ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шансери осторожно вылез из укрытия в кустах и принялся за голубя.

10. Среда

«DE MINIMIS NON CURAT LEX»

Часто случается, что на обоснованный вопрос, касающийся правил пользования, отвечают уклончиво, например:

– «Это вопрос инструкции», или «Это покупатель должен выяснить сам»

Такой ответ никогда не следует принимать без дальнейшего разбирательства.

I

До сих пор, – осознал Боун, – можно было, – не нужно, но по крайней мере можно, – взирать на эту историю со стороны: воспринимать находку тела Смоллбона как загадку; как нечто, что может человека занимать, испытывать его любопытство, не затрагивая близко.

Теперь же – совсем другое дело. Когда нашли мисс Читтеринг, с вытаращенными невидящими глазами, с искаженным в агонии ртом, с убийственной проволочной удавкой, глубоко врезавшейся в горло, это все изменило.

Когда назавтра утром Боун взглянул на лица коллег, это было заметно весьма отчетливо.

Отныне и до того момента, когда все кончится, так или иначе, они уже никогда не будут доверять друг другу, поскольку никогда не будут ни в чем уверены.

II

Известие достигло Хейзелриджа через пять минут после находки трупа.

Человек меньшего масштаба моментально отправился бы на место происшествия. Но Хейзелридж после краткого размышлении вместо этого придвинул телефон и стал отдавать распоряжения. И в результате три пригородных полицейских участка были настоятельно запрошены о помощи; две патрульные машины в районе северного Лондона были остановлены и направлены по новым адресам и целый ряд сотрудников лондонской полиции провел весьма суматошный вечер.

– Если нам хоть немного повезет, – заметил Хейзелридж сержанту Крэббу, – на этот раз хоть половину их сумеем исключить из числа подозреваемых. Похоже, критическое время – между половиной седьмого и семью.

– Да, все должны были быть дома, – согласился сержант Крэбб, но будучи известным пессимистом, добавил: – Только никогда ничто не происходит так, как надо.

Правота его слов пренеприятно подтвердилась на следующее утро, когда пришли донесения. Хейзелридж тут же пробежал их, отпустил несколько крепких слов по адресу электрических компаний и прочитал донесения ещё раз.

Первое из них было вполне типичным.

«Примерно в семь двадцать семь я прибыл по указанному адресу на Сент Джордж Сквер, Пимлико. – Столь топорного слога в полицейских донесениях придерживаются, видимо, в расчете, что они будут звучать убедительнее при зачтении в зале суда. – Особа, которая, как я позднее узнал, именуется мисс Бёрли, сообщила мне, что её брат мистер Бёрли ещё не вернулся домой. На вопрос: кажется ли это ей необычным, мисс Бёрли заявила, что это весьма необычно. Далее она сказала, что её брат обычно возвращается домой без четверти семь и что если задерживается, всегда ей позвонит. Прежде чем я закончил разговор с мисс Бёрли, прибыл мистер Бёрли. Он был весьма удивлен моим присутствием, а сам казался взволнованным и расстроенный. Заявил, что в результате внезапного отключения тока ему пришлось прождать пятьдесят две минуты на станции метро Чаринг Кросс. Что ничего подобного с ним никогда не случалось. Прождав минут двадцать, он попытался покинуть станцию и сесть в автобус, но была такая давка, что не мог пробиться к выходу наружу. Он заявил, что по его мнению власти.»

Из Суррея сообщал сотрудник участка в Эпсоме констебль Рук:

«Когда я прибыл в нужный дом, мне сообщили, что мистер Крейн ещё не вернулся. Я заявил, что подожду, и мистер Крейн прибыл без восьми минут девять. На вопрос, почему он вернулся так поздно, заявил, что ему осточертело ждать, пока поезд выедет из Сурбитона, где стоял уже почти три четверти часа, и потому вышел с вокзала, чтобы взять такси, что ему не удалось. Было это около семи часов пятнадцати минут. Наконец его подвез некий коммивояжер до перекрестка в Бенстеде, откуда домой дошел пешком. Заявил, что энергетические компании.»

