ЛитМир - Электронная Библиотека

– А как все это выглядит теперь? – спросил Фристедт, подойдя к стене и снимая карточки семерых палестинцев.

– Остается розыск немцев. И, конечно же, Карл там, в Бейруте. Но это всего лишь шанс, – ответил Аппельтофт.

– Он, кажется, хороший парень, этот Хамильтон, – то ли сказал, то ли спросил Фристедт и впервые за весь день зажег трубку.

– Да, только я, наверное, старомоден, но мне трудно понять это: коммунист на "фирме", – пробурчал Аппельтофт.

– Пожалуй, но мы уже довольно стары – и ты, и я, – по крайней мере, для работы. Да и у премьер-министра есть люди с таким же прошлым. Он-то уж, наверное, не из мальчиков Нэслюнда.

– Нет, – сказал Аппельтофт, – нет, Карл абсолютно не его человек. Хотя я и не понимаю, как он попал сюда, он ведь и не настоящий полицейский. Его манера обращения с оружием заставляет задуматься. Они что, собираются начать здесь новую деятельность?

Этот вопрос остался без ответа. Для них было важно, что Карл не из тех юных "полуакадемиков", которых набирает Нэслюнд в свою новую гвардию, тех, что сделали быструю карьеру и тянут одеяло на себя. Именно сейчас двое таких наряду с Карлом Альфредом ведут себя словно шефы в отсутствие Нэслюнда. Тот как раз улетел в Гамбург, чтобы "информировать о положении дел", то есть чтобы погреться в лучах славы, которую, как ни смешно, принесла ему находка Карла Хамильтона, пришедшаяся так по вкусу немецким коллегам.

* * *

Нэслюнд действительно провел очень приятный день в Гамбурге. Даже если удар, нанесенный здесь и в Бремене, и не приведет к поимке полутора террористов (так как еще один человек был задержан за незаконное хранение оружия), то гора документов и записей явно говорила о том, что удалось нащупать солидную группу поклонников терроризма, о которых до того имелись лишь самые расплывчатые сведения. И если группа хотела стать потенциальной базой для третьего поколения немецких террористов, то это ее горячее желание удалось остудить. И еще важнее: теперь-то "доказано", что их имена известны отделу по борьбе с терроризмом при службе безопасности, и, значит, те, кто намеревался вербовать их для создания структур новой организации, вряд ли захотят с ними связываться. С этой точки зрения западногерманские коллеги остались очень довольны помощью, полученной от Швеции, и Нэслюнду оказали более чем сердечный прием. Но они не нашли никаких доказательств подготовки какой-либо акции в самой Швеции. Правда, это не означало, что можно отказаться от такой версии – отсутствие квалифицированных террористов среди захваченных как раз и можно было истолковать как их умение вовремя выпрыгивать из сетей, – но каких-либо конкретных данных нет, и с учетом того, что для скорейшего проведения операции по захвату было мобилизовано так много людей, трудно представить себе, что кто-то из них мог бы всплыть на поверхность несколько позже. Но если это случится, то об этом, конечно, сразу же станет известно.

И все же Хенрик П. Нэслюнд чувствовал себя не особенно разочарованным, когда вместе с двумя своими немецкими коллегами, тоже "шефами", отправился в Париж. Ведь именно ради встречи в Париже он полетел через Гамбург, иначе вся поездка была бы не очень оправданна. Но парижская встреча важна; на эту двухдневную ежегодную общую встречу группы "Киловатт" в Версале у Нэслюнда были большие надежды.

Группа "Киловатт" была неофициальным объединением, возникшим по инициативе Израиля, и состояла из служб безопасности Норвегии, Дании и Швеции, спецсекторов голландской, итальянской и бельгийской служб безопасности, занимавшихся борьбой с терроризмом, и "второго бюро" французской разведслужбы DGSE, которое, как на международном профессиональном сленге в этой среде говорили, занималось "спецоперациями" или, если откровеннее, dirty tricks[53].

