ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А где, собственно, они? – поинтересовался мистер Бёрли.

– В закрытом архиве. Я скажу Коккерилю, чтобы принес их нам.

– И заодно можете подвести итоги по счетам, которые лежат в том же ящике, – предложил мистер Крейн.

– Разумеется, – заверил Боб. – Но я надеюсь, что все в порядке.

– А почему бы им и не быть в порядке? – мистер Бёрли внимательно уставился на него.

– Да я имел в виду – с мистером Смоллбоном. Он уже сколько раз так исчезал. Мисс Корнель говорила, что он немного со странностями.

– Да уж, такой никогда не должен был стать опекуном состояния, согласился мистер Бёрли. – Но Стокс был не в себе уже за несколько лет до смерти, только что никто из родственников не набрался духа заявить об этом. Ну и дождались – в конце концов он завещал все деньги на благотворительность.

– Но мог выбрать душеприказчика и получше, – повторил мистер Крейн. А теперь, что с этой заковыкой по налогу на наследство лорда Хэлтвиста.

Боб рад был улизнуть.

Где– то через полчаса, когда был найден способ несколько облегчить налоговое бремя наследников лорда Хэлтвиста, мистер Бёрли неожиданно сменил тему.

– Помните, – сказал он, – мы вчера говорили о том новом сотруднике – Боуне.

– Конечно.

– Вам должно быть интересно, что вчера сказал мне в клубе полковник Бристоу. Из армии его выгнали.

– Господи! – воскликнул мистер Крейн. – А я думал, только дали половинную пенсию.

– Да нет, я не о Бристоу. Боуна выгнали.

– Ах, так, – протянул мистер Крейн, словно его это не слишком интересовало. – А за что?

– Этого Бристоу не знает. Боун был прикомандирован к его штабу на Ближнем Востоке и министерство обороны его отозвало. Якобы по причине нездоровья.

– Может быть, это правда, – предположил мистер Крейн.

– Мне он не кажется нездоровым, – мистер Бёрли вдруг умолк и поднял голову. – Что там происходит? – спросил он. – Что за крик?

II

В то утро около одиннадцати Боун, откинувшись в своем рабочем кресле, вдруг вскрикнул и тут же выпрямился.

– Не говорите, что я вас не предупреждал, – заметил Джон Коу, оторвавшись от кроссворда. – Когда я сидел здесь с Эриком Даксфордом, это кресло досталось как младшему мне.

– А что с ним? – спросил Генри, потирая зад.

– Оно с придурью, – сообщил Джон, – в нем сидит такой маленький адвокатский домовой. И как только расслабишься, тут же выскочит и ущипнет тебя за задницу.

Генри перевернул кресло вверх ногами, взгромоздив его на стол.

– Это все вот тот шуруп в подставке, – заявил он. – Будь у меня отвертка, починил бы в два счета.

– Отвертка должна быть у сержанта Коккерила. Он тут спец по таким вещам. Не знаете города в Бессарабии на одиннадцать букв?

– Определенно нет.

Вернувшись, Генри привел с собой сержанта Коккерила. Тот профессиональным взглядом оценил дефект, ухватил подставку кресла правой рукой и попытался подтянуть шуруп отверткой.

– Болтается. Придется что-то подложить.

– Азербайджан, – сказал Джон.

– Можете кресло унести, – сказал Генри. – Я пока возьму стул.

– А на чем будет сидеть миссис Портер? – спросил Джон. – У вас на коленях?

– Я все устрою, мистер Боун. У меня есть резервный стул, – сержант на удивление легко подхватил кресло и удалился.

– Боюсь, что это не Азербайджан, – сокрушался Генри, – потому что тогда нужно найти слово, начинающееся на «й»

– А я боюсь, что Азербайджан – это совсем не город в Бессарабии.

– «Delendum est». Послушайте, что это случилось с мисс Читтеринг?

– Не знаю. Но теперь припоминаю, что как-то слишком холодно она взглянула на меня сегодня утром.

– Холодно! Если бы только это! Она ведет себя как та девица из арии Генделя. Помните: «Куда ногой ступит, ветер заледенеет».

– Полагаю, её расстроила мисс Корнель. Непочтительно высказалась о происхождении её несессера. Что это не крокодил, или что может это и крокодил, но явно не настоящий.

– Ах, эти женщины.

– На что мисс Читтеринг контратаковала шубку мисс Корнель.

