ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы пришли, чтобы позвать меня на ленч? — спросила она.

— Еще только половина одиннадцатого.

— Тогда на второй завтрак, — поправилась она. — Мне хочется узнать, как вы провели отпуск.

— Нам надо забрать Бизер, — сказала Клер, потом взглянула на Джо: — Вы, конечно, приглашены. Мы с Иоландой должны проверить вашу жизненную энергию.

— Нужно протестировать его с помощью твоего нового аурометра, — добавила Иоланда. — На мой взгляд, это точнее, чем…

— Я думаю, Джо останется здесь и поработает, — вмешалась Габриэль. — Он любит свою работу. Правда, Джо?

Аурометр? Пресвятая Дева Мария! Вот уж верно говорят — яблоко от яблони недалеко падает. В ее семейке все сумасшедшие.

— Правда. Но все равно спасибо, Клер. Как-нибудь в другой раз.

— Надеюсь. Судьба даровала вам нечто особенное, и я пришла убедиться, что вы заботитесь о нежной душе моей дочери, — сказала Клер, и от ее пронизывающего взгляда у него опять зашевелились волосы на затылке.

Она открыла рот и хотела еще что-то добавить, но Габриэль взяла ее за руку и увела в торговый зал.

— Ты же знаешь, я не верю в судьбу, — услышал Джо слова Габриэль. — Джо — это не моя судьба.

Когда дверь за тремя женщинами закрылась, Кевин покачал головой и тихонько присвистнул.

— Ты еще легко отделался, дружище, — сказал он детективу. — Ее мать и тетка — очень милые дамы, но иногда от их разговоров мне становится не по себе.

— Неужели?

— Да. Мне кажется, они способны даже вызвать дух Элвиса Пресли. С родственниками Габриэль в тысячу раз сложнее, чем с ней самой.

Впервые Джо подумал, что Кевин не лжет. Он обернулся к подозреваемому и похлопал его по спине, как старого приятеля.

— Может, ее родственники и со странностями, но у нее самой шикарные ноги, — сказал он с веселой ухмылкой.

Пора приступать к работе. Пора вспомнить, что он явился сюда не для того, чтобы целовать свою тайную осведомительницу, прижав к стене и совершенно потеряв голову от ее мягкого податливого тела, упругих грудей, упирающихся в его торс, и сладких губ. Пора подружиться с Кевином, а потом арестовать его за кражу Моне мистера Хилларда.

На другое утро детектив Джо Шанахан вошел в четвертый районный суд, поднял правую руку и поклялся говорить только правду по делу Рона и Дона Кофьюзи. Юным братьям Кофьюзи грозил большой тюремный срок, если они будут признаны виновными в целой серии краж со взломом. Это дело поручили Джо одним из первых вскоре после того, как он был переведен в отдел по расследованию имущественных преступлений.

Он сел на скамью для свидетелей, спокойно поправил галстук и начал отвечать на вопросы прокурора и общественного защитника. Если бы Джо не относился с предубеждением к адвокатской братии, он посочувствовал бы юристу, которого назначили защищать братьев Кофьюзи.

Сидевшие за столом защиты братья Кофьюзи выглядели как борцы-тяжелоатлеты. Джо знал по опыту, что их ничем не прошибешь. В течение нескольких месяцев они провернули весьма рискованное дельце, а потом их арестовали, когда они выходили из дома на бульваре Харрисон. Раз в несколько недель парни останавливали краденый пикап возле задней двери заранее выбранного дома и набивали багажник ценностями: старинными монетами, коллекциями марок и антиквариатом. Однажды их увидели соседи на другой стороне улицы и решили, что братья — профессиональные грузчики, которые занимаются перевозкой вещей.

Во время обыска полицейский нашел в кармане рабочих брюк Дона отмычку. Нарезка инструмента совпадала с дюжиной отметок, оставшихся на деревянных дверях и оконных переплетах по всему городу. Прокуратура собрала достаточно прямых и косвенных улик, чтобы надолго упечь братьев за решетку, однако они, даже в обмен на снисходительность суда, упорно отказывались назвать того, кто скупал у них краденые вещи. Кто-то предположил, что их нежелание помочь полиции было связано с воровской честью, но Джо так не думал. На его взгляд, это скорее объяснялось стремлением удержать на плаву свой бизнес. Между вором и скупщиком краденого существовал своего рода симбиоз: один паразит кормил другого, и таким образом они оба выживали. Братья были уверены, что им дадут маленький срок, и готовились вернуться к прежнему ремеслу, а потому не хотели топить своего скупщика.

