ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

III

В то утро в конторе мало кто занимался работой. Мистер Бёрли явно перешел тот предел, когда его ещё что-то могло пронять. Это явно был дар судьбы, иначе ему вправду тяжело бы пришлось.

Началось с осады со стороны прессы. Полиция не пустила их внутрь, но каждого, кто входил или выходил, пропускали сквозь строй. Джон Коу успел поделиться с репортером из «Нейшен» парой любопытных фактов о фирме, которые уже попали в дневной выпуск. «Дейли Монитор» поместила снимок мистера Крейна, стоявшего на ступенях у входа, сжав в руке зонтик, словно шпагу, и лихо сдвинув на глаза шляпу, в то время как миссис Беллбейс дала интервью «Миру Женщин», в котором приписала все влиянию звезд.

Кроме прессы, были у мистера Бёрли и другие заботы. Трезвонили клиенты, которых приходилось успокаивать. Как выразился герцог из Гернси, известный своей склонностью изрекать азбучные истины, что делало его столпом палаты лордов уже двадцать пять лет:

– Послушайте, Бёрли, этому пора положить конец. Есть вещи, которые в приличной адвокатской фирме просто недопустимы.

И снова тут была полиция, куда более назойливая, чем раньше. И ко всему ещё разлитие желчи, результат вчерашнего позднего ужина.

Короче, это стало последней каплей и в полдень мистер Бёрли решил, что с него хватит. Использовав момент, когда большинство репортеров отлучилась на ленч, проскользнул в дверь и отправился домой.

IV

– Послушайте, – спросил Боун, – чем, собственно, вчера вечером все кончилось? Я имею в виду с Эриком Даксфордом?

– Не воображай вы из себя слишком много, – сказал Джон Коу, – могли пойти со мной и видеть все собственными глазами. И притом заработать прекрасное алиби.

– Да, мог. Жаль, что это не пришло мне в голову. Но расскажите, что произошло.

Джон рассказал.

– Гм, и что из этого следует?

– Ну… нарушение условий договора.

– Какого договора? А, вы имеете в виду трудовой контракт с фирмой «Хорниман, Бёрли и Крейн»?

– Конечно.

– Это больше похоже на формальную провинность.

– Да не такую уж формальную, если идет речь о переманивании наших клиентов в свою контору и о снижении гонорара.

– Он это делал?

– Делал. Мне сразу некоторые инициалы в его дневнике показались знакомыми. Видимо, обещал им, что сам сделает все гораздо дешевле.

– Ага. Доложите Бёрли?

– Еще не решил, – смутился Джон.

– Короче, вы не имели бы ничего против, обнаружь это Бёрли сам, но не хотите нести ответственность и сказать ему?

– Более-менее. Послушайте, Боун, – Джон сразу стал серьезен. – Кто это все творит?

– Не знаю. – Боун встал и сверху вниз взглянул на Джона. – Пока никто не знает. Но кольцо сжимается, вам не кажется?

V

Инспектор Хейзелридж говорил примерно то же, только другими словами и чуть подробнее своему шефу.

– Бедная девушка, мне её жаль. Пожалуй, она так и не узнала, за что поплатилась жизнью. И мне ужасно жаль, что это произошло у нас прямо перед носом. Газеты за это ухватятся.

– Уже ухватились, – сказал заместитель.

– Но в целом я не жалею, что так случилось. То есть, имею в виду, что теперь у нас есть настоящий шанс схватить убийцу.

– Как вы это представляете? – спросил заместитель.

– Подумайте вот о чем: первое убийство была подготовлено заранее. Убийца мог старательно выбрать время и место. У него была уйма времени как следует все обдумать. У некоторых такой уж характер – могут вам разложить задачу в бридже со всеми вариациями и на шесть ходов вперед и за себя, и за партнера.

– Гм. – протянул заместитель.

– Но заставьте того же человека принять мгновенное решение в реальной партии, и в ситуации, когда все смотрят на него и ждут. – почти всегда он ошибется, и дорого за это заплатит.

