ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А давайте проведем эксперимент, — предложила Жанна Мансуа. — Сфотографируем пластинки и покажем старухе. Увидим, сумеет ли она их пропеть. На мой взгляд, это было бы удивительно, поскольку знаки на металле достаточно отличаются от деревянных ронго-ронго. Они скорее какая-то неизвестная современная форма письма.

— А может быть, наоборот, это записи дальних предков полинезийцев? — спросил Хиггинс.

— Да, но кто они, эти предки? Вопрос, на который невозможно ответить, — вздохнул Денуае. — К тому же когда говорят о предках, то всегда имеют в виду людей более примитивных. Исключение — фараоны, инки и ацтеки — скорее подтверждает правило. А в нашем случае те, кто создал металлические ронго-ронго, — еще более явное исключение. Ведь они располагали металлом, который мы даже сейчас не можем идентифицировать по внешнему виду. Он напоминает красную медь, но не имеет ни малейшего следа окисления. Мне представляется весьма спорной возможность объявить нынешних жителей острова Пасхи прямыми потомками существ, достигших такого мастерства в обработке металлов,

Жанна Мансуа хотела что-то сказать, но промолчала. Она колебалась, и, догадавшись, Чьяппе пришел к ней на помощь.

— Нет, Жанна. Не стоит привлекать сюда легендарный континент Му, поглощенный Тихим океаном. Это просто легенда, созданная древними любителями чудес.

— И к тому же, — поддержал его Каррера, — если бы на острове прежде жило столь развитое население, способное изготавливать неокисляющийся металл, то, уверяю вас, исследователи давно бы уже открыли следы их деятельности и промышленного производства.

— Ну, знаете, легендарную Трою разыскивали многие археологи… пока наконец не открыл ее один, поверивший древним сказаниям и легендам, — терпеливо возразила она.

— Все это так, — согласился Каррера, — но это один из редких примеров, когда легенда становится былью. Если же мы уверуем в каждую из пасхальских легенд, то до конца дней своих будет раскапывать остров и превратим его в огромный кусок сыра с дырками. Таким путем, конечно, можно отыскать и кое-что интересное, но это все же выше наших сил. К тому же если вы поверите во все россказни аборигенов, то должны будете принять за истину существование Аку-Аку и всей шайки других призраков. Не забудьте к тому же и Tangata matu, или, как вы их называете, «людей-птиц». Можно все это перечислять бесконечно, Жанна. Ведь полинезийцы не способны рационально объяснить ни одного явления, будь то ординарная боль или неудача в каком-нибудь деле. Они все свалят на сверхъестественные силы, на происки оборотней и злых духов!

— Ну так что? Вы хотите сказать, что это как раз и есть наш случай? — подчеркнула небрежно она.

Каррера молча кивнул, не понимая, к чему она ведет.

— Впрочем, объективно говоря, не совсем. Хотя скорее всего.

— Ладно, тогда скажите мне объективно, что представляют собой прозрачные шары, которые создавали защитный экран вокруг острова, спасший нас от водяного вала?

Тут Альфредо Каррера спасовал, а Христиан Денуае решил прекратить бесполезную дискуссию.

— Все, ребята, брэк! Конечно, мы ничего не знаем об этих шарах, однако бесспорно, что речь вовсе не идет о том, что мы видели духов.

Он немного подумал, затем проговорил:

— Скажите-ка, командан О’Брайен, кроме бомбы «Н», ваши соотечественники не испытывали никаких других штучек, ну, например, летательные аппараты нового типа?

— Это вы имеете в виду летающие сферы? Нет, ничего подобного, Денуае* И к тому же сами подумайте! Если бы мы располагали лучами, способными остановить цунами, то нам не было нужды вкладывать, а тем более топить миллионы фунтов стерлингов в эксперименты с разного рода ядерными устройствами! Мы бы создали непроницаемый барьер вокруг Великобритании и сказали бы всем остальным: кыш\ Да еще бы самым наглым образом…

Все посмеялись над такой возможностью, хотя это и не приблизило их ни на йоту к решению загадки летающих сфер.

