ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Боун повесил трубку, Джон сказал:

– Послушайте, если я хочу получить удовольствие от драматической истории, то предлагаю отправиться куда-нибудь, где нас не будут все время прерывать. Пошли обедать.

– Ладно, – согласился Боун. – Куда?

– Пойдем в Союз юристов, – предложил Джон. – В закусочной всегда такой шум, что человек не слышит сам себя. Там будем в полной безопасности.

– Между прочим, – спросил Боун, когда они перешли Кэри стрит и свернули на Белл Ярд, – вы состоите там членом?

– Я – нет, – сказал Джон, – но, полагаю, вы – наверняка. Ну видите, все в порядке. А я пройду, как ваш гость.

Закусочная Союза юристов, как и заметил Джон, не была тихим местом. В час дня она была полна еды, света, ароматов, болтовни и адвокатов. Но удобство было в том, что в нишах и по углам стояло несколько столиков поменьше, к одному из которых Джон и направился. Их ближайшими соседями были два пожилых адвоката, один из которых поглощал спагетти и притом читал какой-то юридический журнал, пока другой за рыбным филе явно редактировал проект договора.

– Ну вот, – начал Джон Коу. – Как я уже сказал.

Когда он закончил, Боун признал:

– Бесспорно, это выглядит довольно подозрительно. Так вы говорите, что у него в запертом ящике стола второй дневник и что все записи в нем зашифрованы?

– Не то, чтоб зашифрованы, но все – из одних инициалов.

– Есть какой-то довод, что это не может быть простыми светскими забавами? Скажем, ведет два дневника – один для дел, другой – для развлечений. Второй я сам бы запирал.

– Нет, непохоже. Большинство встреч там на вечерние часы, но есть и на одиннадцать утра, на половину четвертого и тому подобное. Никто не может развлекаться в полчетвертого, по крайней мере не в фирме Хорнимана.

– Но как все это сходило ему с рук?

– Я говорил вам-потому, что мы обеспечиваем ему алиби. Разумеется, так все делают. Но Эрик это делает систематически. Привожу пример. Сегодня днем в половине одиннадцатого его не было в кабинете. Я спросил Флорри Беллбейс, где он. Она сказала, что отлучился на фирму «Тарбервиль и Таут», чтоб заглянуть в какие-то бумаги.

– Возможно, он и в самом деле был там, – заметил Генри. – Тарбервиль, насколько я знаю, представляет сторону продавца при продаже Рокери.

– Возможно, – подчеркнул Джон. – Вот в этом все дело. Только его там не было. Я потрудился позвонить туда, чтобы проверить. Не только не работал там с бумагами, но и вообще не мог этого сделать – они не держат документы у себя, те хранятся в ипотечном банке.

– Ах, так, – протянул Боун. – Да, это решительно меняет дело. Но что вы собираетесь предпринять?

– Ну, – сказал Джон, – вначале мне пришло в голову проследить за Эриком на какой-нибудь тайной встрече. Только я не мог себе представить, что бегаю за ним по Лондону с фальшивой бородой для маскировки. Тогда, после недолгого размышления, я нанял. Простите, сэр? Да, разумеется, горчица к вашим услугам.

Очень старый джентльмен, похожий на Белого рыцаря из «Алисы в Зазеркалье», неуверенно склонился над столом.

– Боюсь, вы намочили ваш рукав в моем пудинге. Нет, ради Бога, не извиняйтесь. Качеству пудинга это не повредит, я опасаюсь скорее за ваш рукав.

– Вы говорили… – начал Боун.

– Да, я нанял детектива. Ничего себе шуточка, да? Некоего мистера Брауна. Сегодня днем он проследит за Эриком. Из дневника я знаю, что на сегодня у того две встречи – одна в четыре, а другая в семь. Так что мы сможем кое-что узнать.

– Я лично думаю, что нужно было рассказать Хейзелриджу, – сказал Боун. – Если вы не желаете, я промолчу, но все же по-моему так было бы умнее.

– Какой тоскливой была бы жизнь, поступай человек всегда разумно, ухмыльнулся Джон. – Пойдемте, выпьем кофе наверху.

III

После обеда Боун разрывался между составлением контракта для графини из Чизвика – дамы, проявлявшей потрясающий талант в подыскании неподходящих спутников жизни – и напряженными размышлениями об Эрике Даксфорде в роли убийцы.

По правде говоря, ему подобная мысль казалась несколько несуразной. Эрик-мошенник – да. Эрик-аферист, Эрик-растратчик, или вершитель незаконных сделок вопреки правилам коммерции. В конце концов даже автор мелких краж, причем исключительно без всякого насилия или риска попасться. Но Эрик-насильник и убийца, Эрик-жестокий душитель и укрыватель трупов? Нет, неубедительно.

– Вижу, он уже идет, – сказал Джон Коу, высунувшись из окна. Взгляните на него. Он в офицерском плаще – наверно, сохранил с времен войны – в тылу. И шарф цветов какого-то престижного колледжа. На голове шляпа а ля Иден, в руке папка. Это чтобы подчеркнуть, что он не только офицер и джентльмен, но ещё и юрист. Чертово ничтожество! Давайте спросим, какое у него на этот раз алиби.

Мисс Беллбейс, которую Джон тут же пригласил, чтобы продиктовать письмо, им сообщила, что мистер Даксфорд пошел в Патентное бюро взглянуть на какие-то списки.

– Забавно, что притом он шел в сторону Линкольнс Инн Филдс, – заметил Джон. – Разве что те переехали – ведь прежде Патентное бюро было на другой стороне Шансери лейн. Ну да ладно.

«Уважаемый сэр, ссылаясь на ваше письмо от шестнадцатого.»

Через полчаса зазвонил телефон. Просили Джона.

– Мистер Коу? Это Браун.

– Ну что? – спросил Джон. – Вам повезло?

– Я следовал за известным вам человеком, – сообщил мистер Браун с профессиональной осторожностью, – до Саффолк стрит у Стрэнда.

– И что же было дальше?

– Боюсь, что там я потерял его – понимаете, мне приходилось держаться вдалеке.

– И наверняка ещё по ветру, – заметил Джон. – Нет, ничего, я просто размышлял вслух. Что собираетесь делать дальше? Откуда вы звоните?

– Из телефонной будки на Эмбэнкмент. У меня есть основания полагать, что упомянутая особа находится в одном из больших зданий на этом конце Саффолк стрит или Девоншир стрит.

– Ну вот, пожалуйста! Ничего себе патентное бюро! – бросил Джон Генри. – Ладно, продолжайте. Когда вы выйдете на связь?

– Позвоню вам в контору не позднее шести.

– Отлично, – сказал Джон. – Продолжайте.

Положил трубку.

– Вы подождете продолжения?

– Да что вы, – усмехнулся Боун. – Я знаю лучший способ убить время. Но я все-таки считаю, что нужно бы сказать Хейзелриджу.

– Я в конце концов скажу, – успокоил его Джон. – Но для начала выясню, что собственно говорить. Теперь мне отступать некуда. Охота началась. Вначале след, потом схватка и наконец – добыча. Так значит чао и с Богом!

Была уже четверть седьмого, когда телефон наконец зазвонил.

– Это я, – раздался хриплый голос Брауна. – Если вы будете добры прийти ко мне.

– Где вы?

– Пойдете прямо до конца Саффолк стрит. Потом сверните направо и ещё раз направо. Это за Соммерсет Корт. Дом именуется Мерримэн Хаус. Буду вас ждать у первых дверей налево по коридору.

– Уже бегу.

Контора почти опустела. В секретариате Анна Милдмэй надевала шляпку и на удивление дружески пожелала ему спокойной ночи. Мисс Читтеринг начинала печатать первые строки какого-то очень длинного списка. Из подвала слышно было, как сержант Коккерил ворочает ящики и удивительно мелодичным голосом напевает тенорную партию одного из своих излюбленных псалмов.

«Все собрались теперь под твоей защитой, – пел сержант Коккерил, укрыты от страданий, укрыты от греха».

Джон вышел на Нью Сквер, свернул на Кэри стрит и через вестибюль суда направился в сторону Стрэнда. Для английского апреля было слишком холодно, хотя ещё не стемнело. Только под кронами Соммерсет Корта уже царила тьма.

Джон нашел Мерримэн Хаус без труда. Район был тихим и безлюдным. Время и копоть немало поработали над ним. То, что когда-то было красным, теперь приобрело цвет засохшей крови; что было белым, стало черным.

Браун ждал его в полутьме коридора. Окликнул профессиональным шепотом.

– Известная особа, – сказал он, – где-то на первом или втором этаже. Пока не удалось установить, в которое помещение он вошел. Я полагал, что вы можете знать.

27
{"b":"10172","o":1}