ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Офицер осмотрел их одного за другим и остановил взгляд на Жанне, поскольку она тоже надела костюм для подводного плавания.

— Я смотрю, все вы в одной упряжке? А я — то полагал, что этнографы и археологи, а особенно лингвисты не слишком любят этот вид спорта.

— Вы отстали от жизни, О’Брайен. Давно уже минули те времена, когда ученые носили рединготы, котелки и брюки для гольфа… или, еще того лучше, обмотки. Мои коллеги и я — одна команда в течение уже многих лет и давно осознали пользу альпинизма, спелеологии и подводного плавания. Что же касается Жанны и меня, то для нас это скорее хобби, чем необходимость. Семантика и этнография не требуют от своих адептов подобных жертв.

Христиан застегнул пояс со свинцовым грузом, закрепил ласты и прицепил к каске фонарь, который давал под водой луч метров на пять.

— Готовы к водному балету? — спросил он, повернувшись к товарищам, и тут же нахмурил брови, узнав Маеву Парои, одетую, как и все, в резиновый костюм.

— Я уже пять лет состою в клубе подводного плавания Бора-Бора, — засмеялась она. — Мой брат был там тренером, ну и я…

— Что ж, этого достаточно, — констатировал он. — Диплома представлять не требую.

Затем, обращаясь к команде, сказал:

— Фонари не зажигать, пока не спустимся в воду. Поплывем в нескольких метрах друг от друга. А вы, Алгорробо, включите пока подводный прожектор.

Старшина повиновался, а пловцы, взяв в рот загубники, скользнули в воду, которая в луче прожектора приобрела зелено-голубой цвет. Так они и поплыли, направляясь к барьерному рифу, куда светил прожектор. Тут и там при их приближении разбегались в стороны рыбы. Они пересекли рифы и спустились в подводную долину шириной от сорока до семидесяти метров. Рядом теперь колыхались длинные стебли водорослей.

«Водный балет» продолжался в воде, которая становилась все более холодной. В свете фонарей иногда вспыхивали совсем маленькие яркие рыбки. В сорока метрах от дна нависал широкий карниз, под который они и проникли один за другим. Потолок был покрыт коралловыми наростами. Тут и там торчали огромные полипы, выделяясь на оранжево-пурпурном поле кораллов. Повсюду торчали губки в форме каких-то странных грибов, а дальше виднелись «кружева Нептуна», переливаясь нежно-розовым цветом под лучами прожекторов.

Фауна и флора этого невообразимо богатого фантастического подводного мира создавали настоящий живой фейерверк. Находившийся впереди этнограф зашевелил руками и ластами, стараясь удержаться на месте. Остальные поняли причину остановки: метрах в пятидесяти от подножия холма их взглядам открылась огромная пещера со скалистым сводом. Сомкнувшись более тесной группой, пловцы двинулись вперед. Они проникли в пещеру у самого «пола» и сразу же почувствовали, что он поднимается. Вскоре стены сузились, и теперь они плыли в низком туннеле, который сначала тоже поднимался вверх, а потом опустился почти на двадцать метров, пока не очутились в новом гроте, несколько меньшем, чем предыдущий. Дно поднималось вверх ступенями. Водорослей было мало, хотя их стебли нет-нет, да и ласкали тела пловцов. Христиан, плывший впереди, удивился, увидев вверху отраженный свет своего фонаря, но тут же понял, что они добрались до поверхности. Еще несколько метров, и вот уже луч света заиграл на каменных стенах, вырвавшись из воды. На поверхности появились одна за другой головы товарищей.

Пещера была чуть ниже двадцати метров высотой. Выйдя на сушу, они ступили на черноватый песок вулканического происхождения. В пещере дул свежий ветерок,

— Хорошо, — сказал этнограф. — Знать бы только заранее, что мы пройдем подводный сифон, связывающий подножие холма с этой пещерой!

Но тут Маева Парои издала приглушенный крик и схватила этнографа за руку.

— Бог ты мой, Крис, посмотри!

Глава VIII

На черном песке пещеры виднелись отпечатки ласт, которые оканчивались когтями.

Это вызвало неприятные ощущения у этнографа, впрочем, как и у всех остальных. Их фонари освещали только часть пещеры, и им чудилось, что из темноты вот-вот выскочит кто-то и нападет на них.