Жанна Мансуа, Христиан Денуае, Лоренцо Чьяппе и командан Стив О’Брайен, который увлекся разговорами об археологических исследованиях, в течение получаса уже рылись во внутренней пещере, куда спустились один за другим. Свет фонарей отбрасывал колеблющиеся тени на скалистые стены и земляной пол. Они отыскали еще несколько металлических пластинок, что составило уже десять штук этих удивительных ронго-ронго…

— Посмотрите-ка сюда, — воскликнул чилийский археолог, который, стоя на коленях, окапывал землю вокруг плотного куска металла.

Все бросились ему на помощь, и вскоре на свет появилось нечто вроде выпуклой крышки шестьдесят на восемьдесят сантиметров. Толщина составляла около пяти сантиметров, и один угол несколько сплющен.

— Знаете, это напоминает крышку от какого-то ящичка или сундучка. Ее, должно быть, выперло при подземном толчке вверх… Причем довольно давно. А последний толчок только добавил…

Все принялись копать почву с удвоенной энергией, стремясь найти этот ящичек или сундучок, к которому бы подошла крышка. Но успеха первым добился О’Брайен, наткнувшись на твердый металл. Остальные стали осторожно окапывать землю вокруг прямоугольника… Ящичек был того же размера, что и крышка, высотой около полуметра и тоже без всяких следов коррозии. Освободив находку от черного песка, командан начал вынимать из него содержимое — около сотни пластинок красноватого металла, покрытых идеограммами.

— Это самое сенсационное открытие, которое только могло быть сделано на острове Пасхи, — торжественно провозгласил Денуае. — Мы опишем его позже, а сейчас нужно просеять всю землю вокруг. Возможно, там еще есть что-либо подобное.

Но их надеждам было не суждено сбыться. Пещера, казалось, уже открыла им все свои секреты. И вот, подняв ящик на поверхность, «спелеологи» начали очистку его поверхности. Вскоре стала видна фигура, которая grosso modo напоминала человеческую, но довольно стилизованную. Вместо головы — кружок с клювом, руки в виде стрелок, напоминающих лучи, к тому же закинуты за спину. Выпуклая грудная клетка и выделяющийся по всей длине хребет.

— Это, на мой взгляд, типичное изображение Тангата Ману, — уверенно заявил Денуае.

— Совершенно верно, — поддержал его археолог Каррера. — Конечно, это «птице-человек». Но самое интересное, что мы обнаружили этот рисунок на Моту-Нуи — острове «людей-птиц», как окрестили его полинезийцы.

— Что-то слишком много совпадений, Каррера, — прокомментировала Жанна Мансуа. — Вам ведь известно, что с незапамятных времен аборигены были уверены в существовании на острове тайной пещеры, где спрятаны ронго-ронго. Вот вам и не верь в легенды!

Чилиец скорчил хитрую физиономию и заговорщически прошептал:

— Только не говорите никому, Жанна. Это ведь мой Аку-Аку, в которых вы верите, подсказал мне расположение пещеры!

Девушка возмущенно пожала плечами и стала складывать в кучки одну за другой пластинки. Христиан Денуае помогал ей, в то время как коллеги вдоль и поперек отмывали ронго-ронго, макая губки в воду.

В ящике оставалось еще штук десять пластинок, и, когда Христиан вынул их, внутри прозвучал резкий щелчок. Христиан и Жанна тут же нагнулись и увидели, что на дне расположено что-то вроде широкой кулисы, тянущейся во всю длину металлического дна. Изъятие последних десяти пластинок освободило ее, и, отойдя, она открыла выемку глубиной сантиметров в пять и странный механизм, утопленный в прозрачном зеленоватом материале. Там была серия маленьких просвечивающихся дисков, из которых исходили разноцветные световые импульсы, бросавшие радужные блики на лица людей, склонившихся над сундучком.

Тут подошли остальные и тоже наклонились, чтобы рассмотреть этот удивительный механизм. Но внутри ящичка началась вибрация и раздались щелчки.

— Вы не думаете, что это может быть опасно? — предположила девушка.

— Да. Над этим сразу надо было подумать, — проворчал О’Брайен.

Остальные, прихватив пластинки, отошли на почтительное расстояние, охваченные каким-то непонятным страхом.

10
{"b":"10169","o":1}