ЛитМир - Электронная Библиотека

Джо знал и то, что лучше было бы ничего этого не знать. Вздохнув, он провел руками по волосам.

— Хорошо бы поскорее закончить это дело.

— Ну, это уж как получится. А почему ты торопишься? — Почему он торопится? Он едва не переспал с Габриэль и сомневался, что этого не случится впредь. Он говорил себе, что больше такое не повторится, но определенные части его тела не слушали доводов разума. Его карьера не подверглась опасности. Если бы Габриэль не заговорила про родственницу, которая общается с китами, он уложил бы ее прямо там, на полу гостиной.

— Наверное, просто осточертело, — ответил он Уинстону.

— Ты до сих пор мыслишь, как наркоман. — Уинстон встал и потащил свой стул обратно, в другой конец комнаты. — Иногда интересен сам процесс ожидания, а нам, наверное, придется какое-то время подождать, — предположил он.

Вот как раз времени-то у Джо и не было. Он хотел, чтобы ему дали другое задание, пока он не запутался окончательно и не потерял работу. Разжалование в мотоциклетный патруль тоже сулило мало приятного. Впрочем, что он мог сделать? Чтобы попросить новое задание, нужна веская причина. Если он скажет: «Я боюсь переспать со своей тайной осведомительницей», — его просто поднимут на смех. Черт возьми, как же быть?

Джо оставил доклад и свидетельские показания на своем столе и направился к двери. Если поспешить, то можно застать Энн Камерон в ее кафе, пока она не ушла на ленч. Эта женщина в точности соответствовала тому типу, который он всегда искал для близких отношений. Привлекательная, отлично готовит, но самое главное — нормальная. Баптистка. Никаких закидонов в отличие от Габриэль.

Через полчаса Джо уже сидел за маленьким столиком в кафе Энн, с удовольствием уплетая теплый хрустящий хлеб и курицу в сметанном соусе. Ему казалось, что он умер и попал в рай. Впрочем, было нечто, что мешало ему до конца насладиться трапезой. Он не мог избавиться от странного ощущения, что изменяет своей девушке. Изменяет Габриэль с Энн. Эта мысль была совершенно нерациональной, но она свербила у него в голове, не оставляя ни на минуту.

Энн сидела напротив и без умолку болтала про свою работу, про жизнь и про то, как они вместе росли в соседних Домах. Совершенно нормальный разговор, но и здесь Джо чувствовал что-то не то.

— В день я обязательно выпиваю как минимум три кварты воды и прохожу пешком три мили, — сообщила она ему, блестя глазами. Джо не мог понять, что увлекательного в том, чтобы ходить пешком и пить воду. — Я помню, как ты каждый вечер выгуливал свою собаку, — сказала она. — Как ее звали?

— Скрэтч, — ответил он, вспомнив собаку, которую спас: она тонула в пруду. Скрэтч была помесью шарпея с питбультерьером — мечта любого мальчишки. Теперь у Джо попугай. Попугай, который хотел переспать с Габриэль.

— А у меня шпиц, Сникер-Дудл. Такой лапочка! — Черт возьми! Он отодвинул в сторону свою тарелку и потянулся к стакану с ледяным чаем. Ладно, можно смириться с маленькой визгливой собачонкой. Зато Энн вкусно готовит, и у нее красивые глаза. Почему бы не завести с ней роман? Ведь у него нет девушки.

Интересно, понравится ли Энн Сэму или он попытается прогнать ее из дома? Может, пора пригласить ее в гости и выяснить этот вопрос? И не надо чувствовать себя таким виноватым. Ему не в чем себя упрекнуть. Абсолютно не в чем!

Габриэль собиралась провести утро дома, готовить эфирные масла. Но вместо этого рисовала, как сумасшедший Ван Гог. Она отставила портрет, над которым работала раньше, и взялась за другой. Дважды ее отвлекали звонки матери, и она сняла телефонную трубку с рычага. К полудню последний портрет Джо был готов. За исключением, конечно, рук и ног. Как и на других картинах, он стоял в окружении собственной ауры, но на этот раз она особенно тщательно прорисовала его мужские достоинства. И кажется, не преувеличила. Просто приложила немного фантазии, основываясь на ощущении чего-то твердого и длинного, что упиралось вчера вечером во внутреннюю часть ее бедра.

