ЛитМир - Электронная Библиотека

Шеф бюро при Управлении по делам иммиграции был осужден на четыре года тюремного заключения и уволен с работы за так называемый "шпионаж за беженцами", квалифицированный решением суда как "недозволенная разведдеятельность". Связь между его арестом и израильской операцией многие годы оставалась в неизвестности.

Четверым шведским пропалестинским активистам примерно через год выдали компенсацию в размере 4500 крон за нанесение ущерба во время лишения свободы без основательных причин для подозрений в различного рода серьезных преступлениях.

Четверо палестинцев, выдворенные из страны как террористы, права вернуться в Швецию не получили, поскольку шеф "Бюро Б" при полиции безопасности продолжал настаивать на своем решении.

* * *

Лишь один человек из переживших израильскую операцию остался физически невредимым. Но его имя так и не стало известно общественности. Однако в международном разведывательном сообществе вскоре только и разговоров было, что о сенсационном развитии стокгольмского дела. Западногерманская BND первая раскрыла истинную картину самого хода операции. От нее узнали остальные западные разведорганизации, и вскоре все стало известно и советской разведке – всего один шведский офицер военно-морских сил противостоял израильской спецкоманде. В Швеции, казалось, начал создаваться новый оперативный рисунок, он имел или по крайней мере мог иметь значение для всех партнеров в самых неожиданных обстоятельствах. Шведский офицер носил кодовое имя Coq Rouge.

Впервые специалисты всего мира получили повод обратить особое внимание на это кодовое обозначение.

Еще один человек пережил израильскую операцию – ближайшая сотрудница представителя ООП в Швеции Рашида Ашраф. После шести месяцев пребывания в больнице она вернулась на виллу в Виггбюхольм и стала новым представителем ООП в Стокгольме.

Она никогда не встречалась с человеком, называвшимся Coq Rouge, и у нее не осталось никаких впечатлений о нем, кроме одной маленькой детали. Острое, как лезвие ножа, воспоминание, что на ручке его пистолета изображен странный герб с золотой короной, не покидало ее.

* * *

"План Далет" мог обозначать "план Д" или "план четырех", поскольку "далет" – четвертая буква древнееврейского алфавита. Последнее толкование и являлось содержанием "плана", однако Арон Замир назвал четверых участников "четыре мудреца". Название операции стало – более или менее иронично – использоваться в Израиле после того, как туда докатились сведения о стокгольмском финале этого политического скандала.

Одним из многих офицеров разведки, получивших отставку, был и генерал-лейтенант Арон Замир. Отдел оперативной службы Моссада "Божья месть" был на время отстранен от дел, но затем его возглавили совершенно новые люди и перед ним поставили новую оперативную цель. Каких-либо спецзаданий типа приведшего в Стокгольме к фиаско поставить в ближайшее время в Европе было бы невозможно – уж слишком высока была для Израиля и дипломатическая, и политическая цена. Кроме того, особый почерк отдела при проведении акций – мол, речь идет о внутриарабских распрях – стал слишком хорошо известен, и никто уже не хотел его подделывать. По крайней мере в ближайшем будущем.

* * *

Человеку, которого называли Элазаром по имени библейского героя, пожертвовавшего своей жизнью в борьбе с врагом необыкновенной силы посмертно присвоили звание полковника. Начались распри и скандалы либо потому, что ему присвоили-таки следующее звание, либо потому, что только полковника. Ни у одного офицера Израиля не было столько наград, но похоронили его не на военном кладбище под Иерусалимом, а в родном ему кибуце в Галилее, у города Киннерет. Около пятисот человек пришло на погребение и поминальную службу.

Среди ближайших родственников была и его сестра Шуламит.

Настоящее имя Элазар получил от своего деда в пионерские времена. Он был Хаим Ханегби, что означает "жизнь в пустыне" – именно за это жил и умер в Палестине его дед.

99
{"b":"10170","o":1}