ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неплохая безделушка…

Потом, поколебавшись немного, снова с удивлением взглянул на крест.

— Но ведь это же крест Маевы?

— Наконец-то дошло! Держи, это тебе!

— Но почему он оказался у тебя? Почему она не отдала мне его сама?

— Почему? Да ты просто слепой, Крис!.. И в тебе очень мало романтики!

Он взял подарок, покачал на цепочке и, вдруг поцеловав, положил в нагрудный карман, невнятно пробормотав слова благодарности.

— До дна менее трех тысяч пятисот метров, — объявил Лагранж, внимательно следивший за мигающим зеленоватым индикатором сонара.

— Три с половиной тысячи?! — удивился археолог Каррера, повышая голос, чтобы перекричать ритмические вибрации ультразвукового эхолота. — Но ведь эту глубину мы фиксировали с борта «Мендозы»? А спускаемся уже целых полчаса. Мы должны быть где-то около дна.

— Все так. Но мы спускались по косой линии и сейчас должны находиться над глубоким провалом, еще не нанесенным на карту. Впадина глубже на пятьсот метров. От нее отражаются волны, так что нет ничего удивительного.

— Океанское дно у острова Пасхи поднялось не столь давно. И впадину на наших картах еще не отметили. Так что не удивляйтесь, — поддержал лейтенант Фабр. — К востоку, в тысяче восьмистах километрах от Рапа-Нуи, глубина вообще достигает от пяти до шести тысяч метров. По крайней мере, это результат последних исследований. Но и эти цифры не точны.

Говоря так, он внимательно следил за осциллографами и другими экранчиками, на которых отражалась схема погружения, затем добавил:

— Дно прощупывается на глубине несколько меньше четырех километров, мы же сейчас ушли немного за три.

Прошло некоторое время, и лейтенант Фабр засек очень четкую модификацию эха, отразившегося от дна. Светящаяся зеленая полоска дробилась на экране и дрожала, как бы имитируя разлет осколков. Навязчивое звучание сонара переполняло кабину.

— Прибор отмечает какое-то препятствие на глубине трех с половиной тысяч метров, но на одном конце его возникает отметка четыре тысячи сто метров. Мы сейчас спускаемся во впадину с отвесными стенами. Когда подойдем поближе, то посмотрим, что это за стены.

Вскоре световой конус высветил на экране телевизора черноватую массу гряды. Батискаф медленно совершил разворот и опустился метров на двадцать вниз от этой гряды, волнистые контуры которой продолжали вырисовываться на экране.

— Странные какие-то очертания и вообще странная стена, возникшая из голых скал, без единого следа абиссальной флоры, — заметил Люсьен Буске.

— Вот вам и ответ, — воскликнул океанограф. — Эта стена является гигантским сбросом или, точнее, изломом, который произошел на морском дне очень недавно. Вот поэтому-то, кстати, мы и зафиксировали здесь четыре сто вместо трех тысяч пятисот, как свидетельствовал последний зондаж в этих местах.

— Вы что же хотите сказать, что этот провал в шестьсот метров открылся здесь всего… четыре дня назад? В результате подземного толчка?

— Я готов поклясться в этом, Денуае. Эти голые скалы, отсутствие водорослей и голотурий свидетельствуют о крайней «молодости» событии. Все это вызвано взрывом британской бомбы «Н»!

— Но ведь взрыв-то был произведен в тринадцати сотнях километров и даже больше, — напомнила Жанна.

— Ну, знаете. Ударная волна проходит в земной коре тысячи километров. Возможно, она здесь встретила зону малой сопротивляемости. Дно осело, может, на сотни километров в длину и тысячи метров в ширину.

Блоки жались бок о бок в одну линию и тянулись, слегка извиваясь, на сотни метров. Кое-где эта линия, правда, была похожа на гармошку, явно из-за геологических конвульсий. Глядя на проплывающие по экрану огромные каменные блоки правильной геометрической формы, Лоренцо Чьяппе удивленно ахнул.

— Вам это ничего не напоминает, Денуае? — взволнованно спросил он.

— Прямо волшебство какое-то, Лоренцо! Это похоже на циклопические конструкции Тиахуанако!

— Совершенно верно! Своего рода дамба или мол. Может быть, это порт Му, который когда-то находился на поверхности!

