ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда он вернулся, Ален Детурей сидел на диване и поигрывал рюмкой коньяка, которую легко держал между указательным и большим пальцами. Он вздрогнул, когда увидел у Карла в руке большой итальянский пистолет, но сдержался, чтобы не показать удивления.

Карл медленно и тяжело опустился в кресло напротив дивана, вытащил секундомер и положил его перед собой на журнальный столик.

- У нас ровно семь минут и пятьдесят секунд для этого разговора, - сказал Карл, положив расслабленную правую руку с пистолетом на колено, дуло было направлено в пол.

Француз крайне осторожно и медленно поставил рюмку с коньяком перед собой. Они сидели на расстоянии четырех метров, и ни одному из них не составляло труда оценить ситуацию. Снизу слышались гул и музыка. Кто-то снова поставил шумный рок-концерт. Они посмотрели друг на друга. Француз глядел Карлу прямо в глаза, но ни одним движением не выдавал своих мыслей.

- Ты вооружен? - спросил Карл.

- Да.

- Автоматический пистолет, калибр 7,65?

- Да, и что?

- Следовательно, это твое служебное оружие?

- Нет, в армии у нас было другое.

- Я не это имею в виду.

- А что же тогда?

- Мы в адской ситуации, Ален. Прежде чем ты решишь, как тебе использовать свое оружие, позволь мне сказать тебе чистую правду. Во-первых, у тебя нет шансов. Во-вторых, у меня нет ни малейшего желания причинить тебе ущерб. Ясно?

- Да, я понимаю, что ты говоришь.

- Тебе не приходила в голову мысль, что здесь по крайней мере два террориста слишком хороши для всей этой компании?

- Да, конечно. Я думал, что я один.

- Следовательно, это не так.

- Нет. Ну и что?

- Здесь, в квартире, находится по крайней мере один, я повторяю это, по крайней мере один представитель французской, немецкой или другой службы безопасности или разведки.

- По крайней мере один?

- Да.

Секундомер все громче тикал в тишине. Несколько мгновений Ален Детурей сидел молча и неподвижно, потом вопросительно поднял бровь и сделал осторожный, демонстративно медленный и четкий жест, показывая на секундомер.

- Время идет к концу?

- Да.

- И что произойдет после?

- Всему этому придет конец.

- Придет конец твоему обману, твоим утверждениям, будто я твой враг? Ты думаешь, я такой пугливый?

- Нет. Но попытайся теперь понять, Ален. Мы ожидаем налета.

- Тебе это известно?

- Да.

- Как ты об этом узнал?

Карл заколебался. Он думал, что высказался уже совершенно ясно. Все остальное казалось абсолютно лишним. Алену должно хватить присутствия духа, чтобы при появлении немцев сразу сдаться. Потом ему бы все объяснили. Но нельзя было исключать возможность, что он, заранее не подготовленный, мог среагировать автоматически и начать стрелять по бойцам "девятки", и тогда это могло бы стоить ему жизни. Немцы, разумеется, снабжены как бронежилетами, так и автоматическим оружием. Ему показалось, что сверху он слышит легкий шум. Неуклюжие, как медведи, подумал Карл.

Он ждал молча. Ален Детурей пристально смотрел на него, ни о чем не спрашивая.

Карл не мог понять, что происходит с французом. Часы тикали, но никто не произносил ни звука. Все это тянулось невыносимо долго.

Наконец Карл решил, как ему продолжить, но в этот момент дверь, ведущая на лестницу, открылась и вошла Моника.

- Что это вы здесь сидите, как заговорщики? - спросила она несколько наигранно.

- Будь так добра, оставь нас и спустись к остальным, - сказал Карл грубо, как только был способен.

- Нет, это исключено. Я могу спуститься лишь для того, чтобы позвать других, если ты, конечно, хочешь этого. Ну как?

Он задумался: что она имеет в виду?

- Нет, - сказал он в конце концов. - Останься здесь и молчи.

- Другими словами, ты один из нас? - глядя на Карла, спросил Ален Детурей. Он сидел спиной к Монике, и выражения его лица она не могла видеть.

- Повторяю, у нас не так уж много времени. И прежде чем оно истечет, я должен четко определить ситуацию. Ты меня понимаешь, Ален?

- Мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду.

Карл в нерешительности обдумывал головоломную задачу, как сделать так, чтобы понял его только один Ален.

- Я никогда не был в бассейне, - с ударением на последнем слове сказал он, - Но сам я, во всяком случае, овладел этой премудростью. Как и ты, насколько я понимаю.

"Бассейном" ("La Piscine") на интернациональном сленге разведчиков называлась старая французская разведывательная служба, располагавшаяся поблизости от Piscine Delygny на берегу Сены, в самом центре города. Намек, следовательно, должен быть кристально ясным для возможного коллеги.

- Из всех видов блефа, в которых я участвовал, этот, несомненно, самый впечатляющий. Черт возьми, как же мы будем смеяться, когда окажемся в Стокгольме, - улыбнулся Ален Детурей.

Но Карл не понял. Сказанное было двусмысленным. Вероятно, француз имел в виду намек, что Карл сам из разведки. А обман был слишком неожиданным и грандиозным, поскольку сразу двое коллег оказались одновременно в организации террористов. Но Детурей мог иметь в виду и то, что все сказанное Карлом - это блеф, что является самой суровой проверкой со стороны товарища, которую можно было себе представить. Почему он сказал: "Мы будем смеяться в Стокгольме"? Они же туда не попадут, если они коллеги, и сказанное Карлом о предстоящем нападении на группу, значит, правда? А может, это все для того, чтобы запутать Монику?

- Я должен получить ответ, - произнес Карл.

- Ты его уже получил.

- Не до конца ясно.

- Учитывая обстоятельства и компанию, я думаю, этого вполне достаточно.

- Как я сказал, - продолжил Карл, наклоняясь вперед к секундомеру, - осталось еще пятьдесят пять секунд, у нас нет времени. Осталось меньше минуты, Ален.

С потолка снова послышался слабый шорох. Карл напряженно всматривался в лицо Алена, пытаясь понять, сознает ли он значение этих звуков. Карл взглянул на Монику, стоявшую около двери со скрещенными руками и сосредоточенным лицом, но она, казалось, не заметила его взгляда.

- Короче, - все больше нервничая, сказал Карл, - ты на государственной французской службе, ты из DST или DGSE.

Моника медленно прошла в свою комнату и закрыла за собой дверь. Было трудно понять ее реакцию, но Карл вздохнул с облегчением. Кажется, аббревиатура ей ничего не сказала.

- Я майор, посланный в распоряжение DGSE, но как ты это вычислил? - быстро прошептал француз, не отрывая глаз от двери, за которой исчезла Моника.

- Мы выяснили, что в Марселе в воздушно-десантном полку никогда не было никакого Алена Детурея. Ты же должен был иметь настоящие документы, так ведь? А вы меня никогда не проверяли?

- Да, ты офицер. Это смущало, но не более того. Когда это произойдет?

- Меньше чем через двадцать секунд. Мы должны попытаться укрыться.

- Немцы?

Карл кивнул и хотел уже подняться, когда в дверях снова появилась Моника. Она держала в руках "Хеклер-и-Кох" 5 SD калибра 9 мм, пистолет-пулемет с глушителем, той самой марки, которые сейчас концентрируются в значительном количестве вокруг квартиры. В этом была какая-то ирония - стандартное оружие немецкой "пограничной полиции" и в той же версии - с глушителем. Она держала оружие в одной руке, направив дуло в пол, повернув его так, что Карл не мог понять, снят ли он с предохранителя.

- Не делай глупостей, Моника, эта игра закончена, - попросил Карл.

- Он признался? - спросила Моника неожиданно мягким тоном.

- Да, но это не то, что ты думаешь...

Карл не успел ничего больше добавить. Моника рывком дугой подняла оружие и наставила его на Алена Детурея. Карл не задумываясь выстрелил ей прямо в туловище. Но выстрелил только один раз, что, принимая во внимание обстоятельства, было скорее "служебной ошибкой".

Пуля прошла сквозь Монику, забрызгав кровью обои сзади, но она даже не успела наклониться. Последнее, что запомнил Карл, был удивленный, почти оскорбленный взгляд Моники, брошенный на него, прежде чем около нее оказался Ален Детурей и выхватил оружие.

76
{"b":"10171","o":1}