ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бомбардировщик вдруг резко тряхнуло. Все трое даже вцепились в свои сиденья. Стив О’Брайен внимательно осмотрел циферблат на табло.

— Черт побери! — проворчал он. — Мы сейчас почти в трехстах километрах от места взрыва, и тем не менее ударная волна оказалась значительно более мощной, чем предполагалось… Алло? База Хендриксон?

— Да, я вас слышу, «Sunny Ray», но несколько хуже. У вас все в порядке?

— Не знаю. Но нас так качнуло! Вы не предупреждали, что такое может быть, тем более на высоте почти двадцать четыре тысячи метров!

— По предварительным данным, эффект этого подводного взрыва превзошел все ожидания. Система телекамер на буях, даже с подстраховкой, вся выведена из строя. Слишком рано снесло буи Ударная волна и водяной вал сработали намного раньше, чем предполагалось. Скорость распространения вала просто поразительна: многие сотни километров в час! Просто невероятно… это не лезет ни в какие ворота!

— Что же было в «пакете», который мы везли? Обыкновенная бомба «Н»?

— Не совсем так, командан. На этой стадии операции вас можно проинформировать, поскольку сейсмическая волна уже обошла земной шарик и оповестила наших «конкурентов». Штучка, сброшенная вами, — «солнечная бомба U—3—F». Сферическая масса водородного соединения лития, заложенного в центр в качестве начинки, сработала как запал, вызвав термоядерную реакцию. Эта «хлопушка» равна десяти обычным атомным бомбам, взорванным одновременно. Температура — до сотен тысяч градусов. Акулы в округе наверняка изжарились! Теперь ваша очередь, «Sunny Ray», осуществлять контроль…

— Бортовой контроль действует нормально. Изображение чистое. Мы рады, что избавились от «пакета», — добавил он. — Это спрессованный ад высшей пробы. Перехожу на прием…

Тишина.

— Слушаю вас, база Хендриксон… — повторил он, не получив ответа. Flying commander повернулся к радисту и кивнул на передатчик: — Что там с твоим аппаратом? Вышел из строя?

Радист пожал плечами в знак того, что сам не понимает, в чем дело, и повернул ручку селектора. В наушниках раздались обрывки музыки и речи. Работало множество станций. Радист немного подержал станцию Папеэте, которая передавала новости на французском языке, потом Веллингтон и даже очень слабую станцию Балпарисо в Чили.

— Приемник в порядке, командан. Просто база Хендриксон не отвечает…

Глава II

База не отвечает? — недоверчиво повторил командан О’Брайен.

— Вы полагаете — это результат цунами? — начал Петер Хиггинс.

— Конечно, нет! Если водный вал и задел остров, то он уже должен был потерять свою силу и не представлять никакой опасности. К тому же даже такая мощная волна не могла покрыть за полчаса тысячу километров, отделявших ее от нашей базы… Нет, на острове просто какая-то поломка.

— Но почему же в таком случае генерал Морли не использовал запасной передатчик? Уж этого-то добра там хватает!

— Попытайся связаться с истребителями-наблюдателями, Биддл, — приказал командир, не отвечая на вопрос.

Радист установил связь с командиром эскадрильи, который тут же назвал свой позывной и спросил без всяких предисловий:

— У вас есть связь с Хендриксоном? У нас она неожиданно прервалась…

— Я сам хотел задать вам этот же вопрос, Госман, — подал реплику О’Брайен. — База онемела. Это даже как-то трудно представить себе, а?

— Чего они ждут, почему не воспользуются запасным передатчиком?

— Вот и мы себя спрашиваем — почему?

— Эй, не отключайтесь, — вдруг закричал командир эскадрильи. — Я вижу какой-то странный летательный аппарат в…

— Госман! Алло, Госман! — закричал О’Брайен.

Он обменялся встревоженным взглядом с товарищами и услышал, как радист тут же уточнил:

— Нет, командир, это не у меня…

— Черт его задери! Что он хотел сказать? — В голосе Госмана явно звучало дикое изумление…

— Вижу остров Хендриксон, — подал голос Петер Хиггинс.

Бомбардировщик снизил скорость. Небольшой коралловый атолл выделялся темной точкой на зеркальной поверхности океана. Сдвинув Наушники, Хиггинс направил бинокль, пытаясь разглядеть ангары, бараки и посадочную полосу — плоды долгих месяцев работы, выполненной специалистами подразделения Королевских ВВС. В этот момент у смотревшего в том же направлении командира перехватило дыхание, он побледнел.

