ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последние слова мистер Крейн произнес с такой страстью, как будто эту часть своей работы делал почти с наслаждением. Иногда заходил так далеко, что видел сам себя в облике какого-то тучного архангела Михаила, который вооруженный мечем и щитом хранит безоружных перед напором темных сил, воплощенных в злодеях из налогового департамента.

– Полмиллиона, – протянул Хейзелридж, – и в ценных бумагах. Полагаю, что потом достаточно контролировать все бумаги и акции.

– Опять теоретически это возможно, – согласился мистер Крейн. – Но в действительности так не бывает. Не знаю, до какой степени вы разбираетесь в этих вещах, но в каждом таком завещании многое зависит от параграфа об инвестициях. В своем роде гораздо проще, когда дело ограничивается только ценными бумагами. Это нудно, но зато очень просто. Но в этом случае мы получили гораздо большие полномочия. Не то чтобы свободу рук, но почти. Это значит, что нашей задачей было ориентировать фонд на самые выгодные инвестиции, разумеется, достаточно безопасные. – Если вам что-то неясно, спокойно меня перебивайте.

– Все совершенно ясно, – сказал Хейзелридж. – Продолжайте, прошу вас.

– Ну, именно этим и занимался Абель – и позволю себе утверждать, что свой гонорар заслужил многократно. Разбирался в биржевых делах не хуже биржевого маклера, и продавал и покупал по текущим курсам. Поэтому нельзя без проверки последних договоров точно сказать, как сегодня обстоят дела фонда. Из чего он состоит, это я вам сказать могу. Попросил Коккерила, чтобы он оставил список ценных бумаг на сегодняшний день. Но большинство счетов, из которых бы можно узнать действительное состояние фонда – иными словами, историю отдельных инвестиций – были как раз в том ящике.

– Гм, – проворчал Хейзелридж. – Значит, мы никогда не узнаем.

– Да нет, узнаем, – успокоил мистер Крейн. – Только на это понадобится время.

– Тогда как узнаете, дайте мне знать.

Хейзелридж на миг задумался и сказал:

– Если бы Абель Хорниман захотел растратить какие-то деньги, думаете, он взял бы их из этого фонда, или из какого-то другого?

Говоря это, он наблюдал за Крейном, и гораздо больше его интересовала реакция Крейна, чем его слова.

Одно было совершенно очевидно. Мистера Крейна это не удивило, не возмутило. Наоборот, эта мысль его живо заинтересовала.

– Да, сказал он, подумав. – Да. Вздумай он растратить какие-то деньги, взял бы их именно из этого фонда.

– Почему вы так думаете?

– Вначале вы мне кое-что скажите. – Мистер Крейн испытующе заглянул инспектору в глаза. – Для подобного вопроса у вас есть какие-то основания – обоснованные подозрения, что такое могло быть?

– Нет, – сказал Хейзелридж. – Это был скорее гипотетический вопрос.

– Ну, тогда я вам отвечу тоже гипотетически, – сказал мистер Крейн. Наследство Стокса могло быть удобным полем для возможных махинаций, и по нескольким причинам. Прежде всего потому, что вторым душеприказчиком был дилетант. Во-вторых потому, что весь фонд был здесь у нас, и под нашим эффективным контролем. Должен был быть. Как я вам уже говорил, Абель неустанно покупал и продавал, так что это никого бы не удивило. В-третьих потому, что наследниками были исключительно благотворительные организации. Президент такой организации большей частью так рад, получая свой ежегодный чек, что на сумму не обращает особого внимания. Если убедить его, что инвестиции дают меньший доход, или что сумма уменьшена по административный причинам, он бы сразу согласился с таким объяснением и не стал ни о чем спрашивать-то есть перенес гораздо легче, чем частное лицо, которому залезли в карман.

– Да, – протянул Хейзелридж. – Понимаю. Спасибо за прямоту, с которой вы ответили на мои вопросы. Если с наследством окажется что-то не в порядке, тут же дайте мне знать. А сейчас я вам буду весьма обязан, если вы пришлете сюда мистера Боуна.

II

Детектив сержант Пламптри между тем добрался до Белсайз парк и допрашивал миссис Таккер.

Сержант Пламптри был молодым здоровяком – кровь с молоком, с тем видом мальчика-чистюли, которого только что вымыла мамочка. Методы его были неортодоксальны и некоторые результаты, которых удавалось достичь, его самого удивляли.

– Молодой человек, – говорила миссис Таккер, – налейте себе ещё чашку чая и послушайте, что я вам скажу: никогда не берите жильцов. Идите в приют, отправляйтесь в тюрьму, становитесь поджигателем или убийцей – кем хотите – только никогда не берите жильцов.

