ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще пару кварталов прогулка продолжалась спокойно. И вдруг объект скосился на противоположную сторону улицы, где шел Хестенес, и вошел в "Оппегорд" – магазин, продающий вышивки, плетеные корзины, а в это время года и различные рождественские безделушки.

Хестенес засомневался. Магазин маленький, вряд ли стоило рисковать. Ведь он имел дело с профессионалом, явно наблюдавшим за окружающими. Учитывая возможные встречи в дальнейшем, показаться перед ним сейчас было слишком рискованно. Хотя, с другой стороны, объект вряд ли имел какой-нибудь реальный повод для посещения магазина вышивок и рождественских сувениров.

Хестенес сообщил о своем местонахождении по радио. И решительно направился к ближайшей витрине. Оттуда он мог видеть происходившее внутри магазина.

Объект рассматривал букеты из бессмертников и выбрал себе красный, зеленый и голубой, а затем встал в очередь к кассе для уплаты за них. В очереди стояли женщины-норвежки среднего возраста.

Хестенес не упускал объект из виду все время, пока тот был в очереди.

Наконец тот вышел на улицу с букетами, упакованными в пластиковый пакет с красным рождественским орнаментом, и продолжал путь по направлению к рыночной площади Стурторвст.

Хестенес задумался.

Букеты могли служить сигналом либо каждый сам по себе, либо комбинацией цветов. Но они были спрятаны в пластиковом пакете.

На рынке объект быстро прошел между цветочными рядами, остановился и обменялся парой слов с продавщицами у вагончика, легко превращающегося в цветочный прилавок фирмы "Арне Даленс Гартери и Хагесентр". (В тот же вечер продавщица была допрошена с отрицательным результатом, она не могла вспомнить даже, что было сказано и на каком языке – норвежском или шведском.)

Объект направился к универмагу "Гласмагазинет", где предрождественская торговля шла полным ходом и тысячи людей толкались у выхода. Конечно же, идеальное место для встреч и контактов.

Итак, на этот раз попался не обычный мелкий преступник, а хорошо знающий свое дело профессионал.

Хестенес по радио сообщил коллегам свое новое местонахождение и попросил Атлефьорда связаться с центром и подключить резервные силы. Универмаг с его предрождественской торговлей тремя агентами не перекроешь.

Преследовать кого-либо в универмаге трудно, даже когда объект наблюдения совсем неопытен. А когда охотишься за профессионалом, ситуация может в одно мгновение перерасти в кошмарный сон с мучительными и тупиковыми моментами; Хестенес уже почувствовал это, когда они оба, объект и он, находились на нижнем этаже универмага.

Объект не выказывал ни спешки, ни нетерпения, ни нервозности. Он долго крутился среди стеклянных витрин с хрустальными рюмками и вазами. Возникла проблема: с помощью этих витрин объект также может наблюдать за ним, и, кроме того, внутри полно зеркал, и невозможно определить, куда на самом деле смотрит объект. Кроме того, Хестенес был вынужден максимально приблизиться к нему, чтобы суметь заметить возможный сигнал или человека, которому этот сигнал подается, и одновременно, разглядывая объект, делать вид, что сам разглядывает цены на рюмки и вазы, которые вовсе не собирался покупать.

Один раз оба стояли на расстоянии всего четырех метров друг от друга. Объект держал в руке рюмку и, казалось, глубоко погрузился в изучение выгравированного на ней рисунка. При этом он расслабился и выглядел абсолютно естественным.

Человек в зеленой охотничьей куртке и вельветовых брюках, с белым пластиковым пакетом, в котором лежали три букета бессмертников разного цвета, был похож на любого скандинава, скорее спортивного или сельского типа, чем политического интеллектуала, то есть скорее норвежец, чем швед. Ничто в его внешности не говорило о том, что он был террористом. Возможно, виной этому была рюмка, которую он разглядывал, держа против света, – она была какая-то "немарксистская", с широкой золотой каймой и до блеска отшлифованными гранями.

Сейчас они стояли в трех метрах друг от друга, разделенные стеклянными витринами с большим количеством зеркал. Никакого прямого взгляда, но Руару Хестенесу все же удалось всмотреться в лицо террориста, отраженное в зеркале витрины.