Джо давал показания в течение двух часов, а закончив, мысленно потряс кулаками над головой, как это делают боксеры-чемпионы. Счет был в его пользу. Хорошие парни выиграют этот раунд! В мире, где все чаще побеждали плохие парни, на время убрать некоторых из них с улиц — это уже прогресс. Двоих одолели, на очереди — еще две тысячи.

Выйдя из зала суда с легкой улыбкой на лице, Джо надел свои солнечные очки. После прохлады помещения с кондиционером он оказался под палящим солнцем. Над головой простиралось бескрайнее голубое небо, усеянное белыми облачками, похожими на хлопья ваты. Джо поехал в свой дом на Хилл-роуд — фермерский особняк, построенный в пятидесятые годы. За те пять лет, что он там жил, Джо полностью заменил ковровое и виниловое покрытия. Осталось только убрать из одной ванной комнаты оливково-зеленую ванну, и можно считать ремонт законченным. Ему нравились скрипучие полы и старая кирпичная кладка камина. Вообще он считал свой дом обжитым и уютным.

Как только Джо вошел в парадную дверь, Сэм захлопал крыльями и залихватски свистнул.

— Тебе нужна подружка, — сказал Джо своему попугаю, выпуская его из клетки, и пошел в спальню переодеваться.

Сэм полетел за ним.

— Как ты себя ведешь? — проскрипела птица, усевшись на комод.

Джо скинул с себя костюм и мысленно вернулся к делу Хилларда. Он ни на шаг не приблизился к аресту, но вчерашний день не пропал даром. Стали известны мотивы, толкавшие Картера на преступные сделки. Этого человека угнетало, что он был выходцем из большой и, самое главное, бедной семьи.

— Как ты себя ведешь? — повторил попугай.

— На себя посмотри, приятель! — Джо заправил голубую футболку за пояс джинсов «Левис» и взглянул на Сэма. — Я же не клюю деревяшки и не выдергиваю у себя перья, когда мне что-то не нравится, — сказал он и надел бейсбольную кепку «Нью-Йорк рейнджерз», чтобы прикрыть волосы. Трудно угадать, когда столкнешься с человеком, которого арестовывал в прошлом. А уж на таком странном мероприятии, как фестиваль «Кер», осторожность тем более не помешает.

Когда он вышел из дома, был почти час дня. По пути в парк он сделал одну короткую остановку в кафе на Восьмой улице. Энн стояла за прилавком. Когда она подняла глаза и увидела Джо, лицо ее озарилось радостной улыбкой.

— Привет, Джо! Я надеялась, что ты придешь. — Джо невольно ответил на ее улыбку.

— Я же обещал.

В глазах ее вспыхнул интерес, и это ему понравилось. Это было нормально! Именно так должна смотреть женщина на мужчину, с которым хочет познакомиться поближе.

Джо заказал себе ветчину и салями на белом хлебе. Он не знал, что едят неудавшиеся вегетарианцы, а потому заказал для Габриэль индейку на белом хлебе и побольше брюссельской капусты.

— Вчера вечером я звонила сестре Шерри и рассказала ей про нашу случайную встречу. Она говорит, что ты вроде бы коп. Это правда? — спросила Энн, нарезая хлеб и накладывая мясо на каждый ломтик.

— Я детектив, специализирующийся на имущественных преступлениях.

— Это меня не удивляет. По словам Шерри, в девятом классе ты любил обыскивать ее карманы.

— А я думал, это было в десятом.

— Нет. — Она завернула сандвичи и положила их в бумажный пакет. — Хочешь салат или чипсы?

Джо отступил назад и оглядел длинную застекленную витрину, полную самых разных салатов и десертов.

— А что вкуснее?

— Все вкусное и свежее. Я приготовила это сегодня утром. Может, дать тебе сырный пирог?

— Даже не знаю. — Он достал из бумажника двадцать долларов и протянул ей деньги.

— Вот что я тебе скажу, — она открыла кассовый аппарат, — я дам тебе пару кусков, а если понравится, заходи завтра — угостишь меня чашечкой кофе, когда у меня будет перерыв.

26
{"b":"10151","o":1}