– Я. – начал сержант Пламптри.

– Возьмите хотя бы мистера Смоллбона. Такой тихий, такой безвредный. И хорошо платил. В жизни бы не подумала, что он такое устроит, что вызовет такую напасть на мою голову, что ко мне домой заявится полиция. Сахар там, за часами. Пять лет назад он снял у меня квартиру. Положил на стол плату за полгода вперед и сказал: «Миссис Таккер, я как тот катящийся камень, что мхом не обрастает. Но мне нужно место, чтобы преклонить голову.» Ну я ему и говорю: «Те две комнаты наверху свободны, а если захотите что-то приготовить, там в коридоре плитка.» И видит Бог, больше мы ни слова ни сказали.

– Когда… – начал сержант Пламптри.

– Нет, он меня сразу предупредил: «Миссис Таккер, я коллекционер и в комнатах у меня будет полно всяких сосудов и тому подобного. Так что если вам будет слишком трудно смахивать с них пыль, договоримся об этом стразу.» И ещё он сказал: «Я буду ездить когда хочу и куда хочу». И так и делал. «Ждите меня, и я вернусь,» – вот был его принцип. Часто бывал в Италии – у него там в Флоренции дом. Адрес написан на визитке, можете убедиться. Отсутствовал три месяца, и вдруг в один прекрасный день вернулся, как ни в чем не бывало, с полным чемоданом черепков.

– Как… – снова попытался перебить сержант Пламптри.

– А нынче в феврале исчез опять. Двенадцатого февраля. У меня все записано. Вот, посмотрите, здесь стоит: пятница, двенадцатого февраля. «Поеду в Кент» – сказал он мне. Куда именно, я прослушала. Что-то вроде Стэнтона. А может быть, Стэнкомба.

– Я думал… – сказал сержант Пламптри.

– Я знаю, что вы хотите сказать, – продолжала свое миссис Таккер. – Но подождите. Он уехал в пятницу. «Еду в Кент, – сказал мне он, – и если там найду то, на что рассчитываю, произойдут большие события, миссис Таккер. Громкие события. Вечером буду дома», – так он сказал.

– И больше не вернулся?

– С чего бы это? Вернулся в тот же вечер, как и говорил. А утром снова уехал, просто так, без чемоданов. Он делал так всегда. «Ага, – сказала я себе, – теперь в Италию. Видно, нашел то, что искал.» И так проходил день за днем, и мне было ясно, что угадала я верно.

– Вы думали, что он.

– Я знала, что он в Италии, и остается там по сию пору, – победоносно заявила миссис Таккер. – Там такая прекрасная погода!

С тактом, необычным для его возраста, сержант Пламптри воздержался от каких-либо комментариев этой любопытной точки зрения.

III

– Меня больше всего беспокоит проблема доступа, – сказал Хейзелридж, и здесь-то вы мне можете помочь.

– Доступа к чему?

– Доступа к тому ящику, где был спрятан труп, – пояснил Хейзелридж. И добавил: – Доступа в эту комнату, доступа в контору, доступа в Линкольнс Инн.

– Тут дело обстоит так, – начал Боун. – Днем кто угодно имел доступ в любую часть Линкольнс Инн. Приди вы очень рано утром, или поздно вечером – или в субботу после обеда или в воскресенье – тогда вас кто-то мог заметить.

– Особенно будь вы такой видной личностью, как Абель Хорниман.

– Да. Привратники, разумеется, знали его в лицо. А вот в рабочие часы вы можете войти в Линкольнс Инн когда угодно через шесть разных входов – и никто вас ни о чем не спросит.

– Ладно, – смирился Хейзелридж. – А в контору?

– Тут уже труднее, – сознался Боун. – Я здесь слишком недолго, и может быть эта неделя была не слишком типична, но вы бы удивились, сколько народу тут толчется в канцелярии и никто их не замечает. Не только сотрудники, но и совсем посторонние люди. На нашей стороне конторы есть приемная – там сидят младшие писари. Все посетители, клиенты, посыльные, сотрудники других фирм, торговцы канцелярскими товарами, и даже друзья и родственники сотрудников должны бы ждать там. В другой части все куда изысканней. Там только три кабинета компаньонов и комната, где сидят их секретарши. Но и так уйма людей, которые тут ориентируются, пользуются черным ходом, если хотят попасть прямо к секретарше того партнера, с которым хотят поговорить-или всучить какие-то бумаги – или вручить почту – или завести часы – или почистить телефоны – или наладить пишущие машинки.

14
{"b":"10172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Вместе быстрее
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Бельканто
Ключ к сердцу Майи
Так случается всегда
Ведьмак (сборник)
Земля живых (сборник)
Суперлуние