Неожиданно террорист отвел глаза от рюмки и посмотрел прямо в зеркало, поймав взгляд Руара Хестенеса, длившийся всего какую-то секунду, но она показалась Хестенесу вечностью.

Объект улыбнулся, почти незаметно приподнял рюмку, будто намекая на тост, обращенный к Хестенесу. И исчез. Осталась лишь рюмка.

Руар Хестенес находился в десяти метрах от ближайшего выхода – значит, этим путем террорист не воспользовался. И Хестенес почувствовал, что обливается потом.

К большому сожалению, оставалось только одно – вместе с толпой выйти из универмага. Уличная прохлада несколько ослабила его напряжение, и он по радио передал, чтобы кто-нибудь из сотрудников в универмаге взял наблюдение на себя, поскольку был риск, что его самого заметили. Находившийся внутри Атлефьорд услышал сообщение через аппарат, спрятанный в ухе, и сумел локализовать объект.

Сущий ад – вести наблюдение за профессионалами внутри большого магазина. Любое короткое сообщение может быть сделано без прямого контакта. В четко определенное время объект может стоять на заранее определенном месте, на его куртке могут быть застегнуты три кнопки вместо одной или двух – так он передает свое сообщение человеку, которого, может быть, и сам не знает или не видит; он может держать в руке шарф или разглядывать коричневую перчатку вместо черной или серой, и тот, кто в этот момент принимает сообщение, может быть кем угодно из сотен людей, стоящих рядом.

Но даже если речь идет о более сложной операции, например передаче документа в письменном виде или в виде микрофильма, то и в этом случае заметить момент передачи также почти невозможно. Объект может примерить серую перчатку и положить ее обратно в кучу с коричневыми. Значит, надо продолжить наблюдение за ним, а уже другой сотрудник должен остаться и проследить за тем, кто позже засунет руку в эту серую перчатку.

Опытный шпион или террорист может проделать все это, находясь прямо среди полицейских безопасности.

Атлефьорд и Селнес вскоре действительно оказались в такого рода идиотской ситуации. Из секции стекла на первом этаже объект поднялся на второй этаж и зашел в секцию женского нижнего белья, где оказался единственным бросающимся всем в глаза мужчиной. Но к нему добавился еще один – норвежский полицейский службы безопасности в застегнутом на все пуговицы пальто (рация и служебное оружие, поэтому застегнутый френч), выбирающий чулки размера 40-42; получилась сцена из комедийного фильма.

Вот почему Атлефьорд вынужден был держаться на расстоянии.

Все дальнейшее напоминало игру террориста со своими преследователями. Предлагалась целая программа из учебника по курсу криминалистики: неожиданное изменение направления движения, смена одной немыслимой позиции другой, столь же немыслимой, например на этот раз в секции постельного белья на третьем этаже, где так же невозможно непосредственное сближение, как и в секции женского белья. Когда все это наконец закончилось, террорист купил себе медную кастрюлю за 285 крон в секции хозяйственных товаров на этом же этаже. Оплатил ее по кредитной карточке "Америкен экспресс" на свое имя, словно протягивая визитку или, во всяком случае, подтверждая свое пребывание именно здесь и именно в этот момент.

Продолжение было не лучше. Преследуемый вернулся в гостиницу, уже не останавливаясь по пути перед витринами и ни разу не оглянувшись. Полицейские едва успели занять свои позиции вокруг гостиницы, когда он снова вышел из нее уже с пустыми руками.

Он пересек улицу Розенкранц, направился к витрине с часами, остановился около нее и стал разглядывать "Ролекс" в оправе из белого золота с брильянтами стоимостью 191 260 крон (Селнес стоял совсем близко и хорошо все видел); потом он прошел еще немного вверх по улице и вновь оказался рядом с пропалестинскими активистами. Постоял, будто разглядывая здание парламента, потом перешел на другую сторону улицы и продолжил свою экскурсию, а пять полицейских безопасности, находившиеся поблизости, следили за ним напряженными взглядами.

7
{"b":"10170","o":1}