– Да, это ужасно, – с тихим удовлетворением заметил Джон, – когда у человека сварливый характер. Я вот такие несчастные недоразумения, от которых никто в жизни не застрахован, никогда не воспринимаю всерьез. Так, например, когда меня в семнадцать лет исключили из колледжа в Регби. Но не буду мешать. Вижу, вы собрались поработать.

– Пытаюсь хоть немного разобраться, – Генри взял в руки письмо. – Мне все ещё неясно, чего от нас, собственно, хочет этот лорд из Хэмпшира.

– Разве он не написал? Вы внимательно прочитайте все до конца. У лордов обычно вся соль – в заключении.

– Ну да, только он хочет, чтобы мы продали все его ценные бумаги и вложили деньги в строительство туннеля под Ла-Маншем. Его уже несколько раз официально предупредили, что.

– Полный псих, – бросил Джон. – Полагаю, его дедушка когда-то по подсказке Дизраэли заработал кучу денег на Суэцком канале. И с тех пор в семье помешаны на срезании углов и на акциях транспортных компаний.

– Это все очень мило, – сказал Генри, – но что мне ему ответить?

– Напишите, что проконсультируетесь с финансовыми экспертами и спросите, какие этим летом виды на ловлю лосося.

– Ладно, – протянул Генри не слишком убежденно.

Минут десять им удалось поработать, когда двери опять распахнулись. В вошедшем Генри узнал соседа Анны Милдмэй за банкетным столом.

– Чем могу служить? – поинтересовался Джон. – Если вы за реестром адвокатов, так его здесь нет. А если хотите свой экземпляр Тристрама и Ката, то я его как раз одолжил Бобу.

– Я всего лишь зашел поздороваться, – сказал вновь прибывший, никак не реагируя на слова Джона. – Раз Джон не желает меня представить, сделаю это сам. Меня зовут Эрик Даксфорд.

Он широко улыбнулся.

– Встаньте, – сказал Боуну Джон, – упадите на колени и семикратно отвесьте земной поклон.

– Очень мило, что вы обо мне вспомнили, – сказал Генри. – Слышал, раньше здесь с Джоном сидели вы.

– Да, – протянул Даксфорд. – Да, когда-то.

Нетрудно было заметить, что Эрик Даксфорд испытывает ещё меньше симпатии к Джону Коу, чем Джон к нему.

– Мы были славной парой, – заметил Джон. – Безумная парочка сирен, небесных близнецов, Кастор и Поллукс, Лоурел и Харди, Даксфорд и Коу, неразлучники.

– Да, да. Послушайте, Боун, нужно нам как-нибудь вместе пообедать; зайдем в мой клуб.

– То ещё местечко, – прокомментировал Джон. – Он расположен в одном подвальчике на Флит Стрит. Клуб нумизматов и филателистов. И делит помещение с конторой, именуемой «П. П. П.» – или «Публикация порнографических подробностей» и «С. С. С.», или…

– Не стоит Коу принимать всерьез, – холодно заметил Даксфорд. – Он страдает комплексом неполноценности, потому так и болтлив. На самом деле мой клуб.

– Рад буду как-нибудь с вами пообедать, – поспешил Генри, чтобы опередить очередную язвительную реплику Коу. – Благодарю за приглашение.

– Я с радостью, – сказал Даксфорд. – Нам всем работать вместе, так что надо помогать друг другу. Иначе нельзя.

Когда двери за ним закрылись, Джон сказал:

– Теперь вам все ясно? Если хотите вовремя смыться, люк под сиденьем пилота.

– Да ладно вам, – отмахнулся Генри. – не так он и плох. Немножко слишком бодр.

– Вам не пришлось быть с ним наедине с утра до вечера, – возразил Джон. – Иначе вы бы не были столь снисходительны. Как вы конечно заметили, Даксфорд болтун и фразер. Фразеры бывают разные, но Эрик-фразер от Бога. Он практически с утра до вечера цитирует чьи-то слова. Разумеется, осклабился Джон, – в этом деле можно и залететь. Так, некоторое время назад Эрик стал активным пропагандистом закона о восстановлении городов помните, в начале сорок восьмого года тот был в большой моде. Так вот, Эрик прочитал пару популярных статей и при первой же возможности за обедом в ресторане пристал к какому-то джентльмену, которого никогда раньше в жизни не видел, и прочел тому лекцию о некоторых недостатках этого закона. И надо же, как его черт попутал – человеком этим оказался никто иной, как Меджерс, один из авторов закона.

8
{"b":"10172","o":1}