ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эти ужасные существа с птичьими клювами? Те, которых старая Тюпютахи окрестила Тангата Ману? By jove! И где же, по-вашему, они прячутся? Летающие сферы, подводные сейсмографы — все это предполагает техногенную цивилизацию, далеко шагнувшую вперед. Цивилизации, способные создать подобные механизмы, не могут исчезнуть просто так.

Он опять пожал плечами.

— Пустынный остров, затерянный в Тихом океане? В наше время в такое просто не верится. Островок, в километр длиной, еще может ускользнуть от внимания навигаторов и воздушного наблюдения. Но чтобы достаточно крупная суша осталась незамеченной, когда небо бороздят самолеты, а воды пенят корабли, в это я верить отказываюсь! — Искоса глянув на семасиолога и этнографа, добавил: — И не говорите мне о некой интеллектуальной расе пришельцев с других планет!

— Но ведь вы сами додумались до этого, — насмешливо сказал Христиан, глядя на офицера, который злился, так как не мог привести каких-нибудь достойных аргументов. — Лучше ищите решение этих загадок на Земле! Не стоит выходить пока за ее пределы!

— Если эти проклятые двуногие наблюдают за нами при помощи сфер, подобных сферам Рапа-Нуи, то они наверняка причастны к разрушению нашей базы на острове Хендриксон! — проворчал лейтенант Петер Хиггинс.

— Да. Можно предположить и такое, — признал этнограф, — но с полной уверенностью утверждать пока нельзя. К тому же выходит, что, будучи ответственными за уничтожение вашей базы, они спасли в то же время Рапа-Нуи от цунами, вызванного взрывом вашей бомбы «Н»!

— Я не понимаю логику их действий, — заявил Стив О’Брайен. — Здесь какое-то противоречие. Если бы остров Хендриксон был разрушен после цунами, то в этом хоть был бы какой-то смысл, как наказание, например. Но он-то ведь был разрушен до цунами часов за пять, прежде чем волны пошли на Рапа-Нуи…

— Действительно, нет никакого смысла разрушать остров и уничтожать базу через час после взрыва бомбы «Н», — поддержал командира Петер Хиггинс. — Если это был ответный удар, то его следовало нанести молниеносно! Но тогда с какой целью, бог ты мой, и по какой причине? С точки зрения логики, нет никакого оправдания уничтожению базы, техников и военных экспертов!

— Оправдание есть!

— Какое? — взвился Хиггинс, глядя на Денуае.

— С точки зрения Тангата Ману, виновники последовавших после взрыва событий, в частности цунами, должны были быть наказаны уничтожением вашей базы. Подземный толчок мог стать причиной многочисленных разрушений на острове Пасхи. Например, под воздействием вашей хлопушки осыпалась и открылась пещера с металлическими ронго-ронго на Моту-Нуи. Могла к тому же пострадать подводная часть острова, где тайно живут эти существа!

Эти аргументы вызвали возбуждение британских летчиков.

— Ладно, пусть так, — согласился О’Брайен. — Но как же эти проклятые создания смогли узнать, что бомба сброшена по команде с острова Хендриксон?

Этнограф молча указал на сферу из красноватого металла, потом проговорил:

— Существа, способные расставить подводные сейсмографы на глубине трехсот метров, которые точно оповещают об опасности, наверняка располагают огромными возможностями. Я не удивлюсь, если окажется, что они могут сотворить много большее, чем мы можем себе вообразить.

— Не дай бог, если они нам это докажут, — проговорила Жанна, испытывая волнение, близкое к ужасу.

Глава VII

В большой палатке, где хранились материалы, собранные экспедицией, члены ее вели негромкий разговор с летчиками. На этом ночном сборище присутствовала и учительница.

Время от времени этнограф нетерпеливо поглядывал на часы.

— Опять ничего. Буске с четырьмя матросами с «Мендозы» заступил на пост в двадцать тридцать. Они не спускают глаз с Рано Као и хибарки Тюпютахи. Если в течение часа Аку-Аку старухи появится, то они нас предупредят. Впрочем, боюсь, что свидание не состоится…

— Что ж, тогда мы останемся, как говорится, при своем интересе…

Тут раздался шум шагов, и вскоре у входа в палатку появилась колеблющаяся на тенте тень. «Заговорщики» затаились. Этнограф вышел и задернул за собой полог. Друзья услышали, как он внятно проговорил:

— Ja oka na, Тонио!

— Ja oka na, Теснуае! Ты спал?