Великобритания обычно посылала сотрудников из МИ-6 и МИ-5, Израиль был представлен Моссадом и Шин-Бетом, а Западная Германия – BND и Verfassungsschutz, то есть службами и разведки, и безопасности. Великобритания и Израиль не могли позволить себе охотиться на террористов силами лишь одной организации. Контроль за деятельностью IRA в Лондоне, таким образом, осуществляла МИ-5, а за связи IRA с Ливией и другие виды деятельности в Европе ответственность брала на себя МИ-б. Таким же образом дело обстояло и в Израиле: борьба с терроризмом находилась в сфере интересов службы безопасности Шин-Бет, а разведслужба – у Моссада.

Цель группы "Киловатт" – не столько налаживать связи между европейскими и израильскими службами по борьбе с терроризмом, ибо такие связи уже наладились благодаря ежедневному тесному сотрудничеству, сколько, встречаясь несколько раз в году на уровне руководителей ведомств в Париже, проводить тактические и стратегические переговоры, не протоколируя их и не вводя их в компьютеры (чтобы не докладывать о них своим политикам). Координация связей, таким образом, превращалась в обычное, но довольно хорошо отрегулированное сотрудничество.

Шеф "Бюро Б" шведской полиции безопасности является постоянным шведским представителем в группе "Киловатт". Так было начиная со вступления в эту должность предшественника Нэслюнда, человека, который вместе с бывшим шефом шведской государственной полиции вышел на мировой рынок шпионажа: тогда они сумели продать шведскую технику для прослушивания и компьютеры, приспособленные для служб безопасности.

Шведская полиция безопасности, конечно же, не имеет весомого представительства в группе, где большинство организаций более чем вдвое крупнее и обладают во много раз большим практическим опытом, хотя и имеют дело с большим числом проблем, связанных с терроризмом. У шведов свои выгоды от присутствия в этой группе, если не считать, что кое-кто тешит свое тщеславие возможностью посидеть рядом с рослыми, широкоплечими парнями, и состоят они, скорее всего, в том, что им удается постоянно следить за тем, как вводятся в работу технические новинки, а также знать, какие сейчас преобладают тенденции в террористическом движении, действующем на европейском "поле боя". Для более влиятельных членов – а к ним в первую очередь относится израильский Моссад – сотрудничество в рамках группы "Киловатт" означает возможность передавать коллегам во всей Европе свои секретные сведения и информацию. Естественное правило обмена информацией между различными организациями безопасности и разведки: тому, у кого больше сведений, легче получить в обмен новую информацию в благодарность за помощь. Шведы в этом отношении постоянно пребывают в роли должника, прежде всего по отношению к немцам и израильтянам.

На этой встрече группы "Киловатт" рассматривались два главных вопроса. Первый касался новой волны покушений на британские гостиницы и британских туристов, предпринятых IRA в последние две недели. Второй – тенденций, вызывавших все больше опасений: связи между тем, что в Западной Германии называлось "третьим поколением террористов", и двумя или тремя группами во Франции и Бельгии, которые начали пропагандировать нечто вроде "террористического интернационала" и войны против НАТО во Франции, Бельгии и Западной Германии. Совсем недавно на парижской улице был убит американский полковник, а организация "Прямые акции" гордо заявила о своей причастности. Французский полковник, представлявший на встрече французскую разведку, а по существу шеф "второго бюро", почти полностью состоящего из корсиканцев, намекнул, что его люди внедрены к террористам и вскоре можно рассчитывать на широкомасштабный удар. Он надеется, что это выведет на след бельгийской террористической группы.

Вопрос Нэслюнда, касавшийся убийства шведского офицера безопасности, и работа по выслеживанию предполагаемых палестинских убийц стояли в конце повестки дня.

Но за два приятно проведенных в Версале дня – французы взяли на себя заботы о еде и напитках – Нэслюнд, как и надеялся, провел массу неформальных и доверительных встреч со своими израильскими коллегами.

вернуться

53

Грязные трюки (англ.).

65
{"b":"10170","o":1}