ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда публика встала из-за стола и началась менее формальная часть вечера, младшие сотрудники всех четырех фирм, которые до тех пор сидели строго разделенные по порядку, тут же перемешались, хотя и сохраняя дистанцию. Партнер угощал партнера сигарой, заведующий канцелярией чокался с заведующим канцелярией, секретарша сплетничала с секретаршей. Кто-то сел за фортепиано, и бледный счетовод из стритхемского филиала запел о моряке и морской деве, которая могла бы сойти за шуточную, если бы можно было разобрать слова.

Боун, как новичок, чувствовал себя ещё неловко. Но тут за него принялась брюнетка лет под сорок, с лошадиной физиономией, которая показалась ему знакомой.

– Мисс Корнель, если вы забыли, – сообщила она.

– Вы… вы были секретаршей мистера Хорнимана, – воскликнул Боун.

– Была и есть, – подтвердила мисс Корнель. И заметив его удивление, добавила, поясняя: – Я была завещана и унаследована – и теперь я секретарь мистера Хорнимана-младшего.

– Боба Хорнимана.

– Да. Вы его знаете, да?

– Мы учились в одной школе, – сказал Боун. – Знал я его не слишком хорошо. Пришел он на десять-двенадцать семестров позднее и принадлежали мы к разным братствам.

– Я сама никогда в таких закрытых школах не училась, – заметила мисс Корнель с сухой, но дружелюбной улыбкой, – так что не имею понятия, что это значит. Но пойдемте познакомимся с остальными. Не буду вас излишне утруждать знакомством с сотрудниками провинциальных отделений – вы увидите их не раньше чем через год на следующем банкете. Но вот, к примеру, мисс Читтеринг. Она работает у мистера Бёрли, а мисс Беллбейс – у мистера Даксфорда, и – помоги ей Господь – еще и на мистера Джона Коу.

Мисс Корнель помахала тощей блондинке и удивительно невзрачной брюнетке, которые явно не представляли никакого интереса.

– А почему работу на мистера Коу мисс Беллбейс считает таким наказанием? – полюбопытствовал Боун.

Мисс Беллбейс на миг серьезно задумалась над его вопросом и заявила:

– Пожалуй, потому, что он иногда так странно выражается.

Этим предмет беседы и был исчерпан, и потому Боун обратился к блондинке.

– А как долго вы работаете в фирме, мисс Читтеринг?

– Так давно, – уклончиво ответила мисс Читтеринг, – что предпочитаю не говорить, чтобы люди не догадались, какая я старая.

И она покосилась на Боуна, словно рассчитывая спровоцировать того на решительное отрицание этого факта, но Боун не поддался и сказал:

– Вы работаете на старшего компаньона, мистера Бёрли. Это очень ответственный пост.

– Я думаю! – согласилась мисс Читтеринг. – Вы уже знакомы с мистером Бёрли, мистер Боун? Он сегодня вечером выступал первым.

– Да, я его слышал, – сказал Генри. – Очень яркий оратор, осмотрительно добавил он.

Мисс Читтеринг восприняла его слова всерьез, заявив:

– Он очень умен, и работать с ним так интересно, правда, Флорри?

– Точно, – согласилась Флорри. – Я ни слова не понимаю из того, что он диктует. Видно, мозги у меня не по юридической части. Премного благодарна.

Это уже относилось к Джону Коу, которому благодаря многолетней практике удалось принести четыре бокала джина сразу.

– Не верьте ни одному её слову, – заявил Джон. – Не знаю, что бы мы без мисс Беллбейс делали. Она может любые заумные слова печатать прямо на слух.

– Но, мистер Коу! – воскликнула мисс Читтеринг.

– Не расстраивайтесь, мисс Беллбейс, что такое ум в сравнению с красотой!

– А что? – оживилась мисс Беллбейс, которая все воспринимала буквально.

– Чтобы вам это как следует объяснить, – заявил Джон, – мне пришлось бы отвести вас в местечко поукромнее и прочесть там индивидуальную лекцию.

– Но, мистер Коу! – возмутилась мисс Читтеринг, – как вы можете такое говорить! Мистер Боун может подумать, что вы это всерьез. А почему, собственно, вы сегодня нам ничего не почитали?

– К сожалению, оргкомитет отверг все мои предложения. Ну, милые дамы, не буду отвлекать вас от ваших поклонников. Вижу, старый мистер Расмуссен на нас уже косится. Мисс Беллбейс.

Взяв Генри за локоть, отвел его в сторону.

– Пойдемте познакомимся с сержантом Коккерилем.

