ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из наших городов сохранился только один, поднятый на едином блоке Андского плато.

— Плато Маркахуази? — воскликнул Лоренцо Чьяппе.

— Да. Там сегодня ничего не осталось от города, который существовал двадцать пять тысяч лет назад. Тем не менее автохтонноеnote 24 население и варварские племена сохранили воспоминания о нашем недолговечном царствовании. Их более развитые потомки оставили как свидетельство этой памяти гигантские статуи, явившиеся загадкой для ваших археологов.

С началом катаклизма в воздух поднялись тысячи летающих сфер с научными материалами, продуктами и, конечно, привилегированными техниками. Одновременно около тысячи семисот подводных кораблей ушли в океан, чтобы как можно дальше отплыть от места катастрофы. Только триста пятьдесят из них достигли южноамериканского побережья. Экипажи кораблей и сфер, объединившись, заселили единственный уцелевший город на Андском плато. С огромными трудностями этот очаг смог дать новый импульс нашей агонизирующей цивилизации.

Через некоторое время оставшиеся в живых жители Му покинули плато и поселились на побережье, близ воды, где было пригодное место для амфибий, и создали город переходного типа. Переходного, ибо наши предки поняли, хотя и ценой такого катаклизма, необходимость изменения среды обитания. Только подводные города, расположенные на дне океана, могли позволить им выжить при повторении подобного катаклизма. Будущие тысячелетия подтвердили правильность подобного решения, — заключил муанец, как бы охватывая жестом распростертых рук подводный город.

— Построенный на поверхности, этот город был окружен антигравитационными поясами, а потом постепенно погружен в океан и установлен на дне. Он принял под свой кров всех жителей, которые спаслись от потопа. Таков он и теперь, этот город, в котором нынче проживает полмиллиона муанцев. Он великолепно защищен от землетрясений и геологических сдвигов, имевших место в далеком прошлом. Однако к сравнительно редким геологическим катаклизмам теперь добавились более многочисленные, создаваемые человеком. И если город защищен от природных явлений, то несколько хуже — от рукотворных, порожденных в океане испытанием ваших ядерных бомб. Два последних взрыва тряхнули город и отразились на его инфраструктуре. К тому же взрывы бомб повредили контейнеры с радиоактивными отходами, которые какими-то сумасшедшими стали сбрасываться посреди Тихого океана. Для вас эта зона пустынна, а для нас — богатейший район ак-вакультуры. Там расположены наши поля водорослей и рыбные угодья, зараженные теперь из-за протечки ваших контейнеров. Нашей подводной цивилизации угрожает голод!

Мы сумели установить место нахождения вашей базы, откуда вылетали самолеты с атомными бомбами, и из справедливости, в качестве ответных мер разрушили ее. Если в настоящее время мы и ограничиваем демонстрацию нашего могущества, то просто потому, что не хотим наносить удары внутри ваших континентов, но будем уничтожать базы, подобные той, что находилась на острове Хендриксон, если возникнет дальнейшая угроза нашему существованию…

Пленники переглянулись. Трудно было спорить с муанскими аргументами. Молчание нарушил только этнограф, который спросил из любопытства:

— Зачем же тогда вы создали силовую защиту вокруг Рапа-Нуи, чтобы укрыть его от водяного вала, поднятого взрывом бомбы?

— Да, действительно, энергетический барьер был поставлен, чтобы спасти остров от цунами, которое мы засекли заранее. Хотя остров Пасхи, рожденный катаклизмом, и не является остатками континента Му, он был последним бастионом, который использовали наши предки, чтобы собирать там элементы подводного города. С острова Пасхи, который выбран как промежуточный пункт, эти элементы доставлялись в океан до точки погружения города.

На этом острове много позже мы зарыли в пещерах таблички ронго-ронго — такие, как вы обнаружили, повествующие о нашей истории. Они являются единственным неопровержимым свидетельством нашего существования, которое мы оставим когда-нибудь вам подобным… если случится, что катаклизм уничтожит наш город.

Конечно, если это случится, то тайна грота на Моту-Нуи откроется таким образом, о котором вы и не подозреваете. Вы же раскрыли этот секрет слишком рано, поскольку наша база-город еще существует в этом мире! Прошлой ночью мы забрали эти ронго-ронго в вашем пустом лагере… когда вы под водой исследовали Винапу! Следы, оставленные в гроте одним из моих подчиненных, привели вас к сейсмографу и соответственно к пластине с картой. Мы предвидели, что таинственный кружок привлечет ваше внимание и вы отправитесь туда на батискафе. Так и случилось, и вы угодили в ловушку.