— Нам, наверное, лучше вернуться, — тихонько проговорила Маева.

— Ну, нет, — запротестовал Христиан. — Не для того мы проделали этот подводный путь, чтобы вернуться, когда показался кончик путеводной нити. Давайте-ка поближе друг к другу и двинемся по следу. Хочется знать, куда они нас приведут.

— Должно быть, в западню, — глухо пробормотала учительница, решительно не испытывающая такого же удовольствия от пешей прогулки, как от подводной.

Двигаясь вдоль следов, они обнаружили посреди грота нечто блестевшее в лучах света.

— Сейсмограф! — первым среагировал лейтенант Фабр.

— Да, и того же типа, что мы попортили батискафом, — уточнил Лоренцо Чьяппе, подняв голову к огромной сфере, расположенной на вершине цилиндрической мачты.

Следы же вели в глубь пещеры. Они было уже хотели двинуться по ним, когда Жанна Мансуа обратила внимание на прямоугольное отверстие в противоположной грани пирамиды. В открытую дверцу десять на восемьдесят сантиметров высотой был виден в свете фонарей удивительный механизм из кружевных колес, балансиров и цилиндров, совершающий медленное покачивающееся движение. Рядом с отверстием была косо вставлена пластина из красноватого металла, покрытая знаками.

— Опять ронго-ронго, — задумчиво прошептал Христиан. — А к тому же опять карта в более крупном исполнении, чем те, что мы нашли на Моту-Нуи. Ладно, рассмотрим подробнее при возвращении, — сказал он и сунул пластинку в сетку у пояса.

Прикрыв дверцу сейсмографа, они снова двинулись по следу к левой стене. След привел их к галерее, уходящей через несколько метров в воду, причем в прозрачной воде были видны продолжающиеся следы.

Этнограф опустил маску и открыл кран для поступления воздуха.

— Ты что, собираешься опускаться? — беспокойно спросила Маева.

— А ты считаешь, что нырять здесь опаснее, чем у подножия холма? Мы нырнем, а ты можешь подождать нас здесь. Если хочешь…

Нет. Этого она вовсе не хотела и поспешно опустила маску. Вода здесь, особенно в колодце, была ледяной. Проплыв через колодец и туннель, они снова выбрались на свежий воздух. Фонари высветили справа скалу, а рядом торчащие пучки тотора, камыша, из которого жители острова делали плоты и лодки. Посредине возвышалась на метр над водой каменная платформа. Христиан снял маску и увидел над головой звездное небо.

— Но мы же в кратере! В гигантском кратере!

— Да. Я узнаю эту платформу, — заявила Маева, испытывая огромное чувство облегчения, оказавшись на свежем воздухе под открытым небом. — Мы в озере кратера Рано Као — самого большого вулкана на острове.

— Именно в том, из которого поднималась светящаяся сфера! А лачуга Тюпютахи стоит на северном склоне. Теперь вы поняли, я полагаю? — заявил этнограф. — Наши друзья и не могли засечь монстра, поскольку он проделал тот же путь, что и мы с вами. А потом тихонечко пробрался за спинами…

— Выходит, — вмешался лейтенант Фабр, — если некое существо нырнуло вчера в воды залива у пляжа, то только потому, что заметило Денуае и Маеву Парои; оно просто хотело избежать встречи с ними… Так что в принципе оно проходит туда и сюда незамеченным подводным путем здесь, если ему не мешают.

— Но тогда это существо должно быть амфибией! — воскликнула Жанна Мансуа.

— Наверняка, — поддержал Христиан. — Насколько я видел, на нем не было никакого дыхательного аппарата… — Он помолчал немного и продолжил: — А мы-то полагали, что это существо не знает о нашем присутствии. Я думаю, что оно просто прикидывалось.

Впечатлительной Маеве при этих словах чуть не стало плохо. Значит, вчера, когда они покидали хижину старой Тюпютахи, монстр следил за ними! Маева задрожала от ужаса, вспомнив вое события.

— По этим следам дальше двигаться бесполезно, — решил Денуае. — Ясно, что они ведут через кратер Рано Као, а затем подходят к лачуге старухи. Отправляемся обратно к катеру. Алгорробо и летчики небось все ногти искусали в нетерпении, ожидая нас. Ведь прошло уже более двух часов.

18
{"b":"10169","o":1}