ЛитМир - Электронная Библиотека

— Привет, Паркер. — Джо видел, как застыло ее плечо, прежде чем она повернула к нему голову. — Здравствуй, Габриэль.

— Добрый вечер, Джо.

Он целую вечность не слышал ее голоса и не смотрел в ее зеленые глаза. Видеопленка не в счет. У него еще больше сдавило грудь и перехватило дыхание. Стоя так близко, Джо понял, как сильно по ней скучал, но, глядя в ее холодное, равнодушное лицо, он понял еще кое-что: возможно, он опоздал.

В своей жизни Джо много раз испытывал чувство страха, когда гонялся за преступниками, не зная, чем закончится эта гонка. Сейчас он ощутил то же самое. Но если раньше он был совершенно уверен в себе и .в своей победе, то на этот раз его одолевали сомнения. Ставки были слишком высоки. Однако отступить он не мог. Он любил Габриэль.

— Как дела?

— Отлично. А у тебя?

Не так чтобы очень.

— Хорошо.

Его толкнули сзади, и он шагнул ближе.

— Что ты собираешься делать дальше?

— Хочу открыть новый салон.

Он чувствовал аромат ее кожи. От нее пахло лилиями.

— И чем же ты будешь торговать?

— Эфирными маслами и средствами ароматерапии. У меня так хорошо шли дела на фестивале «Кер», что, мне кажется, я могла бы преуспеть в этом деле.

От нее пахло таким знакомым ему мылом.

— Ты откроешь салон там же, в Гайд-Парке?

— Нет. В старом Бойсе демография лучше для заведений подобного рода. Я уже присмотрела место. Арендная плата выше, чем была в Гайд-Парке, но, как только я про дам «Аномалию», у меня появятся средства. Я буду работать одна, продавать свои изобретения по разумно низким ценам. Когда я получу лицензию…

Она была совсем близко, и ему приходилось сдерживаться изо всех сил, чтобы до нее не дотронуться. Слушая ее, он впился глазами в ее губы. Ему хотелось припасть к ним в поцелуе, а потом увезти ее домой и овладеть ею. Его мама была права. Он мог любоваться ею всю оставшуюся жизнь. Любоваться ее лицом, глазами, фигурой… Он хотел близости с ней, хотел смотреть на нее, пока она спит. Хотел спросить ее, любит ли она его по-прежнему.

— …правда, Шанни?

Он не имел понятия, о чем его спрашивал Дейл. Ему было все равно.

— Можно тебя на минутку, Габриэль? Мне нужно с тобой поговорить.

— Вообще-то, — ответил за нее Дейл, — перед тем как ты подошел, я попросил ее потанцевать со мной, и она согласилась.

Еще никогда горячая лава ревности не обжигала Джо. Он посмотрел в лицо Габриэль и сказал:

— А теперь тебе придется отказаться.

В ту секунду, когда эти слова слетели с его губ, он понял, что совершил ошибку. Девушка прищурилась и открыла рот, чтобы поставить его на место.

— Где твоя подружка? — спросил Дейл, не дав ей возможности послать Джо к черту.

Габриэль закрыла рот и застыла в полной неподвижности.

О Господи, и за что ему такое наказание?

— У меня нет подружки, — процедил Джо сквозь зубы.

— Тогда кто же та женщина, хозяйка кафе на Восьмой улице?

— Просто знакомая.

— Просто знакомая носит тебе ленч?

«А не свернуть ли шею этому новичку-детективу?» — прикинул Джо.

— Именно так.

Дейл обернулся к Габриэль:

— Готова?

— Да.

Не взглянув в сторону Джо, она поставила свою рюмку на стойку бара и пошла в танцзал. Рука Дейла легла на ее обнаженную поясницу.

Джо заказал себе пиво в баре, потом стал смотреть в арочный дверной проем, за которым темнел танцзал. Ему не пришлось долго искать Габриэль среди танцующих. Она выделялась своим ростом.

Это было ужасно — видеть любимую женщину в объятиях другого мужчины. Видеть, как она сверкает белозубой улыбкой, смеясь над какой-то глупой шуткой, и быть не в силах что-либо изменить. Он отхлебнул пива, не сводя глаз с Габриэль. Только сегодня, когда она вошла, он понял, как сильно ее любит. Каждая клеточка его тела трепетала, а сердце гулко колотилось в груди.

