ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Верно, – сказал капитан, – но одно остается неясным. Лабро что-то собирался продать, сам говорил это Бруку и написал это мне. Но когда я пришел к нему, об этом и речи не было. Кто-то дал ему больше. Кто еще, если не эта скользкая гадина?

– Оскорблениями вы только усугубляете бестактность, которую допустили, – сказал сэр Джеральд. – Надеюсь, понимаете, как серьезно повернулось дело. Теперь по всей Флоренции не найти юриста, который взялся бы за дело Брука.

– Да что вы, не может быть все так плохо! Найти адвоката всегда можно, Только вопрос, где взять деньги?

– И где же мы их возьмем?

Капитан был несколько ошарашен.

– В Италии это несколько иначе, чем у нас, вы знаете? Вам не приходит в голову, кто мог бы нам ссудить пятьсот фунтов на залог?

– Это будет так дорого стоить?

– Как минимум. И намного больше, когда начнется процесс.

– А у Брука нет денег?

Ответил ему Том Проктор.

– И да, и нет, но в основном нет. Не будь он таким альтруистом, жил бы припеваючи. Его дед по матери, Леопольд Скотт, когда-то модный художник, заложил основу семейного состояния. Слава его быстро миновала, но по части финансов он неплохо соображал. Вложил деньги в такие компании, как «Де Бирс» и «Хадсон Бэй», и все эти акции сегодня поднялись в десятки раз.

– И чьи это деньги?

– Его мать до конца своих дней жила на ренту, которая потом перешла к Роберту и его сестре Фелиции. Но Роберт не принял свою долю. Заявил, что это противоречит его принципам, – жить тем, что не заработал сам.

– И Фелиции досталось все?

– Вот именно.

– Она не поможет?

– Не знаю. Фелиция придерживается викторианских взглядов. И хотя живет в богатстве, созданном портретами городских советников, заслуживших дворянство, и почетных вдов, увешанных бриллиантами, в глубине души она не одобряет искусство.

– Но если узнает, что случилось с Робертом?

– Об этом и речи быть не может. Чтобы обратиться к ней, понадобится согласие Роберта, а он его никогда не даст.

– А в консульстве нет каких-нибудь фондов на подобные дела?

– Небольшие, – грустно ответил консул, – и не на этот случай. Фунтов двадцать можно найти, чтобы отправить домой загулявшего моряка, но не больше.

– Так нужно организовать подписку, – сказал капитан. – Я для начала даю сто фунтов.

– Пожалуй это пойдет, согласился сэр Джеральд. – Многие присоединятся, если я попрошу их лично. Единственная проблема… – казалось он не знает, как сказать.

– В чем? – спросил капитан.

– Их нужно будет убедить, что деньги уйдут не впустую. Прежде, чем начнете возражать, позвольте сообщить вам кое-что еще. Утром у меня был синьор Риссо. Он прокурор, ведущий дело Брука. Своих намерений он не скрывал. Хотел, чтобы я посетил Брука и убедил его признать свою вину.

– Понимаю, – сказал капитан. – Лишился одного союзника – Тоскафунди, от которого мы избавились, и потому теперь пытается заполучить вас, чтобы загребать жар чужими руками. Вы, конечно, отказались.

Сэр Джеральд, с трудом сдерживая гнев, заявил:

– Предлагаю вам, капитан, чтобы вы перестали приплетать к делу чувства, дружбу, верность и прочие похвальные качества. Исходить будем из фактов. Риссо показал мне заключение полицейской лаборатории в Риме. В волосах Мило Зеччи обнаружены осколки стекла, два из них даже застряли в черепе. Их извлекли и сравнили с осколками рассеивателя фары с машины Мило. Микроснимки однозначно показывают, что они идентичны. У обвинения поэтому нет никаких сомнений, что Мило был сбит именно машиной Брука. А раз мы не можем утверждать, что кто-то ночью взял машину, сбил Мило и вернул машину в гараж – слишком это неправдоподобно – значит, его задавил Брук.

9. Головоломка

– Значит, я расшевелил это их осиное гнездо, – сказал капитан Комбер. – Не впервой. Помню, как-то раз уличил адмирала, что тот вместо учений ловил рыбу.

Ничего, сошло. – Проблеск веселья в нем тут же погас. – Но, черт возьми, что же делать?

