ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карл снова кивнул, Маак взял его сумку и пошел первым с перрона. Карл медленно захромал за ним.

Сент-Гоар - один из типичных поселков, которые он видел из поезда, когда впервые ехал на экспрессе Люфтганзы. Как раз тогда, проезжая эти места, он впервые установил контакт с Мааком. Тогда он спросил о скале Лорелеи на другой стороне, а затем они пошутили, что всю операцию, возможно, следует назвать "Сумерки богов". Это кодовое название теперь, пожалуй, уже не было преувеличенным.

Туман был очень густым: казалось, вода просто висела в воздухе. Карл быстро устал от пешей прогулки, лоб его покрылся холодным потом. Поселок был почти совершенно безлюден, ведь до летнего туристического сезона еще очень далеко. Карл не видел склоны гор с другой стороны Рейна, но догадывался, что они должны выглядеть так же, как тогда, когда он проезжал здесь впервые, - серыми, черными и коричневыми.

Гостиница "Золотой лев" смотрелась так, будто была вырезана из немецкого туристического проспекта, украшенная золотом и деревянной резьбой. На фасаде красовался большой позолоченный лев. За сводчатыми оконными рамами видны ресторан, накрытые столы, включенный свет и совсем немного посетителей. Карл подумал было, что они войдут внутрь. Но тут стоящая в нескольких метрах синяя машина дважды мигнула фарами. Он повернул к машине, а когда подошел поближе, передняя дверца открылась. Карл сел рядом с водителем, почти не рассмотрев находившихся внутри мужчину и женщину, уверенный, что они должны быть так же незнакомы ему, как и он им.

- Добрый вечер, - почти простонал Карл, когда осторожно усаживался в машину.

Женщина на заднем сиденье щелкнула рацией.

- Все готово, - кратко сообщила она и получила в ответ такой же короткий сигнал. Машина мягко тронулась с места, въехала в поселок и стала подниматься вверх по крутой петляющей дороге к освещенному замку.

В замке разместились ресторан и гостиница "Бург Рейнфельс". Они вошли в заднюю дверь, ведущую к бассейну, и поднялись на лифте. Здесь их встретил Зигфрид Маак, а двое сопровождающих спустились обратно. В конце коридора в номере с двумя смежными комнатами их ждал Логе Хехт. Он был один, персонал и снаряжение находились в комнате рядом.

- Да, быстро вы сработали, да и народу столько понаехало, - утомленно поздоровался Карл и, сняв темные очки, опустился в одно из голубых кресел в стиле барокко. Он бросил взгляд в окно. По другую сторону Рейна стоял сказочный замок, наполовину скрытый туманом, разрываемый бело-желтым лучом прожектора.

- Как только раздался твой звонок из Афин, мы объявили готовность номер один. И, как видно, для этого действительно есть причины. Ну ладно, как ты себя чувствуешь и что произошло? - спросил Логе Хехт озабоченно, но нерешительно.

- Как вы, черт побери, узнали, что я звонил из Афин? - спросил Карл. Он был совершенно уверен, что не говорил этого Зигфриду Мааку.

- Техника, - ответил Логе Хехт, пожимая плечами. - Техника, которая моментально выдает счета и тянет целую вечность, если нужно получить деньги. Тебе требуется врач?

- Нет.

- Хорошо. Что же случилось, какова ситуация? Нанесем мы удар сейчас или позже? - Зигфрид Маак включил магнитофон и сел, держа в руках записную книжку и ручку. Они напряженно следили за Карлом.

- Если коротко, положение следующее. - Карл глубоко вздохнул, прежде чем продолжил. - Можно немного виски или чего-нибудь вроде этого? Так вот, примерно через десять часов в Ганновер придет трайлер. Я не знаю, как он выглядит, есть ли у него какие-нибудь особые приметы. Знаю, что он из Дамаска. Внутри помимо фруктов - полдюжины РПГ-18 и по меньшей мере в два раза больше снарядов к ним. Вторая группа террористов в Гамбурге - группа Зигфрида Хаузнера - имеет конспиративную квартиру где-то в районе Петерштрассе. Нет, номера я не знаю. Ее задача - принять оружие.

Карл сделал паузу, чтобы взять виски, которое протянул ему Зигфрид Маак.

- Что это такое - РПГ-18? Каковы возможные последствия этой перевозки? - спросил Логе Хехт, который далеко не был знатоком оружия.