«На допросе мисс Беллбейс заявила, что села в поезд метро на станции Тоттенхем Корт Роад. Поезд остановился где-то между станциями Морнингтон Кресчент и Кэмден Таун. Вагон был полон, но мисс Беллбейс удалось занять сидячее место. Когда поезд стоял уже долго, некая женщина рядом с ней спросила, как она полагает, что бы было, начнись пожар. Мисс Беллбейс ответила, что начнись пожар, они все бы сгорели. И тут женщина начала истерически кричать. К счастью, в это время поезд тронулся. Мисс Беллбейс полагает, что тем, кто не умеет держать себя в руках, нельзя ездить в метро.»

– Нет, это просто невероятно! – сказал Хейзелридж Боуну. – Те, кто нас вообще не интересует – миссис Портер, мистер Принс, мистер Вог и так далее – разумеется, попали домой вовремя. Зато из списка номер два пятеро застряли в самых разных местах лондонской транспортной сети, а остальные видимо вообще домой не вернулись.

– Джон Коу и Эрик Даксфорд, – напомнил Боун.

– Слышал я о них, – отмахнулся Хейзелридж. – Это едва ли не единственный положительный момент вчерашнего вечера. Коу вне подозрений. И о Даксфорде не может быть сомнений. Он тут не при чем.

– Как всегда, – хмуро буркнул Боун.

– Что-что? Да, вы правы. Конечно, все это вопреки правилам, но меня не интересуют его личные проблемы. В чем бы ни был он виновен, во всяком случае не в убийстве. По крайней мере не в этом. Я хотел бы, чтобы мог такое сказать обо всех остальных. Вам будет интересно, как обстоят дела. Бёрли – вышел из конторы в шесть часов. Домой в Пимлико добрался в семь двадцать пять. Пятьдесят минут провел в давке на станции метро. Мистер Крейн – ушел из конторы без пяти минут шесть. Сел в поезд, который отправляется с вокзала Ватерлоо в шесть пятнадцать. Домой добрался где-то без десяти девять. Часть его рассказа можем легко проверить. Я просил поспрашивать на вокзале в Сурбитоне. Боб Хорниман во вторник вечером вообще не вернулся домой. Его прислуга в этот день выходная, потому и он по вторникам всегда ужинает на стороне.

– Это можно выяснить.

– Я верю, что так оно и будет, – отмахнулся Хейзелридж. – Мисс Корнель пришлось пешком идти до вокзала Чаринг Кросс, потому что на автобус было слишком много народу. И на поезд в шесть десять она опоздала. Следующий поезд вместо шести сорока отошел только в четверть девятого. Всю дорогу до Севенокса стояла, и никого из знакомых не видела. Мисс Беллбейс – ну, вы уже слышали. Может быть, найдем ту истеричку, что сидела рядом с ней. А может быть и не найдем. Люди не любят сами признаваться, что устроили скандал. Мисс Милдмэй – ушла с работы в шесть двадцать. Двадцать минут прождала в Холборне автобуса, но те все были битком набиты людьми, спешившими на поезд. Плюнув, пошла домой в Кенсингтон пешком и была там в восемь. И это все.

Я скажу вам, что из этого следует. Из этого следует уйма новой работы.

Боун осторожно заметил:

– Полагаю, вы, гм… вы не забыли о сержанте Коккериле?

– Нет, – сказал Хейзелридж, – про сержанта Коккерила я не забыл.

Взял в руки последнее донесение.

– Сержант Коккерил запер контору в шесть двадцать пять. Поговорил с мисс Читтеринг, которая сообщила, что должна перепечатать нечто срочное для мистера Бёрли и обязательно вечером. Предложила, что запрет вход за него. Сержант Коккерил отклонил это предложение, заявив, что вернется в семь и тогда мисс Читтеринг наверняка уже все закончит. Зашел во «Взятие Трои» – это небольшой бар – да вы его знаете – на той стороне Феттер Лейн. Провел там тридцать минут, выпив джин с водой и поболтав с барменом. В семь вернулся. По пути случайно встретил знакомого привратника, который дошел с ним до самого дома. Остальное, полагаю, вы уже прочитали.

– И это все?

– Да, – кивнул Хейзелридж, – все, и все подтверждено барменом из «Взятия Трои» и тремя его клиентами. Полностью подтвержено.

29
{"b":"10172","o":1}