– Выше голову, – сказала Элизабет. – Мы хотя бы не сидим сложа руки. Остальные вообще ничего не делают.

– Но есть ли в этом какой-то смысл?

– Полагаю, есть. То, что нам только что рассказала Тина, чрезвычайно важно.

Такие совещания втроем по вечерам в квартире капитана в последние дни стали непременной частью их жизни.

– Важно, – согласился капитан, – ну и что с того?

– Это как головоломка, – сказала Элизабет. – Понимаете, что я имею ввиду?

Вначале вы складываете легкие места, например по краям, но внутри пока ещё ничего не понятно, разве что несколько небольших кусочков. И тут вы повернете такой кусочек вверх ногами – и ура, подходит! И сразу составляется вся картина.

– Хотел бы я знать, как провернуть этот фокус.

Элизабет его не слушала. Подперев кулаком подбородок, смотрела в окно на сгущавшийся сумрак этрусского вечера. Потом сказала:

– Совершенно ясно, здесь переплелись несколько разных нитей. Нам нужно проследить каждую до конца, потом заняться следующей – и так далее. В конце концов мы найдем, где они переплетаются.

– С чего, по вашему, нам начать?

– Начнем с того, что видела Тина у профессора в сейфе.

– Я толком-то не видела, – сказала Тина, – этот мерзавец Даниило Ферри пришел и захлопнул сейф у нас перед носом. Но там было золото, это я знаю точно. Ожерелье и вроде бы серьги и что-то вроде… – она провела рукой по лбу.

– Диадемы?

– Нет, больше похоже на корону. И ещё несколько шкатулок. Длинные низкие шкатулки на ножках.

– Ковчежцы?

– Да, можно сказать и так. Из полированного камня. Меркурио мне сказал, что этот камень называется, сейчас вспомню – да, алебастр. И ещё женская фигурка. В сейфе она лежала, но думаю, должна стоять. Тоже из алебастра.

– Какой величины?

Тина развела руки примерно на полметра.

– С подставкой?

– Не заметила. Сейф был открыт всего несколько секунд.

– Нужно поговорить со специалистом, – сказал капитан. – Но я знаю только одного – Роберта и тот в тюрьме Мурата.

Элизабет заметила:

– Недавно у нас обедал один англичанин, его зовут Харфилд Мосс. Если он ещё во Флоренции…

– Все ясно. – Капитан что-то пометил в блокноте. – Найти Мосса. Что дальше?

– Дальше более-менее ясно, – продолжала Элизабет. – Те двое мужчин. Коробочка, о которой говорила Аннунциата, – видимо, микрофон, который кто-то установил на кухне Зеччи. Провода от него провели куда-нибудь в комнату Диндони.

– Вам не кажется странной такая предусмотрительность? – спросил капитан, – С чего бы они рассчитывали услышать нечто для них интересное?

– Это ясно из рассказа Тины. Когда Роберт впервые пришел к её отцу, они беседовали в мастерской. И вдруг Зеччи замолчал, потому что был убежден, что Диндони подслушивает.

– Да, так оно и было, – сказала Тина. – Диндо явно подслушивал. Его свинячьи ушки просто созданы для подслушивания у замочной скважины.

– Значит единственное место, где они могли разговаривать, была кухня.

– Ладно, – кивнул капитан. – Вы меня убедили. Но так ли было важно то, что слышал Диндони?

– Он слышал разговор о том, как всё будет вечером, как Зеччи якобы пойдет к врачу, но ускользнет черным ходом, слышал, где и когда они встречаются с Робертом. Он все слышал.

Капитан задумался.

– Но зачем все это было Диндони?

– Передал все тем двум бандитам, с которыми он заодно. Кстати, что ты предприняла насчет них, Тина?

– Заявила в полицию.

– И что сказали в полиции?

– Что они будут иметь ввиду.

Капитан фыркнул.

– Не отклоняйтесь от курса, – сказал он. – Положим, что ваш Диндони слышал все, о чем шла речь, и положим, что он передал все своим громилам. И что они сделали?

Все трое уставились друг на друга.

– Хорошо, – сказала Элизабет. – Следующий фрагмент головоломки именуется Лабро.

Что он пытался продать?

25
{"b":"10173","o":1}