ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда на следующий вечер в дверь позвонили, Габриэль решила, что на этот раз готова к встрече с Джо. Больше никаких неожиданностей! Она спокойна и уверена в себе. Даже если он опять надел потертые джинсы и футболку — ничего, она и это переживет! Но стоило ей взглянуть на него, как ее центр умиротворения закружился и улетел куда-то в космос.

Его загорелые щеки были гладко выбриты — от щетины не осталось и следа. Черная шелковая рубашка-поло в мелкий рубчик красиво облегала широкую грудь и плоский живот. В петли пояса светлых брюк с тщательно отутюженной складкой был вставлен плетеный кожаный ремень. На ногах вместо старых кроссовок или рабочих сапог красовались новые замшевые туфли. От него чудесно пахло, а выглядел он еще лучше.

В отличие от Джо Габриэль нарочно потратила минимум усилий на свой внешний вид. Она оделась исключительно ради удобства в простую белую блузку и мешковатую сине-белую клетчатую юбку с грудкой на бретельках, длиной до колен. На ней почти не было макияжа, да и с прической она не стала возиться: распущенные волосы, как всегда, спускались по плечам и спине густыми волнистыми локонами. Единственной данью моде были серебряные серьги в виде колец и серебряный перстень на среднем пальце правой руки. Она оставила свои чулки в комоде и надела парусиновые теннисные тапочки на резиновой подошве. По ее мнению, такой наряд противоречил сексуальности.

Увидев ее, Джо удивленно приподнял бровь, явно согласный с такой оценкой.

— А где твоя маленькая собачка Тотошка?

Неужели она так ужасно выглядит? Не может быть!

— Послушай, это не я носила в детстве мамины красные туфли на шпильках и натыкалась на стены.

Он посмотрел на нее в упор:

— Мне тогда было пять лет.

— Все так говорят. — Габриэль шагнула на крыльцо и заперла за собой дверь. — Я уверена, вечеринка будет без претензий. — Она бросила ключи в большую сумку, связанную в стиле макраме, и повернулась к нему. Он не сдвинулся с места, и ее обнаженная рука задела его грудь.

— Сомневаюсь в этом. — Джо взял ее под локоть, как будто они и впрямь были возлюбленной парой, и повел к жуткой бежевой машине, которую Габриэль слишком хорошо помнила. В последний раз она сидела здесь на заднем сиденье в наручниках. — Судя по Кевину, у него ничего не бывает без претензий, разве что, может быть, секс.

Теплая ладонь Джо скользнула вверх по ее руке, потом спустилась к кончикам пальцев. Габриэль шла рядом с ним, пытаясь казаться такой же спокойной и невозмутимой, как он, и борясь с желанием вырвать свой локоть из его руки. Она заставляла себя не думать о тех ощущениях, от которых у нее потели ладони. Мнение Джо о Кевине она оставила без комментариев, ибо сказанное им было сущей правдой. Впрочем, это не делало Кевина ни хуже, ни лучше большинства остальных мужчин.

— Кажется, вчера вечером ты ездил на «бронко».

— Да, но Кевин считает меня хроническим неудачником, и я не хочу его в этом разубеждать, — сказал он и нагнулся, чтобы открыть пассажирскую дверцу.

Ее рука опять задела его грудь, и она потянула носом, пытаясь определить состав его одеколона. Интересно, это смесь кедра и сандала или что-то другое?

— Зачем ты это делаешь?

— Что именно?

— Обнюхиваешь меня, как будто от меня дурно пахнет. — Он отпустил ее локоть, и она опять смогла расслабиться.

— Это тебе кажется, — сказала она, садясь в машину, В отличие от Джо салон автомобиля источал такой же жуткий запах, как в день ее ареста. Пахло, кажется, машинным маслом. Хорошо хоть, сиденья были чистыми.

Поездка к Кевину заняла меньше десяти минут. Джо использовал это время, чтобы напомнить ей условия соглашения тайного осведомителя, которое она подписала в полиции.

— Если Кевин невиновен, — сказал он, — то ему не нужна твоя помощь. А если виновен, то ты все равно не сможешь его спасти.

Холодный ветер обдувал ее голые ноги, руки и шею. Она жалела, что не осталась дома. Но увы, выбора не было.

Конечно, Габриэль несколько раз до этого бывала у Кевина дома. Двухэтажный современный особняк висел на склоне горы, укрепленный на опорных сваях. Из окон открывалась живописная панорама города, а в интерьере господствовало обилие мрамора, древесины твердых пород и стали. Здесь было так же уютно, как в музее искусства модерн.

