ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тут разгадка полегче, если я не ошибаюсь. Милейший профессор Бронзини затеял какую-то аферу. Вероятно, уже докопался до главной гробницы и достал оттуда все ценные предметы.

– Золото и алебастр уложил в сейф.

– Да. А теперь оттягивает официальное сообщение об этом, пока все наиболее ценное не уйдет за границу. Вот тогда и сообщит о находке гробницы и продемонстрирует уйму менее ценных предметов – терракоту, бронзу и все такое прочее, что отправится в музеи и начнутся всеобщие восторги. Лабро, по-видимому, что-то пронюхал. Остальные крестьяне настолько темны, что не сообразят, что происходит.

– Или слишком зависят от профессора. В конце концов они его арендаторы, то есть почти невольники.

– Такое более чем правдоподобно. Теперь нам становится ясно, почему наш дорогой Бронзини прибег к услугам синьора Тоскафунди, чтобы заткнуть рот Лабро. Не может допустить утечки информации, тем более до того, как сплавит свою добычу.

– Так, с этим мы разобрались, – сказала Элизабет. – Но все ещё не ясно, как было дело с Робертом. Или это все только роковое стечение обстоятельств?

– Нет, нет и нет.

– А синьору Роберту это поможет? – спросила Тина. Последние слова были произнесены по-английски, и Тина понятия не имела, о чем речь.

– На этот вопрос ответить трудно, – сказала Элизабет. – Если бы выяснить, что же случилось на самом деле, да ещё доказать это!

– И найти человека, который займется защитой Роберта…

– Не только найти адвоката, но и деньги ему заплатить.

– Если нужны деньги, у меня кое-что есть, – сказала Тина. – Пятьдесят тысяч лир.

– К сожалению этого мало.

– А сколько нужно?

– Тысяч пятьсот. Может быть и миллион, чтобы довести дело до конца.

– Адвокаты так дорого обходятся?

– Адвокаты – сущее разорение, – сказал капитан. Взглянул на Элизабет, и та ответила: – Рада помочь, но мои возможности тоже невелики.

– И у меня то же самое…

Тут капитана прервал шум, поднявшийся снаружи. Внизу кто-то кричал по-итальянски.

Капитан подошел к дверям, открыл их и прислушался. Теперь кричали уже несколько голосов.

– Опять кто-то застрял в лифте, – сказал капитан. – Чертова колымага! Милые дамы, мне потребуется ваша помощь. Эй там, потише! – последнее замечание он прокричал в пролет лестницы, но безрезультатно. Из лифта по-прежнему неслись сдавленные звуки.

– Элизабет, вы спуститесь на один этаж и нажмите кнопку в тот самый момент, что и я здесь. Тина останется на площадке и подаст нам знак. А вы там, внизу, перестаньте, черт побери, орать! Так, Тина, когда я махну рукой – пуск!

Что– то клацнуло и двери лифта открылись. Перед капитаном предстала женщина средних лет в твидовом костюме и коричневых мужского фасона туфлях, с зеленым плащем через руку. Ее породистое лицо кого-то ему напоминало, но не мог припомнить, кого.

– Наконец-то сказала гостья. – Я очень рада, что вам удалось открыть эти ужасные двери.

Двери тут же начали закрываться. Капитан едва успел их задержать.

– Скорее выходите, пока ещё можно, – поторопил он.

– Я тоже так думаю, – сказала дама. – Вы, конечно, капитан Энтони Бэзил Комбер?

– К вашим услугам.

– А это?…

– Мисс Элизабет Уэйл и мисс Тина Зеччи.

– Превосходно, – сказала дама. – Как раз все трое, с кем я хотела познакомиться.

Может быть мы войдем? Я – Фелиция Брук.

Когда все сели, мисс Брук взяла все в свои руки с той же энергией, с которой, как подумала Элизабет, она председательствовала во всевозможных женских и благотворительных союзах.

– Когда я прочитала в «Дейли Телеграф» очень краткую заметку о неприятностях, в которые попал Роберт – даже не сообщил мне об этом – я тут же поняла, что ему понадобится финансовая помощь. Том Проктор вас возможно информировал, что Роберт в приступе сомнительного великодушия перевел все семейное состояние на мое имя.