К бару подсели Уинстон Денсли и его спутница. Минут пять оба детектива говорили о работе и обсуждали наиболее интересные детали ванной комнаты Хилларда — золотой унитаз и сиденье с подогревом. Наконец Джо поставил свое пиво на стойку и влился в толпу танцующих. Саксофонная музыка, от которой Джо обычно бежал как черт от ладана, закончилась как раз в тот момент, когда он положил руку на плечо детектива Паркера.

— Я вас разобью.

— Позже.

— Нет, сейчас.

— Пусть решает Габриэль.

Она взглянула на Джо сквозь разделявшее их темное пространство и сказала:

— Ладно, Дейл. Я выслушаю его, а потом он оставит меня в покое до конца вечера.

—  — Ты уверена?

— Да.

Дейл взглянул на Джо и покачал головой:

— Ну ты и проныра, Шанахан!

— Да, можешь завести на меня уголовное дело. — Вновь заиграла музыка. Джо взял Габриэль за руку, обхватив ее за талию. Она стояла застывшая, как изваяние, и все же, обнимая ее, он чувствовал то же, что чувствует человек, вернувшись домой после долгого отсутствия.

— Чего ты хочешь? — спросила она тихо.

«Тебя», — подумал он, но решил, что она не обрадуется, услышав такой откровенный ответ. Сначала им надо выяснить отношения, а потом он скажет ей о своих чувствах.

— Я перестал встречаться с Энн больше недели назад.

— Что случилось? Она тебя бросила?

Она обижена. Ничего, он загладит ее обиду. Джо прижал Габриэль к себе. Ее грудь задела лацканы его пиджака. Его ладонь скользнула по ее обнаженной спине. Внизу живота знакомо заныло.

— Нет. Энн никогда не была моей подружкой.

— Вот как? Значит, ты и с ней только делал вид? — Она сердится. Ну что ж, он это заслужил.

— Нет. Она никогда не была моей тайной осведомительницей, как ты. Мы с ней друзья детства. — Он провел рукой по ее гладкой коже, уткнулся носом в шелковистые волосы и, закрыв глаза, вдохнул аромат, напомнивший ему о том дне, когда он увидел ее плавающей в маленьком бассейне. — Раньше я ухаживал за ее сестрой.

— Ее сестра была твоей девушкой по-настоящему или ты притворялся?

Джо вздохнул и открыл глаза.

— Ты решила на меня злиться, что бы я ни сказал.

— Я не злюсь.

— Злишься.

Она подалась назад и взглянула на него. Он прав. Ее глаза пылали огнем, в них уже не было холодного равнодушия. Но хороший ли это знак? Все зависит от того, с какой точки зрения посмотреть.

— Скажи мне, почему ты сердишься? — попросил он. Сейчас она вспомнит, как сильно он обидел ее в тот вечер на крыльце, выплеснет свой гнев, и тогда он все уладит.

— В то утро, когда мы занимались любовью, ты принес мне блинчик из кафе своей подружки!

Джо растерялся. Это было совсем не то, что он ожидал услышать.

— Что?

Она посмотрела куда-то через левое плечо, как будто больше не могла его видеть.

— Ты принес мне…

— Я слышал, — перебил Джо и быстро огляделся, проверяя, не слышали ли ее слова другие танцующие пары. Она говорила довольно громко. Он не знал, какое отношение имеет покупка блинчика к их любовной близости. Еще он приносил ей сандвич с индейкой — тоже из кафе Энн. Что в этом такого? Однако про сандвич он умолчал, догадавшись, что это один из тех разговоров, которые ему ни когда не понять. Он поднес ее руку к своим губам и поцеловал пальцы. — Поедем домой, там поговорим. Я по тебе соскучился.

— Я чувствую бедром, как сильно ты по мне соскучился, — сказала Габриэль, все еще не глядя на него.

Она ошибается, если думает, что он смутится из-за этого.

— Да, я хочу тебя и не стыжусь этого. Мне так тебя не хватало! Я хочу опять ласкать тебя, обнимать. Я соскучился, — он взял ее лицо в ладони, заставив посмотреть на него, — я соскучился по твоим глазам, по твоей походке, по тому, как ты убираешь за уши волосы. Я соскучился по твоему голосу, по твоему неудавшемуся вегетарианству и пацифизму. Ты нужна мне, Габриэль.

Она дважды моргнула, и он подумал, что она смягчилась.

— Когда я уезжала из города, ты знал, где я?

— Да. — Она высвободилась из его объятий.

— Так ли уж сильно ты по мне скучал? — Джо не знал, что на это ответить.

55
{"b":"10151","o":1}