– Ну, – протянул заместитель, который бридж терпеть не мог, – надеюсь, вы не ошибаетесь. Поскольку мы должны поймать убийцу. Ясно?

VI

Проверка алиби-занятие тяжелое и неблагодарное. Тут слишком много неизвестных, чтобы призвать на помощь математику. И даже известные факты при проверке могут удивительным образом меняться.

Сержант Пламптри посетил большой ресторан на Веллингтон Стрит, неподалеку от Стрэнда. В кармане у него были показания Боба Хорнимана о том, что прошлым вечером Боб там ужинал. «Пришел около половины седьмого, значилось в показаниях, – и сел в первом же зале с краю. Не помню, за каким столом. Где-то справа. Ушел в половине восьмого.»

Проблемы сержанта Пламптри начались с решения, который же из залов – «первый с краю». Залов там было три, все примерно одинаково удалены от входа. Сержант Пламптри позвонил Хейзелриджу и тот достал Боба Хорнимана.

– Зал прямо против входа, – сообщили он Пламптри.

– Прямо напротив входа – два зала, – сказал сержант Пламптри.

– Так распросите в обоих, – не выдержал Хейзелридж.

И вот сержант Пламптри по очереди распросил младшего официанта, который ничего не знал, потом старшего, который смахивал на деревенского священника и тоже ничего не знал, и наконец привлекательную даму лет тридцати, которая несмотря на молодость была уже управляющей всем заведением. Необычайно охотно та принялась помогать сержанту Пламптри в его расследовании.

– В «Минерве» это быть не могло, – сказал она, – поскольку там чайный зал и закрывается он в шесть. Значит, в «Аркадии». Говорите – справа? У нас там три-четыре официантки, которые могли вчера работать… смена у них с двенадцати до восьми, так что должны уже быть здесь.

Она позвонила в несколько звонков, нажала две цветных кнопки на своем столе, сказала пару слов по внутреннему телефону – и через минуту сержант уже показывал фото Боба худой блондинке, толстой блондинке, брюнетке и ещё ничем не примечательной официантке. Ни одна из них фото не узнала.

– Могли бы вы сказать, за каким столом.

– Не знаю, – развел руками сержант Пламптри. Ему уже приходило в голову, что проще было взять с собой Боба Хорнимана, но полицейский этикет не позволял.

Когда он уже собрался уходить, управляющая заметила: – Насколько я поняла, этот джентльмен утверждает, что сидел за столом около часа. Тогда бы девушки его запомнили. Время с половины седьмого до половины восьмого-лучшее время для чаевых, и если кто-то остается слишком долго, они становятся весьма изобретательны, чтоб его выжить. Однажды даже перевернули на клиента полный кофейник с горячим кофе.

Она опять позвала девушек, и сержант Пламптри задал тот же вопрос. Все были совершенно уверены, что джентльмен с фотографии во всяком случае не сидел целый час за столами, которые они обслуживали.

– Мог забежать перекусить и тут же уйти, – подвела черту худая блондинка, – но чтобы тут сидеть целый час – ни в коем случае.

И остальные с нею согласились.

Сержант Пламптри ушел, задумавшись.

VII

– Я успела на поезд, который отходил в шесть сорок с Чаринг Кросса, сказала мисс Корнель, – но только-только. И зря спешила – поезд отошел лишь в семь двадцать. Набит он был битком и всю дорогу я стояла. Такая электричка, с вагонами без переходов. Конечно, в Севенокс ходит и обычный поезд. Почему я им не поехала? Ну прежде всего тем, что не знала, что вдруг отключат ток. А когда до меня дошло, его и след простыл. Говорила ли я с кем-то в поезде? Пожалуй, да. О чем? О чем все говорят, когда поезд трогается? «Ну наконец-то!» В вагоне никого знакомых не было – никого из постоянных попутчиков. Видно, все уехали предыдущим поездом. Единственное знакомое лицо, которое я видела, был контролер. Не знаю, как его зовут, но он немного смахивает на гусака.

Сержант Пламптри контролера нашел удивительно легко. Когда он описал его со слов мисс Корнель, начальник станции рассмеялся и сказал:

30
{"b":"10172","o":1}