Габриэль и Джо шли по подъездной аллее плечо к плечу, едва касаясь друг друга.

— А если кто-то из друзей Кевина тебя узнает, что ты будешь делать?

— Что-нибудь придумаю. Как раз этого она и боялась.

— Что, например?

Джо позвонил в дверной звонок, и они встали бок о бок, глядя перед собой.

— Тебе что, страшно со мной? — спросил он. Немножко.

— Нет.

— У тебя встревоженный вид.

— Неправда.

— У тебя такой вид, как будто ты не доверяешь самой себе.

— В чем именно?

— Что сумеешь удержать свои руки при себе.

Не успела она ответить, как дверь распахнулась, и комедия началась. Джо обнял ее рукой за плечи. Его жаркая ладонь согрела ее тело сквозь тонкую ткань блузки.

— А я уже думал, вы не придете. — Кевин отступил назад, пропуская их в дом. Как всегда, он выглядел так, как будто только что позировал для журнала мод.

— Я же сказал тебе, что сумею вытащить ее из дома на несколько часов.

Кевин взглянул на наряд Габриэль, и на лбу у него прорезалась морщинка.

— Гейб, ты сменила стиль? Любопытно.

— Не так уж и плохо, — буркнула она, пытаясь защититься.

— Да, для Канзаса. — Кевин закрыл дверь, и они пошли за ним в гостиную.

— Неужели я в самом деле похожа на Дороти[3]? — Габриэль оглядела свою сине-белую клетчатую юбку.

Джо привлек ее к себе.

— Не бойся, я спасу тебя от летучих обезьян.

Она подняла голову и посмотрела в его яркие глаза с густыми длинными ресницами. Ее пугали отнюдь не летучие обезьяны.

— Почему бы тебе не отдать Кевину свою сумку? Он ее куда-нибудь пристроит.

— Я могу положить ее в свободной спальне, — предложил Кевин.

— Нет, я хочу, чтобы она была при мне.

Джо снял сумку с плеча Габриэль и протянул ее Кевину.

— Ты заработаешь бурсит, — предрек он.

— На плече?

— Бурсит — вещь коварная, — заверил Джо, когда Кевин ушел с ее сумкой.

Гостиная, кухня и столовая располагались на одном и том же большом пространстве и предлагали один и тот же великолепный вид на город. Небольшая группа гостей толпилась возле бара, а из скрытых динамиков лился голос Мэрайи Кэри, наполняя дом руладами. Габриэль ничего не имела против Мэрайи лично, но, на ее взгляд, поп-диве не мешало бы поучиться умеренности. Девушка обвела взглядом кожаный диван, на спинку которого была накинута шкура зебры, и многочисленные предметы африканского искусства, заполнявшие комнату. Кевину явно не хватало того же, что и модной певице.

Вернувшись, Кевин представил Джо и Габриэль своим друзьям — кучке предпринимателей, которых, как поняла Габриэль, куда больше волновало состояние их банковских счетов, чем состояние их совести. Джо по-хозяйски обнимал Габриэль за талию, пока они пожимали руки супружеской чете, владевшей сетью процветающих кофеен. Другие гости торговали либо витаминами, либо компьютерами, либо недвижимостью, причем явно преуспевали. Кевин познакомил их со своей подружкой Чайной. Габриэль могла поклясться, что когда они виделись в последний раз, девушка звалась Сэнди. Впрочем, независимо от имени она была все такой же миниатюрной, безукоризненно красивой блондинкой. В ее присутствии Габриэль невольно хотелось ссутулиться.

Рядом с Чайной стояла ее подруга Нэнси, такая же красивая и хрупкая. Она даже не делала вид, что интересуется беседой с Габриэль. Внимание ее было целиком поглощено мужчиной, который прижимался бедром к Габриэль. Краем глаза Габриэль заметила, как уголки губ Джо тронула одобрительная улыбка. Скользнув взглядом по пышной груди Нэнси, он перенес вес своего тела на другую ногу. Его теплая рука соскользнула с плеча Габриэль и прошлась по ее спине. Потом он и вовсе отпустил девушку, сунув руки в карманы брюк.

вернуться

3

В отличие от девочки Элис из «Волшебника Изумрудного города» героиню «Волшебника из страны Оз» звали Дороти

33
{"b":"10151","o":1}