Я же в нем не нуждаюсь, наоборот, деньги скапливаются в банке и заставляют меня платить Бог знает какие налоги. Теперь-то, наконец, им можно найти применение. Я открыла здесь в «Банко ди Наполи» счет на тысячу фунтов и могу перевести еще, если понадобиться. Но для начала этого должно быть достаточно.

– Более чем достаточно, – сказал капитан. – Но как вам это удалось? Ведь запрет на вывоз валюты…

– Мне говорили, что такой запрет действительно существует. Тогда я зашла к директору английского банка и тот согласился со мной, что речь идет о критической ситуации и в этом случае запретом следует пренебречь.

– И никаких проблем, – кивнула Элизабет.

– Абсолютно. – Мисс Брук перенесла свое внимание на Элизабет. Ее голубые глаза были удивительно похожи на глаза Брука. – Хватило пяти минут, и все было решено.

Я ещё раз убедилась, что интеллигентные люди всегда в состоянии понять, в чем дело. Сложнее было с вашим отцом, моя милая. Не хочу сказать, что он не интеллигентен, но исключительно упрям.

– Твердолоб до безобразия, – кивнула Элизабет.

– Пришлось объяснить ему, что его миссия совершенно ясна. Как британский консул он отвечает за британских подданных и их благополучие. Его собственные чувства тут совершенно не при чем.

– И что он? – поинтересовался капитан.

– Начал что-то говорить о суде, законах и доказательствах. Совершенно не убедительно! Никогда не думала, что доживу до того, что британский консул будет расхваливать мне достоинства итальянской юстиции. Так я ему и сказала. Вот и все, что я могу вам рассказать.

Она встала. Остальные тоже.

– Я в банке распорядилась, чтобы они заверили вашу подпись, капитан, на несколько дней я задержусь, так что, надеюсь, мы ещё увидимся.

– Если вы скажете, в каком отеле…

– Остановилась я не в отеле, а у своей старой приятельницы Элис Плант. Всем – до свидания! Полагаю, не стоит ещё раз рисковать с вашим лифтом, лучше уж я пойду пешком.

***

– Если я вас правильно понял, – сказал мэр Трентануово, – и если в вашем распоряжении неограниченные средства, то проблема становится вполне разрешимой, хотя и по прежнему сложной. Во Флоренции найдется немало адвокатов, не обращающих внимания на мнение своего союза. Вопрос лишь в том, чтобы не выбросить денег впустую, на того, кто их съест и потом пальцем не шевельнет.

Мэр задумался, попыхивая трубкой.

– Думаю, в нашем случае лучше доктора Риккасоли не найти никого. Правда, характер у него не сахар, но… – Нацарапав что-то на клочке бумаги, бросил его капитану. – Это телефон его жены. Сошлитесь на меня, и она вас с ним сведет.

Капитану показался странным такой способ ведения переговоров с адвокатом, но клочок бумаги он сунул в карман и уже направился к выходу, когда мэр сказал:

– Я понимаю, что пока не сделал всего, что мог для моего друга Роберта. Просто сейчас всё время отнимают выборы, как только они пройдут, у меня появится гораздо больше времени. Если пройдут удачно, будет больше и возможностей. К тому же я кое-что предпринял, и хотя непосредственно Роберту это не поможет, но его противникам добавит хлопот.

– Я не сомневаюсь, что вы делаете все возможное, – сказал капитан.

***

У доктора юриспруденции Риккасоли не было приемных часов по одной простой причине – у него не было конторы. Встреча с ним капитана, согласованная через его жену, проходила в модном кафе на Пьяцца дела Република.

– Он будет сидеть за столом в углу у дверей, – предупредила жена, – и будет пить шоколад со сливками.

Как заметил капитан, адвокат добавил к этому ещё шоколадный торт со взбитыми сливками. Риккасоли оказался маленьким толстячком с быстрыми любопытными глазами и приплюснутым носом.

– Мне очень приятно познакомиться с вами, синьор капитан. Мэр рассказал мне о вас и о неприятностях вашего друга. Вы не возражаете, если мы обсудим их через пару минут? Я хотел бы послушать музыку…

26
{"b":"10173","o":1}