ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я не мог удержаться от улыбки: «Действительно, ну а как с другими?»

«Они тоже `спали'. Привычка – отвратительная вещь. Она уменьшает гибкость мышления человека, а на улице это плохо. Как я их побеждал? Тем же путем – неожиданностью. Первому начал делать `внутренний высокий брусок' – не знаю, как вы там его называете в Японии. Он просто напрягся, уверенный, что собьет меня при этом с ног, но – бедный дурак! Я ведь не собирался бросать его, ударил ногой в пах – и он отключился на несколько минут. Думаю, что в это можно поверить. Потом покажу вам свою систему. Другого дзюдоиста я взял тем же самым, этим `броском живота', когда хватают, а потом приседают, упираясь ногой в его живот».

«Томоэ-наге», – сказал я, – «только для большего усилия рычага ногу нужно поместить в нижнюю часть живота».

«Да», – сказал он широко улыбаясь, – «я и поместил – в самую нижнюю. Вот вам и секрет моей тактики. Если бы я просто попытался нанести ему удар ногой, он бы, конечно, защитился, но я его обманул. Начал бросок из классического дзюдо, он напрягся, чтобы оказать сопротивление, но ведь я вовсе не собирался проводить бросок! Просто присев ударил его ногой в пах. Конечно, это был конец».

Я кивнул и заметил: «Как говорят китайские боксеры, сюда нельзя поместить ци, а без ци вы ничто».

Мы допили наше вино, и он повез меня на окраину города, где жил один из его работников. По дороге я спросил, не боится ли он рассказывать так много о секретах своего метода? Он заметил в ответ: «У неожиданного нет ограничений».

Я весил килограммов на сорок больше его, но даже с учетом этого сильно волновался, хотя много лет изучал разные виды борьбы, любил драться – но в логичной, хотя и безжалостной манере. Ожидание сюрприза меня беспокоило.

Мы подписали отказ от претензий и договорились продолжать схватку до тех пор, пока кто-то из нас не потеряет сознание.

Итак, какую же тактику мне избрать? Я решил, что к каратэ или китайским приемам он хорошо подготовлен. Он особенно успешно сражается против дзюдо? Ну что ж, удивлю его, используя именно дзюдо. Когда сойдемся, нанесу удар раньше. Я решил сделать ложный бросок, а когда он сделает защитное движение, проведу бросок в направлении этого движения. Дзюдоисты знают этот принцип как комбинацию о-учи и сеои-наге. Пусть это будет ему сюрпризом! Таковы были мои планы.

Мы покружились глядя друг на друга, и сошлись. «Дзюдо?» – проворчал он, но я уже делал о-учи. О-учи – это просто зацеп левой ноги противника своей правой изнутри. Я хорошо сделал зацеп, и Майнер двигался куда я и хотел – вперед. Я сделал поворот, опустился вниз, а Майнер был у меня над головой. Я резко разжал руку и он упал на землю.

Майнер лежал на том месте, где он упал. Он сильно ударился, но сознания не потерял. Я готовился нанести ему окончательный удар – ведь соглашение было драться до тех пор, пока один из нас не потеряет сознания. Я подошел к нему, готовясь нанести удар.

«Не надо», – сказал он, – «я уже готов».

«Но договор был, что один из нас должен потерять сознание».

«К черту этот договор. Разве я выгляжу как боец?»

И здесь произошла очень странная вещь: Джон Майер начал плакать. Слезы ручьями лились из его глаз.

«Вот это зрелище», – подумал я, – «увидеть, как этот непобедимый плачет». Я подошел поближе, но тут-то и встретила меня неожиданность. «Побежденный» Майнер просто стукнул меня ногой в пах! Меня уже так били, но никогда – так чисто и красиво! Никогда я не терял сознания, но на этот раз пришлось.

Через десять минут я смог слегка ползти, потом стоять, потом ходить. Перед тем как уйти, я обнаружил скупую записку Джона Майнера. Там было только одно слово: «Неожиданность».

Глава 13 Локтевой прием чаванте

В том году у меня не было времени для поездки по Южной Америке, но достаточно времени для посещения индейцев хиваро в Перу или чаванте в Бразилии. Бросил монетку, к лучшему или к худшему – выпали чаванте.

Сан-Паулу – это город, как и любой другой город с двумя миллионами человек – большой, переполненный людьми и шумный. Там я был ровно столько, сколько нужно, чтобы получить документы и рекомендательные письма для посещения чаванте.

Через неделю я был в амазонском тропическом лесу гостем полуголых чаванте и одного чиновника бразильского министерства внутренних дел, который был моим переводчиком.

Чаванте мало известны и мало изучены. Они носят набедренные повязки (в такой жаре даже это, можно сказать, слишком много), живут в соломенных хижинах, охотятся с луком и копьем. Британская Энциклопедия, которую я очень люблю, называет их «довольно робким охотничьим народом».

Нельзя быть правым слишком часто. Чаванте не робкие. Действительно, они не воюют с окружающими племенами, так как это им не нужно: 1)соседи смертельно боятся их и держатся от их земли подальше; 2)чаванте избавляются от излишней агрессивности (как сказал бы чикагский психиатр) с помощью их уникального боевого искусства, называемого «панмо».

Именно панмо я хотел увидеть, и удовлетворил свое желание. Это – форма боя, осуществляемая стоя, без одежды. На земле не борются, Кроме этого запрещено выбивать глаза и наносить удары в пах. Нет какой-либо очерченной площадки, из которой нужно выбивать противника как в семо. В панмо нужно бросить или ударить противника так, чтобы он упал.

Это – древнегреческий панкратион вовсей его неограниченной ярости. Травмы случаются часто, но фатальные исходы на удивление редки. Мужчины, настоящие мужчины бывали, убиты при этом.

Каждый член племени является бойцом. Чаванте всегда проводили бои и будут проводить их дальше. Не участвующий болельщик здесь вещь неслыханная! Даже калеки занимаются этим делом в меру своих возможностей. Женщины, однако, не занимаются, и даже есть строгое табу, запрещающее им наблюдать матчи.

Как я уже говорил ранее, я приехал, увидел и был восхищен: хотя и применялась сила, но мастера панмо действительно обладали высокой техникой. Они умели делать захваты, броски и наносить удары. Их удары ногами не достигают мастерства специалистов капоэйры, но чьи достигают?! Вскоре я заметил интересную вещь. Многие бойцы имели сломанные руки после применения локтевого приема типа атэми который проводили их противники.

Прием был быстрым и мощным.

Вождь племени, будучи гидом, заметил мой интерес.

«Вы видели результат локтевого приема чаванте. Не менее ли он эффективен чем другие методы, виденные вами ранее?»

Я ответил что нет, не менее.

Вождь спросил меня, видел ли я как борется Рахентине Арокка. Я сказал что не видел, но наблюдал его демонстрации. Вождь громко засмеялся. Потом он спросил: «А что Арокка главным образом использует при этом?»

Я ответил что в основном ноги.

«А вы знаете, почему он использует ноги?»

13
{"b":"10174","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушка с синей луны
Квантовое зеркало
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Ледяной укус
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Его кровавый проект
Фоллер
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Академия Арфен. Корона Эллгаров