ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синяя кровь
Колыбельная для смерти
Мадам будет в красном
Неймар. Биография
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Агрессор
Не жизнь, а сказка
Странная история дочери алхимика
Счастье без правил
A
A

Все это случилось более 15 лет назад. С тех пор в Китае все изменилось. Возможно, Чжоу Сюлая уже нет в живых – не уверен, но знаю, что он заставил меня поверить в слова из Книги Бытия: «В те дни на земле были гиганты». Я верю потому, что, как видите, одного из них видел...

Глава 16 Пестрая смесь

Эта глава – попурри. Я кратко сообщаю о людях – и методах самообороны – интересных, но не глубоких.

В каждой книге должна быть героиня, или хотя бы девушка. Стелла Бисби – это все, что имею в этой области. Она училась на четыре класса старше меня в маленьком калифорнийском городке в 30-е годы. Стелла была бедной как церковная мышь и драчливой как мангуста. Вскоре Стелла стала чемпионкой школы среди девочек, и даже мальчишки ее зауважали. Ее почти единственный прием состоял в том, что она наносила пощечину по глазам противника, а затем хватала его за волосы и тащила вперед. Приходилось сдаваться или оставаться без скальпа. Но были и такие, которые активно сопротивлялись при этом руками. Против них Стелла применяла прием близкий к тай-отоси (бросок в дзюдо, при котором вы поворачиваетесь так, что направление тела у вас такое же, как у противника, ваша ступня блокирует внешнюю сторону его лодыжки). Слегка ударяя выше ступни она затем била ногой по ребрам. Стелла была, может быть, не леди, но зато – чемпион!

Слим Майер из Уичиты применял вариант тай-отоси. Он хватал противника за галстук, так как в мужских схватках не было длинных волос. Я спросил у него, что он будет делать, если противник как Гарри Трумэн будет носить бабочку? Тогда он сказал, что будет хватать за воротник. Это сильно напоминает, как в Новой Зеландии как-то группа хулиганов делала так: срывала с жертв дорогие часы, и требовали пять долларов угрожая разбить их. И последний из этой серии: в 1942 году солдаты в Кама-Элис, штат Иллинойс, делали так. Подойдя к приятелю они левой рукой залазили под правую часть мундира и отвинчивали гайки у значков. Потом правой рукой давили противника в грудь. Оси значков были слишком коротки для серьезного ранения, но синяки и общее веселье были.

Может быть, вы знаете город Джуно; если да, то, может быть, вы знаете Дона Игла. Бармен и собачий вор, Дон очень хорош в уличных драках. В холодной Аляске он имел большой успех, используя один прием. Дон маневрировал так, чтобы противник стоял на льду, а он сам хотя бы одной ногой стоял на земле. Перенося вес тела на твердо стоящую ногу, он второй ногой двигал ноги противника. Естественно, противник падал. Еще он был большим мастером в таком эскимосском народном виде спорта: противники поочередно хватали друг друга за воротник и головой другого пробивали стенку эскимосского чума. Побеждал тот, кто делал это раньше. Стенка чума была покрыта слоем обледенелого снега, и часто голова противника не выдерживала. Чтобы победить, нужно было иметь прежде всего крепкую устойчивую голову, так как противник тоже мог ударить вас об обледенелый чум. Дон, правда, сам был полуэскимос. Я, конечно, не рекомендую этот метод тем, у кого голова не для того, чтобы ею биться о стенки эскимосских чумов.

Еще можно вспомнить о шутках, которые встречаются в тренировочных залах, когда, например, сидящему на корточках человеку кладут на плечи штангу в 200кг и отходят «на минутку», больше уже не возвращаясь. Это, может быть, смешно, но ничего смешного не было у Лу Ронтона из Чикаго. Он был обычным уличным драчуном, но предпочитал необычный метод – подойти к противнику и плеснуть ему в глаза табачным соком. Жесткий у него был характер...

Глава 17 Мастер киай-дзюцу

Шеп Лейси (это не настоящее имя) постоянно скучал. Я знал его в 1950-1952гг. в Японии. Пытаясь сделать для Шепа все наилучшее я представлял его знаменитым мастерам дзюдо, кэндо, каратэ, айкидо; какое-то время он учился под их руководством. Очень малое время. Не было у Шепа ни терпения, ни выносливости, как говорят русские. Это было плохо, так как тело у него было бесподобным по степени развития мускулатуры и общему атлетическому тону.

Вспоминаю, как однажды мы проводили рандори (свободный спарринг в дзюдо) в маленьком гимнастическом зале. Ему не хотелось тренироваться. Вскоре Шеп посмотрел мне в глаза и сказал мягко как девушка: «Джон, не выпить ли нам кефира?» Вот таким он был.

Говорю это для объективности, не по злобе. Несмотря на свои недостатки Шеп был хорошим человеком. Я многим ему обязан. Без него не было бы этой главы. Вот как все произошло...

В Сибуи (район Токио) начался вечер. Шеп и я, только что поужинав, стояли на перекрестке и ждали смены сигнала светофора. В те годы токийское движение было, конечно, не таким, как нынешнее, и водителей-лихачей было значительно меньше, но они все же были камикадзе.

Зажегся зеленый, мы начали переходить улицу. Звук приближающихся шин заставил нас остановиться, то же сделал небольшого роста японец и попытался рукой остановить девочку, как позже выяснилось – дочь, но было поздно. Девочка побежала вперед. У меня отличные рефлексы, тем не менее я стоял как вкопанный. У японца, как оказалось в дальнейшем, рефлексы были еще лучше, но и он остался на месте.

Здесь проявил себя Шеп Лейси. Он одним прыжком был уже там, схватил девочку и упал, прекрасно выполнив падение – это было очень удивительно, так как у него никогда не было времени выучить данный способ. Такси проехало рядом, а Шеп с девочкой остались целы и невредимы.

Восьмилетняя девочка – Митико – плакала. Маленький японец, успокаивая ее, предложил нам пройти в ближайшую чайную.

Мороженое быстро высушило слезы девочки. Японец, Шеп и я потягивали чай. Японца звали Дзюидзо Хиросэ, он был врачом и специализировался в ортопедии, возраста лет 50, или, может быть, 60 – с учетом молодого вида азиатов. Мы продолжали пить чай, японец благодарил и спрашивал, как выразить благодарность, Шеп отвечал ему что, мол, ничего особенного не случилось, хотя не хотелось бы повторить это еще раз. Мы продолжали говорить. Шеп всегда был очень болтлив; вот и сейчас он сказал о моем интересе к боевым искусствам. Глаза Хиросэ засветились ярким светом. Старые надежды поднялись в моей груди, а Шеп продолжал рассказывать обо мне.

Хиросэ спросил, слышали ли мы о «ниндзюцу» – «искусстве терпеливых». Я слышал. Ниндзюцу – это секретное искусство, с которым были знакомы очень узкие круги самураев до и во время эпохи Токугава. Они могли переходить пешком реки, используя плывущие куски дерева, пройти 150км в день, перелезать через семиметровые стены и делать другие непосильные для обыкновенного человека трюки.

Хиросэ улыбался когда я говорил это, и кивал головой до окончания моего рассказа.

«То, что вы говорите – правда», – сказал он, – «но видели ли вы когда-нибудь мастера ниндзюцу?»

Я вздохнул и сказал, что не видел, хотя слышал что как будто несколько мастеров еще живы, но мне не удалось никого найти. Добавил, что многое отдал бы, чтобы поговорить с мастером ниндзюцу.

На это Хиросэ ответил: «Не надо ничего давать. Мистер Лейси заработал вам демонстрацию. Я, как вы правильно заметили, один из тех немногих мастеров, которые еще живы. Могли бы вы прийти по этому адресу в следующий вторник, в семь часов вечера?» И он дал каждому из нас по визитной карточке.

16
{"b":"10174","o":1}