— Неужели это действительно остатки Му! — воскликнул этнограф, тоже охваченный необычайным волнением. — Вдруг это руины порта на восточном побережье древнего континента?! Какое необычное сходство с Тиахуанако, развалины которого обнаружены в Андах на высоте около четырех тысяч метров, на берегу древнего моря, тянущегося на расстояние около семисот километровnote 21. В далеком, необозримо далеком прошлом часть этих гор находилась на побережье. Планетарный катаклизм, поднявший Анды, привел к тому, что Му поглотил океан.

Следя за фантастическими руинами, проплывающими по экрану по мере продвижения батискафа, он добавил:

— Страшной силы толчок сбросил вниз муанские города, и теперь перед нами следы этого катаклизма, того самого, что низвергнул в пучину континент Му!

— Значит, этот город и отмечен на таинственной металлической пластинке, найденной вчера в подводной пещере? Какой же счастливый случай мы должны благодарить за это!

— Я начинаю сомневаться, что речь идет о случае, Жанна! — задумчиво пробормотал этнограф.

Неожиданный инцидент прервал их беседу: на экране вдали затанцевала светлая точка, потом затуманилась и исчезла. Свидетели ее появления обменялись недоумевающими взглядами. Но тут возникла еще одна, а потом целых штук двадцать источников рассеянного света. Они быстро передвинулись вправо и исчезли. Командан Лагранж немедленно изменил курс батискафа, а его помощник включил панорамный обзор. Он тут же поймал в поле зрения танцующие точки, которые одна за другой быстро удалялись.

— Скорость, с которой перемещаются эти «светлячки», значительно выше скорости батискафа. Чтобы их поймать, нам нужен реактивный двигатель! — чертыхаясь заявил лейтенант Фабр, следя, как светящиеся пятна на экране, удаляясь, уменьшаются.

— Сонар? — лаконично спросил Пьер Лагранж.

— Три тысячи девятьсот метров. Мы идем полным ходом, но этого мало.

— Огоньки, кажется, остановились, — заметил этнограф.

— Пожалуй. Мы приблизились к другому излому стены.

— Какова ширина сброса?

— Около сотни метров, по показаниям эхолота. Сброс вертикальный. Скоро мы достигнем относительно плоского дна!

— А вот и опять «светлячки»!

На расстоянии, которое трудно определить в абиссальных водах, снова затанцевали точки. Батискаф начал мало-помалу приближаться к ним. Эта странная охота продолжалась уже несколько десятков километров, но точки оставались на одном и том же расстоянии. Нудное преследование продолжалось два часа, пока вдруг «светлячки» не стали расти.

— Сомнений нет, на этот раз они остановились, — заявил этнограф. — Создается такое впечатление, будто они перегруппировываются…

Пустив двигатели на полную мощь, батискаф стал быстро приближаться к огонькам, которые становились все четче и четче, принимая форму оводов, сверкающих как электронные лампы. Их окружали странные гало. Командан Лагранж проверил шкалы приборов, позиции некоторых рукояток и удивленно проговорил:

— Но… наш ход произвольно замедляется!

— Может быть, вы тормозите? — спросил Христиан.

— Я?.. Вовсе нет… Я не…

— Командан! Приборы указывают на препятствие прямо перед нами! Поднимайтесь! Скорее поднимайтесь!

Лагранж лихорадочно вращал рукоятки и штурвальчики, не отрывая взгляда от стрелок на шкалах. Он побледнел, и по лбу его заструился пот. Точки тем временем опять стали удаляться.

— Препятствие менее чем в ста метрах! Поднимайтесь, командан! — почти рычал океанограф.

— Поднимайтесь, поднимайтесь… — ворчливо передразнил его Лагранж. — Вы что, ослепли, что ли? Аппарат больше не подчиняется командам!

Потом он бросил взгляд на экран и спросил:

— Где вы видите препятствие? Я, например, вижу только светящиеся точки…

— Оно невидимо, командан, но сонар…

Андре Фабр замолчал. Мощный луч прожектора слился с сиянием непонятных точек.

вернуться

Note21

Соответствует действительности, однако так же необъяснимо, как то что на платоMarcahuasiв Андах находят созданные неизвестным народом фигурки стегозавров. — Примеч. автора.

21
{"b":"10169","o":1}