— Там… там же нет ничего! Атолл совершенно черный!

Не веря своим глазам, командир заложил крутой вираж, чтобы облететь остров. Широкая взлетная полоса, постройки базы, в прошлом окруженные кокосовыми пальмами и ибикусами с желто-шафранными цветами, все было покрыто черным налетом и вздулось. Островок напоминал теперь кусок шлака с глубокими черными блестками.

— Боже праведный! — выдохнул О’Брайен.

— Похоже, что наша супербомба попала прямо сюда… — пробормотал бледный, с дрожащей нижней губой радист. — Уголь! Черный камень!

— Камни покрыты блестящей глазурью, — прошептал Стив О’Брайен. — Остекленевшая лава — вот что осталось от наших друзей, ученых и техников…

— И корабли тоже исчезли…

— Да. Не оставив ни малейшего следа, даже масляного пятна. Ничего не понимаю!

Хиггинс бросил взгляд на приборы.

— У нас осталось горючего всего на две тысячи километров.

— В Европе бы этого вполне хватило. Но здесь, в автономном полете… просто катастрофа. Мы не сможем долететь до аэродрома Бора-Бора, что в трехстах километрах от Таити. Туда — две с половиной тысячи километров. Другие места тоже недосягаемы. Самый близкий аэродром на острове Пасхи, где-то чуть меньше двух тысяч километров. Впрочем, он вряд ли заслуживает название аэродрома. Так что — это единственный путь к спасению… если, конечно, повезет…

Хиггинс сверился с бортовым хронометром.

— Если не просто повезет, а сильно повезет, то мы увидим Рапа-Нуи где-то к двадцати двум…

Этнограф Христиан Денуае и полинезийская учительница со все возрастающим беспокойством смотрели на необъяснимое бледное свечение, нимбом окружающее вершину Рано Као. Ореол становился все ярче и принял форму купола. Купол беззвучно поднялся и превратился в прозрачную сферу, которая медленно взлетела в небо. Она освещала местность странным сиреневым светом, хотя ее собственное свечение напоминало искрение электросварки.

— Крис, что это такое? — пролепетала Маева.

— Только не оборотень, — попытался пошутить этнограф. — Но если бы твои ученики и их родители увидели это «нечто»… то их явно бы пробрала дрожь! Пойдем-ка выйдем, — предложил он.

Выйдя на порог дома, они застыли. Рядом со стоящей на рейде «Мендозой» из-под воды поднималось смутное свечение, а через несколько секунд на поверхность выскочил и ушел в небо еще один шар. Он двинулся к острову и застыл неподвижно прямо над церковью, освещая спящее селение.

Третий вынырнул у островка Моту-Нуиnote 11 и полетел на северо-запад.

Хотя сфера была на высоте не менее ста метров, молодые люди инстинктивно пригнулись. Тем не менее, не желая упустить ни одной детали этого фантастического зрелища, они, взявшись за руки, побежали к церкви. На пороге ее стоял, подняв глаза к небу, падре Кинтана.

— Боги небесные! — закричал он, узнав этнографа и Маеву. — Свет льется оттуда, от… Эти шары разбудили меня! Вы…

— Нет, падре, — прервал его Христиан, чтобы не ляпнуть что-нибудь непристойное, поскольку никаких объяснений у него не было. — Никогда не видел ничего подобного и даже не слышал.

Он заморгал и стал следить за застывшими над островом сферами. Но тут заполыхало на востоке, как и перед появлением предыдущих шаров.

Между тем селение стало пробуждаться. Замелькали огоньки в окнах, и вскоре многочисленные жители стояли, задрав головы к небесам, заливающим остров сиреневым светом. Скоро появился губернатор, в незаправленной в шорты белой рубахе, в сопровождении Бернара Леруа и Жанны Мансуа,

вернуться

Note11

Маленький островок, называемый “остров людей-птиц”. — Примеч. автора.

4
{"b":"10169","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мертвые не лгут
Лаять не на то дерево
Я оставлю свет включенным
Ведьма и бесполезный ангел
Наказание жизнью
Стремительный соблазн
Осень Европы
Делай космос!
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки