ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Понятия не имею, – Джон с удивлением заметил, что сам тоже шепчет. Тут может быть что угодно – от логова убийц до притона фальшивомонетчиков, вам не кажется?

– Да, тут не слишком уютно, – согласился Браун. – Вот тут указатель с именами. Подождите, я зажгу спичку. И так едва что разберешь. Так, на первом этаже фирма «Мейкпис и Холли», потом еще «Гольдфаст, Л. Т. Д.» Может быть, в одной из них?

– Понятия не имею, – Повторил Джон. – Почему тут так темно?

– Наверно, пробки перегорели, – сказал Браун. – Свет погас минут десять назад. А на втором и верхнем этажах – «Баннистер и Дин», бухгалтеры, и «Смит и Силвермен», адвокаты.

– Ну-ка покажите! – Джон тоже чиркнул спичкой. – «Смит и Силвермен». Х. В. Силвермен.

Он что-то вспомнил. Конечно! Инициалы из дневника Эрика: Х. В. С.

– Вот это может быть то, что нужно, – сказал он Брауну. – Понятия не имею, в чем тут дело, но пойду взгляну. Вы лучше оставайтесь поблизости, если дойдет до драки.

– Я мирный человек, – неуверенно протянул мистер Браун.

– Это ничего, – сказал Джон. – Когда возьмусь за дело я, сойду за двоих. Вы оставайтесь на лестнице, чтобы могли взять ноги в руки и вызвать полицию, если что случится.

На втором этаже было ещё темнее. Господа Баннистер и Дин явно закончили свои дела и закрыли контору, но по другую сторону коридора ещё пробивался слабый свет.

Там были двое дверей. На одних стояло «Смит и Силвермен, адвокатская контора и нотариат», на других – просто «Справочная». После небольшого колебания Джон Коу подтолкнул вторые двери. Те не были заперты, и он без стука вошел.

Единственной живой душой в комнате был рыжий подросток с острым носом. Руки и манжеты черны были от чернил, но с бледного лица смотрела пара удивительно пронзительных глаз. Его явно не удивил ни поздний час визита незнакомца, ни то, как он вошел. Да и вообще пожалуй мало что могло его удивить.

– Простите, что вам угодно? – спросил парень.

– У меня тут встреча, – ответил Джон.

– С кем?

Тут Джона осенила идея.

– С мистером Даксфордом.

– Пожалуйста, – пожал плечами парень. – Как доложить?

– Мистер Робертсон. Из фирмы «Робертсон, Робертсон, Леви и Робертсон».

– Придется немного подождать. У него посетитель.

– Ничего, – сказал Джон. Присел на стул и перекинул ногу на ногу.

– У мистера Даксфорда сейчас много работы?

– Ничего, справляется, – ответил парень. – Он тут не все время – у него ещё и другая работа.

– Я знаю, – бросил Джон. – Мистер Даксфорд известный труженик. Но знаете, я передумал. Нет времени ждать. Приду в другой раз, когда он не будет так занят.

Раздался звонок.

– Как хотите, – заметил парень. – Он как раз заканчивает.

– Ну, можно сказать, – заметил Джон, – что я и так узнал все, что хотел. Спокойно ночи, юноша. Передайте от меня привет мистеру Даксфорду. Скажите, тут был Коу, но не дождался.

И Джон исчез с глаз перепуганного парня.

IV

В конторе фирмы «Хорниман, Бёрли и Крейн» на Нью Сквер мисс Читтеринг все ещё печатала. Собственно, ей нужно было сказать мистеру Бёрли, что до вечера это никак нельзя перепечатать. Нужно было сказать, что это будет готово не раньше чем часам к одиннадцати утра. Но мало кто отваживался говорить мистеру Бёрли подобные вещи. И уж во всяком случае не мисс Читтеринг.

Потому, хотя часы на башне собора уже давно пробили полседьмого, хотя уже весьма заметно стемнело, хотя глаза слезились и болели руки, мисс Читтеринг продолжала печатать.

Вокруг все обезлюдело и затихло. Ушли уборщицы. Привратник Мейсон запер ворота с Кэри Стрит и вернулся, чтобы включить фонари, которые висели на цепях под сводчатым порталом. Во двор въезжали красные почтовые автомашины и тут же отбывали обратно, нагруженные почтой пятидесяти адвокатских контор.

Когда ещё больше стемнело, одноухий черный кот по имени Шансери выскользнул из своего укрытия в Нью Корт Пассаже и тихо перебежал через мостовую на газон посреди двора. Он охотился на очень глупого голубя, который гнездился на платане у южного конца двора. Шансери выследил, что голубь этот последнее время привык заниматься своим вечерним туалетом на нижней ветке дерева. И кот долго раздумывал о возможностях, которые открывала такая ситуация.

В конторе мисс Читтеринг взглянула на часы. Знала, что сержант Коккерил придет в семь часов закрыть все на ночь. Ей оставалось допечатать всего одну страничку. Вполне может успеть.

В конторе и на дворе было тихо. Свет был так слаб, что мисс Читтеринг едва различала надписи на ящиках для бумаг, черные ряды которых возвышались в задней части комнаты.

Ни с того, ни с его мисс Читтеринг охватил страх. Было тихо, но она точно знала, что слух её не обманывает и что в коридоре под дверью она слышала тихие шаги. На миг замерла, пораженная настолько, что тело отказывалось слушаться тревожных сигналов мозга. Но все-таки заставила себя встать и тихо, подгоняемая испугом и отчаянием, подбежала к дверям. Задвинуть защелку было делом одной секунды.

Мисс Читтеринг так и осталась стоять в полутьме, с бешено бьющимся сердцем. В душе она честила себя за трусость. Кое-как успокоившись, напрягла слух. Нигде ничего. Наверно, только показалось.

И тут произошло нечто и вправду ужасное.

У неё на глазах, на расстоянии всего нескольких дюймов, дверная ручка вдруг зашевелилась, остановилась и вернулась в прежнее положение.

Мисс Читтеринг вдруг стало совершенно ясно, что за дверью поджидает смерть. Но и в этот момент любопытство у неё возобладало над страхом. У двери стоял стул. Мисс Читтеринг влезла на него, и затаив дыхание заглянула сквозь пыльную фрамугу в коридор.

То, что она увидела, принесло такое облегчение, что истерически захохотала.

– Господи, так это вы? – сказала она. – А я вас так испугалась!

Слезла со стула, отодвинула защелку и открыла дверь.

V

Пробило семь, когда сержант Коккерил вошел в Линкольнс Инн с Шансери Лейн. Перед Стоун Билдинг встретил приятеля, привратника Мейсона.

– Добрый вечер, мистер Мейсон, – сказал сержант.

– Добрый вечер, сержант. Вы что, работаете сверхурочно?

– Иду только закрыть. Одна из машинисток там ещё работает.

– Я пройдусь немного с вами, мистер Коккерил, – сказал Мейсон. – Как нынче виды на фуксии?

– Пока ещё не скажешь, – ответил сержант. – Но выглядят они неплохо. Только вот если ночные заморозки. Такие поздние холода могут все погубить.

– Теперь-то не до заморозков.

– С таким правительством, как у нас, – заявил сержант Коккерил, можно ждать заморозков даже в июне.

Они остановились перед входом в здание. Нигде ни огонька, казалось, внутренние двери тоже заперты.

– Пожалуй, уже ушла домой, – сказал сержант. – Но лучше убедимся. Нынче с этими девушками никогда не знаешь. Может, оставила где-нибудь газ.

Сержант исчез внутри. Мейсон уже собрался уходить, когда вдруг углядел в сумерках что-то белое.

– Неужто этот чертов кот схватил все же голубя?

Мейсон остановился и начал шуровать тупым концом трости в кустах под платаном. Шансери недовольно фыркнул и неохотно отступил на несколько шагов в безопасную гущу кустов. На краю газона осталась кучка серых и белых перьев.

– Ах ты бандит! – воскликнул Мейсон. – Если ты не слишком его потрепал, старуха сможет что-то приготовить. Без карточек нынче ничем не побрезгуешь.

Нагнувшись, он услышал вдруг крик, раздавшийся в доме у него за спиной. И снова тишина. И топот шагов. Из дома вылетел сержант Коккерил и Мейсон с удивлением увидел, что тот бледен, как стена.

– Что? Что случилось?

– У вас в сторожке есть телефон?

– Есть, но.

– Срочно! Дорога каждая минута. Нужно вызвать полицию.

Сержант Коккерил пустился трусцой, Мейсон по кратком размышлении последовал за ним.

28
{"b":"10172","o":1}