ЛитМир - Электронная Библиотека

— Габриэль, милая, ты можешь вызвать дух Элвиса? — спросил он, тяжело дыша. Этот вопрос был той самой соломинкой, за которую хватается утопающий.

— Хм? — Ее голос был хриплым, как будто она только что проснулась. — Что?

— Ты можешь вызвать дух Элвиса Пресли?

— Нет, — прошептала она и прильнула к нему. Ее грудь прошлась по его торсу, а твердые соски задели его собственные плоские соски.

— О Боже, — прошептал он, — а ты не могла бы попробовать?

— Прямо сейчас?

— Да.

Она подалась назад и взглянула на него из-под отяжелевших век.

— Я не медиум.

— Значит, ты не можешь общаться с мертвыми?

— Нет.

— Проклятие!

Она скользнула рукой к его плечу и откашлялась.

— Но у меня есть кузина, которая общается с китами. — Уголки его губ изогнулись в улыбке. Кузина, которая общается с китами, — это всего лишь легкий отвлекающий момент, и тем не менее Джо радовался любому поводу отвлечься от упругих грудей Габриэль.

— Правда?

— Во всяком случае, так ей кажется.

— Расскажи мне что-нибудь про китов. — Джо накинул ей на плечи бретели от юбки.

— Что именно?

— Ну, например, о чем они думают? — Он пристегнул лямки к грудке юбки, насколько возможно прикрыв соблазн.

— Не знаю. Может быть, о крабах или креветках? — Несмотря на продолжающуюся пульсацию в паху, Джо подошел к дивану, скинул с себя полотенце и натянул брюки.

— Ты уходишь?

Он посмотрел на нее. Брови ее были озадаченно сдвинуты, а из-под боков клетчатой грудки выглядывали пышные округлости.

— Мне завтра рано вставать. — Взяв свою рубашку, он просунул руки в рукава и натянул ее через голову.

Габриэль наблюдала за его действиями, но никак не могла поверить в то, что он уходит. На ее языке еще остался вкус его губ.

— Сегодня я выкрасил подсобку в твоем салоне, — сообщил Джо, как будто она не стояла перед ним без блузки и ее тело не трепетало от его недавних прикосновений.

Если это расследование затянется до следующей недели нам придется придумать для меня еще какую-нибудь работу. Кевин говорил что-то насчет прилавка, но у меня нет плотницкого навыка в делах подобного рода.

Габриэль перешла за спинку стула, который сама же поставила перед камином, и обхватила руками верхнюю перекладину. Колени ее дрожали. Просто невероятно: они обсуждают его плотницкие навыки! Впервые с того момента, как он раздел ее до пояса, она почувствовала себя обнаженной и прикрыла руками грудь.

— Хорошо, — проговорила она.

Джо достал из кармана свои ключи и направился к парадной двери.

— Теперь, наверное, увидимся только в понедельник. У тебя есть номер моего пейджера?

— Да.

Итак, завтра он не будет пытаться ни звонить ей, ни встречаться. Может быть, это и к лучшему. Несколько часов назад она вообще сомневалась в том, что он ей нравится, но сейчас мысль о предстоящей разлуке вызывала внутри звенящую пустоту. Габриэль смотрела ему вслед, и как только за ним закрылась дверь, медленно опустилась на стул.

Свечи мерцали на каминной полке, но их аромат ничуть не успокаивал. В душе у Габриэль была полная сумятица, и все ее желания, похоже, сосредоточились в одной точке — на Джо. Это было совершенно бессмысленно. Когда он находился рядом, она утрачивала жизненное равновесие и центр умиротворения. И все же, находясь в его объятиях, чувствуя тепло его обнаженного тела, она испытывала какой-то странный уют и полноту ощущений. Как будто их соединяла высокая духовная плоскость.

Они были так недолго знакомы, а она уже позволяла ему лить масло на ее грудь и ласкать ее, словно они любовники. В его присутствии у нее учащался пульс и обострялись все чувства. Каждая частичка ее тела, разума и духа тянулась к нему. Она еще никогда так не хотела мужчину. Сердце ее лихорадочно стучало, и этому могло быть только одно объяснение. Объяснение, которое ее пугало.

Инь и ян.

Мрак и свет. Положительное и отрицательное. Две полные противоположности сходятся вместе и составляют единое целое, совершенное в своей гармонии.

О Господи, неужели она влюбилась в детектива Джо Шанахана?

