спросила Клер.

Он не хотел отвечать, потому что не верил в такую чушь, как гороскопы. Но от проницательного взгляда этой женщины у него на затылке зашевелились волосы.

— Первого мая, — признался Джо. Клер взглянула на дочь и покачала головой.

— Телец до мозга костей, — заключила она и обернулась к Иоланде: — Очень земной знак. Любит вкусную еду и женщин. Тельцы — чувственные натуры.

— Истинные гедонисты. Обладают высокой выносливостью и неумолимы в достижении своих целей, — дополнила Иоланда. — Ревностно относятся к своим спутницам жизни и заботливы по отношению к собственным детям.

Кевин усмехнулся, а Габриэль выпятила губы. Джо тоже посмеялся бы, если бы эти две женщины не судили о нем как о быке-производителе. Правда, Габриэль было не до смеха. К несчастью, в присутствии Кевина она не имела возможности сообщить маме и тете, что Джо ей вовсе не любовник. Сам детектив не знал, как помочь ей выкрутиться, но мог хотя бы попытаться сменить тему. Однако она успела все испортить, открыв рот и оскорбив его:

— Джо не тот страстный красавец любовник, за которого ты его принимаешь, мама, поверь мне на слово.

Джо был совершенно уверен в своей страстности. А также в том, что он хороший любовник. Во всяком случае, пока еще никто не жаловался. Ее беспочвенные обвинения больно задели его самолюбие. Он обнял ее за талию и поцеловал в висок.

— Поосторожнее в выражениях, — проговорил он с усмешкой. — Видите ли, Габриэль немного сердится на меня. Я сказал ей, что убирать в доме и готовить — это удел женщины.

— И ты до сих пор жив? — спросил Кевин. — Как-то я предложил ей взять на себя заботы по уборке ванной комнаты здесь, на работе, так она чуть меня не растерзала.

— Ну, вообще-то она пацифистка, — заверил Кевина Джо. — Правда, крошка?

Габриэль устремила на него взгляд, полный ярости:

— Ради тебя я всегда готова сделать исключение. — Он крепче сжал ее в объятиях и сказал:

— Мужчине приятно слышать от женщины такие слова.

Не дожидаясь, пока она скажет еще что-нибудь, например, опять назовет его демоном из преисподней, он приник губами к ее губам, вобрав ее гнев своим поцелуем. Глаза Габриэль округлились, потом сузились, и она подняла руки к его плечам. В этот момент он отпустил ее, так что попытка Габриэль оттолкнуть его показалась со стороны стремлением притянуть его ближе. Джо улыбнулся и на краткий миг решил, что ее негодование возьмет верх над миролюбием. Но будучи истинной пацифисткой, она глубоко вздохнула, после чего перевела взгляд на мать и тетку, полностью проигнорировав детектива.

25
{"b":"10151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смерть со школьной скамьи
В объятиях герцога
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Призраки Черного леса
Метро 2035. Царица ночи
Снежная роза
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Тайное место
Поймать молнию