- Это советское оружие, это и есть гранатомет. Вероятно, самое мощное оружие, когда-либо попадавшее в руки европейских террористов, если, конечно, они его получат.

- Итак, ты был в Дамаске?

- Да, отъезд был такой внезапный, что у меня не было возможности о нем сообщить. Это входит, как вы знаете, в их тактику.

- И что же там произошло?

Карл коротко рассказал, как проходила покупка оружия и что оно, насколько он мог узнать, должно быть использовано для обстрела американского посольства в Стокгольме. Это только гипотеза. И если она верна, террористам потребуется по меньшей мере еще месяц на подготовку операции. Проблема, конечно, в том, что подобное оружие может быть использовано и для каких-либо других целей. Одна-единственная встреча где-нибудь в прокуренной квартире - и они выберут другую цель. И тогда все пропало. А значит, все это страшно серьезно.

Что касается двух террористов (из команды Зигфрида Хаузнера), сопровождавших его, - Карл бросил взгляд на Зигфрида Маака, он только сейчас сообразил, что они тезки, - это были Барбара и Хорст Людвиг Хан. Они оба мертвы.

- Как это произошло? - прервал Логе Хехт как раз тогда, когда Карл, казалось, уже хотел перейти к другому вопросу.

Карл сидел тихо какое-то время, прежде чем ответить.

- Мы были захвачены палестинской разведкой "Джихаз ар-Разед", находящейся под руководством Арафата. Не он лично шеф оперативной работы, но важные решения принимает сам. Поскольку у них был веский и хорошо мотивированный довод, чтобы перехватить дьявольскую посылку от Абу Нидаля - кстати, весьма скользкий тип, - они нас захватили и привезли в лагерь около ливанской границы, с тем чтобы попытаться все остановить. Надо заметить, потрясающе элегантная операция.

- Палестинцы?

- Да. ООП, Сирия и Абу Нидаль - смертельные враги. Поэтому их операция на сирийской территории представляется почти фантастической.

- Ну и дальше что они с вами делали, допрашивали, очевидно?

- Я знал их оперативного руководителя по прежнему сотрудничеству, по прошлогодней операции, которую мы, шведская служба безопасности, проводили, в том числе и с их помощью...

- Вы сотрудничаете с ООП?

- Да, в том случае мы на это пошли. И это также имело большое значение. Ну, поскольку я ее знал...

- Шефом была женщина?

- Да. Но на это наплевать. Я объяснил ей ситуацию.

- Ты рассказал ООП о нашей операции!

- Да. Я счел, что риск минимален, и к тому же больше всего рисковал лично я. Кроме того, речь шла о том, чтобы выжить и объяснить ситуацию наиболее приемлемым образом.

- А твои раны?

- Чтобы не было ничего подозрительного, они нанесли мне несколько ран ножом и всадили две пули - в плечо и бедро. Она была очень любезна, выбрав самое приличное оружие, чтобы мои раны были по возможности несерьезными.

На секунду в комнате воцарилась тишина. Лишь звук включенного магнитофона нарушал ее, да еще тяжелое дыхание Карла.

- Что случилось с парой Хан? - спросил Логе Хехт неожиданно низким голосом, как будто в тишине таилось что-то устрашающее.

- Они убиты. Замучены. Они поехали по швейцарским паспортам под именем Апфелькнёдель или что-то похожее, и их тела будут доставлены в Швейцарию в ближайшие дни. Там, конечно, установят, что документы фальшивые, и обратятся в BKA с просьбой о помощи в идентификации убитых. Большого труда это не составит, как я понимаю.

- Их убили палестинцы?

Карл немного помолчал. Все в комнате выжидающе смотрели на него. Вопрос был мучительным.

- Да, можно сказать так, - в конце концов произнес Карл.

В комнате снова стало тихо. Логе Хехт, как впоследствии вспоминал Карл, бесконечно долго медлил, прежде чем все-таки сменил тему.

- Кто и когда будет проводить операцию, что ты об этом можешь сказать?

- РАФ хочет провести операцию с бельгийскими и французскими товарищами, как они их называют. Это, вероятно, означает ССС и "Аксьон Директ". Но практические проблемы, стоящие перед ними, потребуют по крайней мере еще месяца. Не думаю, что в Швеции они уже что-нибудь подготовили. Во всяком случае, я не получил ни малейшего намека.

65
{"b":"10171","o":1}