Глава 13

Утро было уже в разгаре. Солнце, глядевшее в окна полицейского участка, заливало светом письменный стол Джо. Пластмассовая фигурка танцовщицы со встроенными пружинками ярко блестела. Джо пробежал глазами лежавший перед ним бланк свидетельских показаний с требованием ордера на обыск и без особого энтузиазма поставил под ним свою подпись. Протянув документ капитану Лучетти, он Швырнул авторучку на стол. Синяя ручка «Бик» прокатилась по докладу о проделанной работе, который он написал До этого, и ударилась в босую ногу танцовщицы, бедра которой тут же пришли в движение.

— Что ж, неплохо, — проронил капитан, пробежав глазами бланк.

Джо потянулся. Вот уже три часа он сидел в этой комнате, обсуждая дело Хилларда с другими детективами. Он кратко изложил им то, что видел в доме у Кевина, начав с краденого антиквариата в гостиной, продолжив шахматами из слоновой кости и закончив зеркалами в спальне. Он думал, что Кевин у него на крючке и скоро будет арестован, но его постигло жестокое разочарование.

— Да, плохо, что мы не можем сделать это сегодня.

— Вот в чем твоя беда, Шанахан: ты слишком нетерпелив! — Капитан Лучетти взглянул на свои часы и положил свидетельские показания на письменный стол Джо. — Ты хочешь все провернуть за час, как те копы, которых показывают по телевизору.

Джо вовсе не был нетерпелив. Ну, может, самую малость. Просто он действительно очень хотел, чтобы это дело поскорее закончилось. И причина крылась отнюдь не в отсутствии терпения, а в его рыженькой осведомительнице.

Капитан надел пиджак и поправил галстук.

— Ты хорошо поработал. Мы получим судебную санкцию на прослушивание домашнего телефона Картера и ордер на обыск. Ему не отвертеться! — сказал он и вышел из комнаты.

Где бы ни был Вине Лучетти, что бы он ни делал, он никогда не пропускал субботней мессы. Джо не мог точно сказать, кого капитан боится больше — Бога или свою жену Соню.

Джо бегло прочитал свидетельские показания. Составляя документы, он всегда скрупулезно подбирал слова, потому что давно усвоил: адвокаты с жадностью хватаются за любые неточности и размытые формулировки, ища повод объявить о подтасовке фактов. Несмотря на все неприятности, он верил в то, что его работа не пройдет даром. Прокурор даст ему ордер на обыск: причин для этого было предостаточно. Однако Уокер и Лучетти хотели подождать. Поскольку вчера ночью Джо не нашел картину Моне, они сомневались, что обыск в доме Кевина даст ожидаемые результаты или что Кевин назовет полиции имя коллекционера, который дал ему заказ на картину.

Итак, ордер положат в папку с делом Хилларда. Теперь у них есть веские улики, доказывающие, что Кевин виновен в укрывательстве краденого антиквариата, но вчерашней ночной работы Джо мало для ареста. Его похлопали по плечу, дружески пожали руку — и только. Он же хотел большего. Он хотел посадить Кевина на скамью подсудимых.

— Эй, Шанни! — Уинстон Денсли, единственный афроамериканец среди полицейских отдела по борьбе с имущественными преступлениями и один из трех копов, назначенных следить за Кевином, придвинул стул к рабочему столу Джо. — Расскажи мне про зеркала в спальне Картера.

Джо усмехнулся и скрестил руки на груди.

— Комната увешана ими сплошь. Он может с любого угла следить за своими движениями:

— Парень со странностями, верно?

— Да.

И Джо стоял в этой странной комнате с зеркалами, разглядывал со всех позиций отражение Габриэль Бридлав в уродливой мешковатой юбке на лямках и представлял, как она выглядит в прозрачном бюстгальтере и таких же трусиках. Или в одном кружевном поясе для чулок, чтобы можно было обхватить ладонями ее голые ягодицы.

Он пытался увидеть ее обнаженной до пояса. Теперь ему не надо было терзать свое воображение. Теперь он знал, что ее груди больше, чем он думал, и чудесно вписываются в его крупные ладони. Знал, как нежна ее кожа, как тверды и морщинисты розовые соски, тыкавшиеся ему в грудь. Знал, как страстно она вздыхает в минуты любовного томления и как непреодолимо влекут к себе ее зеленые глаза. Знал аромат ее волос, вкус губ и ласковое прикосновение рук, которое напрочь лишало его способности думать и дышать.

41
{"b":"10151","o":1}