– С кем?

– С сержантом Коккерилем. Это страж архивов, извечный капрал, главный посыльный, экспедитор, домоуправитель, мажордом и верховный чаевар. Удивления достойный Крайтон.

Несмотря на свой титул, сержант Коккерил выглядел совершенно штатским; ухоженный, сухопарый, своим твердым стоячим воротничком, корректным поведением и умными карими глазами он напоминал скорее тайного советника времен королевы Виктории.

К своему немалому облегчению Боун понял, что от него по части поддержания беседы слишком многого не требуется, и выслушал четвертьчасовой доклад о каких-то «футурах». Вначале смысл некоторых реплик до него не доходил, потому что он ошибочно счел, что речь идет о неких ценных бумагах, с которыми оперируют на бирже. Но потом понял, что «футура» – это нечто, что сержант выращивает дома в огороде.

К десяти часам старшие партнеры стали интересоваться расписанием поездов, и собрание постепенно поредело. Боуна поток понес по лестнице к гардеробу в нижнем этаже.

Прямо перед собой он увидел Боба Хорнимана с рыжевласой красавицей. Уже внизу услышал, как Боб предлагает:

– Вызвать вам такси?

– Спасибо, мистер Хорниман, я сама о себе позабочусь.

Такой ответ может быть произнесен самым разным тоном, от безразличного до почти грубого. Рыжевласой удалось же ответить так язвительно, что Боун ужаснулся. Боб покраснел, растерялся и метнулся к гардеробу.

Девушка смотрела ему вслед. На губах её играла неприметная улыбка, но пронзительные синие глаза посылали предупреждающие сигналы.

– Спать ещё рано, – заметил Джон Коу. – Что, если пойдем где-нибудь посидим?

– Не возражаю, – согласился Боун. Ему было интересно, заметил ли Джон Коу эту удивительную сцену: и если заметил, то что о ней думает.

– Кто эта рыжеволосая красавица? – спросил он.

– Анна Милдмэй, – сообщил Джон. – Работает у Бочонка Крейна. Я его терпеть не могу. Крейна, разумеется, – добавил он. – Пошли, я знаю одно заведение на Шафтсберри авеню, где открыто до полуночи.

Когда они уже сидели в баре «Якорь», Джон хмуро уставился на Боуна и спросил:

– Послушайте, как вы, собственно, попали в нашу братию?

– В какую братию? – осторожно уточнил Генри.

– В юристы.

– Трудно сказать. Как вы знаете, раньше я работал в центре по исследованию статистики.

– Этого я не знал, – заметил Джон, – но звучит это импозантно. И что же вы в статистике исследовали?

– Речь не шла о статистических исследованиях, – терпеливо пояснил Генри. – Я занимался тем, что составлял методики, а уже другие по ним исследовали. Между прочим, неплохое было место. Там достаточно было хорошей памяти и любви к цифрам.

– А рабочее время?

– Ну, отлично, мы могли приходить и уходить, когда угодно.

– Приятное общество?

– Весьма приятное.

– Так вот я и спрашиваю, – повторил Джон, – чего вы на старости лет влезли в нашу братию? Нет, я не в обиду – я тут тоже уже давно не самый младший. – Да, Тэд, ещё два виски, пожалуйста. Только меня оправдывает хотя бы то, что я влип сюда ещё до войны. Мог вступить в коллегию ещё в сорок первом году, только вот Гитлер решил иначе.

– Ну, дело было так, – сознался Генри. – Я не мог вернуться на свое прежнее место. Это была нефтяная компания, и за время моего отсутствия она слилась с другой. Моя квалификация мне ничем помочь не могла – таких мест слишком мало. Вот я и сказал себе, что займусь правом, чтобы упростить себе жизнь.

– Вы так себе сказали? – Джон от удивления разлил большую часть виски, а оставшееся тут же залпом допил, чтобы не лишиться последнего.

– Ну да, – продолжал Генри. – Право мне нравится, такое спокойное занятие. И думать не надо – все есть в книгах.

– Еще два виски, – заказал Джон бармену. – Двойных.

– Нет, серьезно, – продолжал Генри, – два года я изучал медицину, и поверьте мне, никакого сравнения. Только представьте, каково бы оперировать, имея под руками, скажем, Баттвортовские «Процедуры и прецеденты». Первое – взять в правую руку скальпель номер три, второе – ухватить слепую кишку за толстый конец.

2
{"b":"10172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отбор для Темной ведьмы
Позиция сверху: быть мужчиной
Отшельник
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Укрощение строптивой
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Адольфус Типс и её невероятная история