— Нет, но собираюсь. Пойдем, — пригласил он мэра, стараясь отвести его подальше от палатки, — выкурим по сигарете. Как ты себя чувствуешь? — спросил он, усаживаясь у подножия Моаи, в тридцати метрах от штаб-квартиры.

— Лучше. Лекарство, которое дал доктор, — очень хорошее. Они все спят? — кивнул он головой в сторону палатки.

— Думаю, что да.

Мэр посмотрел на пустынный пляж, окаймленный полосой пены, потом сказал, понизив голос.

— Я видел Аку-Аку, Теснуае.

— Своего?

— Нет, другого. Он со мной не говорил. Это было сегодня вечером, около семи. Я рыбачил с лодки, а он купался у подножия холмов Винапу.

Услышав удивленное восклицание этнографа, Хореко понял это как поощрение к продолжению рассказа и уточнил:

— Он плавал. Я сразу, как понимаешь, сделал магические жесты. Я боялся, что он принес мне несчастье.

Христиан невозмутимо спросил:

— А он-то тебя видел?

— Конечно, потому что ответил на мои знаки, дав понять, что не желает мне дурного.

— Совершенно верно, — согласился Христиан, прежде чем всерьез добавить: — Я его знаю. Это мой единственный Аку-Аку. Он всегда исчезает, уходя под воду. Это привычка у него такая…

Мэр обалдело посмотрел на француза.

— Ну… да-а, — заикаясь протянул он. — Так Аку-Аку и сделал. Нырнул под воду возле рифов и больше не появлялся!

— А я тебе что говорил?! — победоносно заявил Христиан. — Это хороший знак для тебя, Тонио. Это доказывает, что он доволен твоим дружеским отношением ко мне. Я ведь твой брат, правда, Тонио?

— Я тоже твой брат, правда, Теснуае? — простодушно заявил мэр, стуча себя в грудь и гордясь тем, что имеет братом extranjeros, обладающего таким Аку-Аку. — Может, ты говорил ему обо мне?

— Конечно, черт побери! Он был очень доволен, узнав, что ты собираешься отвести меня в свою «семейную пещеру», которая для других — «секрет».

— Да. Я свожу тебя в нее, — пообещал полинезиец с трогательной наивностью. — Хочешь даже, пойдем туда сейчас?..

— Спасибо, Тонио. Может быть, завтра? Сейчас мне нужно отдохнуть.

Мэр ушел, а Христиан вернулся к друзьям. Сообщение Хореко его заинтересовало.

— Что же могло делать это существо у обрыва? — спросил О’Брайен, когда услышал рассказ этнографа.

— Трудно даже представить, — ответила за всех учительница. — Место довольно опасное, рядом рифы. Местные жители ходят туда редко как из-за того, что трудно добираться, так и из-за табу. По поверью, подножия этих холмов часто посещают Moai Kava Kava.

— А это еще что за штука? — забеспокоился О’Брайен.

— Это то, что полинезийцы считают привидениями, — объяснил этнограф. — Уже девять тридцать, — обеспокоенно заметил он. — В одиннадцать или чуть позже мы с Маевой отправимся к старой Тюпютахи. А что вы скажете о ночной экскурсии к подножию этих холмов? Может быть, лучше, укрывшись от нескромных взглядов, спокойно проплыть в автономных скафандрах? И…

— Completeky! — воскликнул О’Брайен.

— А я, например, не вижу в этом предложении ничего глупого, — парировал Лоренцо Чьяппе, которого тоже захватила идея, предложенная шефом экспедиции.

— Вы согласны? — спросил этнограф у других.

— Banko! — бросил Бернар Леруа.

— Целиком и полностью согласен, — откликнулся Каррера. — Катер и снаряжение будут подготовлены к вашему возвращению, — уточнил он, обращаясь к Христиану и Маеве.

Старая Тюпютахи, уморительно выглядевшая в своих новых джинсах, вздувшихся от засунутого в них платья, приняла гостей со всеми возможными выражениями дружбы. Восхищенно уставившись на подарок — рубашку Жанны Мансуа, которую ей только что вручил этнограф, она не обращала никакого внимания на гримасы посетителей. С момента, как они вошли, у них перехватило горло от мерзкого запаха, который витал в хижине; он и в прошлый раз, хотя и в меньшей степени, сопровождал появление Тангата Ману. Наверняка сидевшие в засаде упустили его приход. Монстр уже побывал у старухи! И, видимо, совсем недавно, судя по густоте запаха, впитавшегося в стены маленькой комнатенки.

16
{"b":"10169","o":1}