— Да-а… Неплохо задумано! — признал этнограф. — А зачем вы окружили остров подводными сейсмографами?

— Эти аппараты не только сейсмографы. Они создают поле, блокирующее радиоволны. Это поле заработало через двадцать четыре часа после землетрясения. Кроме того, оно создает непреодолимое препятствие для всех видов ваших воздушных судов. В чисто сейсмологическом плане — это приборы, которые позволяют нам точно следить за тектонической деятельностью в районе Рапа-Нуи. Если возникнет опасность разрушения острова от катаклизма или испытаний ваших бомб, мы тут же будем предупреждены, после чего примем меры для укрытия новой серии табличек с сообщениями о нашей истории.

— Но к чему прилагать столько усилий, сохраняя сведения о своей цивилизации, если она исчезнет? — спросил Христиан.

— Континент Му был на земле истинной колыбелью, праматерью знаний, лишь часть которых принадлежала атлантам. Муанцы были самыми разумными существами, которые возникали на планете. Разве этого недостаточно, чтобы память о них осталась в поколениях, если этот город исчезнет? Сегодня среди вам подобных только несколько просвещенных и посвященных знают о существовании цивилизации Му, о том, что это — не миф! После нашего окончательного исчезновения об этом узнают все.

— Но почему же не сейчас? — удивилась Жанна Мансуа.

— Потому что мы живем счастливо и не имеем ни малейшей нужды общаться с вашей расой. Наши редкие контакты случайны, в частности с полинезийцами… которые видят в нас Аку-Аку, своего рода духов более или менее «фамильных», или Tangata manu, призраков! Эта легенда, которую мы всеми средствами поддерживаем, вызывает улыбки у белых, а мы тем самым сохраняем свое спокойствие во время коротких экскурсий на острова Тихого океана. Такие выходы позволяют нам «приобретать» у туземцев некоторое количество книг и других вещей, достаточно интересных с лингвистической точки зрения и документальных познаний.

Нам вполне достаточно продуктов, которые мы сами производим и которые дает нам море на своих широких просторах… богатейшие из которых уже загажены вами!

Конечно, мы знаем, что ваша группа, за исключением летчиков, не несет ответственности за разрушения и вред, причиненный нам, так что к вам мы не питаем никакой ненависти. Однако в собственных интересах мы не можем вернуть вам свободу…

Эффект стимулятора возбудил в О’Брайене дух противоречия. Постепенно восстанавливая силы, он приподнялся на локте и заговорил:

— Вы полагаете, что нам подобные останутся в бездействии в связи с нашим исчезновением?

— Экипаж «Мендозы» в курсе того, что батискаф исчез в двухстах сорока километрах к востоку от Рапа-Нуи, — поддержал его Пьер Лагранж, не скрывая своего отвращения к перспективе навсегда остаться в подводном городе. — Будут предприняты поиски, а если вы захватите второй батискаф, то дело кончится тем, что наши соотечественники начнут подозревать истину.

— Наши сбросят полдюжины подводных бомб «Н» вокруг места погружения, — пригрозил лейтенант Хиггинс. — И ваш подводный город превратится в ничто! Он никак не выдержит колоссальных ударных волн, направленных вертикально вниз!

— Не обольщайтесь, — проговорил гигант-муанец, и в голосе его прозвучала насмешка. — Рассудите здраво. Исчезновение вашего батискафа отнесут за счет несчастного случая. Естественных причин достаточно, чтобы вы погибли. Подумайте также и о следующем: присутствие подводных сейсмографов вокруг Рапа-Нуи вовсе не является неоспоримым доказательством нашего нынешнего существования. Ваше приключение столь невероятно, что комиссия, которой будет поручено разбирательство причин исчезновения, придет к выводу о несчастном случае. Конечно, у некоторых ваших ученых восстановится вера в Му, поглощенный Тихим океаном. Добыв один из наших сейсмографов, они примут за истину то, что было до сего времени для них мифом. Но гипотеза о том, что мы живы, будет расценена как смешная и сумасшедшая.

вернуться

Note24

Автохтоны — первоначальное, исконное население страны. — Примеч. перев.

24
{"b":"10169","o":1}