У нее краснели щеки при одной мысли о том, что произошло в ее гостиной. Она не принадлежала к числу женщин, которые нарочно превращают невинный массаж в эротический. Нет: Подобными вещами она не занималась. Почему же так вышло? Наверное, что-то случилось в космосе. Или полная луна повлияла на приток крови к ее мозжечку. А если в мозжечке нарушается баланс, то расстраивается весь организм.

Габриэль вздохнула и обмакнула кисть в красную краску. Она не совсем верила в лунную теорию и уже сомневалась в теории «инь и ян». Вообще в данный момент она была совершенно убеждена в том, что Джо не ее «ян». Не вторая половинка ее души.

Он появился в ее жизни только затем, чтобы вернуть картину Моне мистеру Хилларду, и делал вид, что влюблен в нее, чтобы арестовать Кевина. Он был упрямым, ограниченным копом, который считал ее идеалы безумными. Он всячески насмехался над ней, а потом опьянял прикосновениями своих рук и губ. Впрочем, его страстные поцелуи не были наигранными. Вчера вечером он рассказал ей об одном эпизоде из своего прошлого, и она решила, что они стали друзьями.

Он довел ее до исступления своими ласками и ушел, оставив стоять одну в полнейшем ошеломлении. Он возбудил ее, а потом попросил вызвать дух Элвиса Пресли. Так кто же из них двоих сумасшедший?

Габриэль сполоснула кисточки и сменила рабочую рубашку на шорты и футболку с названием местного ресторана натруди. Обувь она надевать не стала.

В половине первого заехал Кевин. Он привез тубус с плакатами, рекламирующими старые кинофильмы, которые он купил на аукционе через Интернет. Ему хотелось узнать ее мнение по поводу ценности этих постеров. Пока они стояли у нее в кухне и обсуждали прайс-лист, Габриэль все время ждала, что он скажет что-нибудь про то, как она и Джо прыгнули с его балкона. Но он ничего не сказал. Слава Богу! Видимо, он был слишком увлечен, показывая «мистера Хэппи» лучшей подруге своей девушки. Однако у Габриэль, наверное, был виноватый вид, потому что он то и дело спрашивал, не случилось ли чего.

После того как Кевин ушел, Габриэль наконец-то достала свои коробочки с маслами и поставила их на кухонный стол, рядом с маленькими стеклянными сосудами и пузырьками. Ей хотелось поэкспериментировать с очистительными и увлажняющими масками для лица. Она смешала лечебные средства от лопнувших капилляров и прыщей и только собралась приготовить маску из порошка натуральной глины, горячей воды и йогурта, как в дверь позвонила Фрэнсис.

Подруга явилась с голубым хлопчатобумажным бюстгальтером и такими же трусиками. Габриэль поблагодарила ее, а потом заставила опробовать ее новую маску. Обмотав волосы Фрэнсис банным полотенцем, она усадила ее на стул, принесенный из столовой, и откинула голову девушки назад.

— Если начнет стягивать кожу, скажешь, — предупредила Габриэль, размазывая жидкую глину по лицу подруги.

— Пахнет лакрицей, — пожаловалась Фрэнсис.

— Это потому, что я добавила туда масло фенхеля. — Габриэль распределила глину по лбу Фрэнсис, стараясь не испачкать полотенце. У Фрэнсис был большой опыт общения с мужчинами, хоть и не всегда удачный. И все же она гораздо больше разбиралась в таких вещах, чем Габриэль. Что, если подруга поможет ей понять, что происходит у нее с Джо?

— Фрэнсис, скажи, у тебя было когда-нибудь так, чтобы мужчина — даже не очень тебе приятный — вызывал в тебе невольные мечты и фантазии?

— Было.

— И кто же этот мужчина?

— Стив Ирвин.

— Кто?

— Охотник за крокодилами.

Габриэль уставилась в большие голубые глаза Фрэнсис.

— Ты мечтаешь об охотнике за крокодилами?

— Да. Он такой большой, сильный и глупый… но мне нравится его акцент. И потом, ему ужасно идут шорты-сафари. Я мечтаю с ним переспать.

— Он женат на Тери.

— Ну и что? Мы же, кажется, говорим про фантазии. — Фрэнсис помолчала и почесала ухо. — А ты мечтаешь о своем детективе?

Габриэль обмакнула пальцы в кашицеобразную глину и принялась размазывать маску по переносице подруги.

42
{"b":"10151","o":1}