ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

14

Дело пахнет миллионами. «Ксора». Путешествие на остров Кокос. Поиски сокровищ.

Я занимался разборкой «Пруссии». Невеселая это была работка — препарировать корабль по составным частям. Компания предложила было мне место второго штурмана на одном из пароходов. По приобретении необходимого опыта в обращении с этой коптильней я мог бы снова рассчитывать на должность капитана. Но мне-то самому подобная деятельность, по правде говоря, ужасно претила. А тут еще плюс ко всему как раз в это самое время, ни раньше, ни позже, навалились на меня невзгоды личного характера. Докатился я едва ли не до самой нижней отметки в своей жизни. Незадолго до описываемых событий я женился. Произошло это в Сан-Франциско. Когда после долгого плавания я входил в гавань Виктории, то рассчитывал, что на берегу меня встретит Энн. Вместо этого я получил письмо ее адвоката. Она требовала развода. Мое счастье с женщинами, увы, никогда не бывало продолжительным. Теперь у меня не было ни корабля, ни жены, или, может, лучше сказать, ни жены, ни корабля.

Так или иначе, но в один прекрасный день, получив от Компании свои последние заработанные деньги, я поинтересовался в банке своим счетом. Оказалось, что мои финансовые дела обстояли не так уж плохо. Поэтому я решил подождать, не торопясь, дальнейшего развития событий, а пока пожить на проценты. Миллионами тут, понятно, и не пахло, но на жизнь вполне хватало. По утрам я завтракал и отправлялся в порт. После долгой прогулки по набережной я обедал в отеле «Королева». Насытившись, я выкуривал на террасе свою «пищеварительную» сигару и смотрел на гавань. И вот на этой самой террасе объявился однажды некий мистер Хеффнер, который решил непременно сделать меня обладателем миллионов. Случилось это так. Как-то после обеда я мирно сибаритствовал в кресле-качалке. Вдруг ко мне обратился незнакомый мужчина.

— Простите, не с капитаном ли Воссом имею я удовольствие говорить?

Я заверил его, что он имеет именно это удовольствие.

— Мое имя Джордж Хеффнер. Я должен передать вам письмо от вашего друга Джима Демпстера. — И он протянул мне слегка помятый конверт. Распечатав его, я обнаружил страничку из записной книжки, на которой дрожащей рукой было написано:

«Дорогой мой Джон! Ты, конечно, будешь очень поражен, узнав, что я при смерти. Да, дорогой мой друг, сейчас мы находимся посреди Тихого океана. Никогда мне уже больше не ступить на землю. Как собачонку, вышвырнут меня в море, и Пасифик станет моей могилой. Того, кто передаст тебе это письмо, зовут Джордж Хеффнер. Этому человеку известно, что на острове Кокос зарыт большой клад, и он знает, где именно. Доверься ему, и он сделает тебя богатым. Извини, что написал так мало, но я чувствую ужасную слабость. Передай мой привет всем старым друзьям и не поминай лихом.

Твой умирающий друг

Джим Демпстер».

Итак, старины Джима больше нет. Мы долго плавали вместе на различных кораблях. Но дружба наша не была все же, по моему разумению, настолько крепкой, чтобы он, будучи на смертном одре, послал вдруг именно ко мне незнакомца, который намерен отыскать спрятанные сокровища.

— Мистер Хеффнер, здесь написано, что вы хотите сделать меня богатым человеком — что ж, я всецело за! — и я протянул ему руку.

Хеффнер смущенно улыбнулся и рассказал мне длинную и запутанную историю. Главным в ней было примерно следующее.

Во время одной из очередных революций в Коста-Рике старое правительство укрыло от нового государственную казну на английском корабле. Капитан, из чистой филантропии разумеется, угостил коста-риканских охранников добрым старым шотландским виски. К сожалению, охранники оказались слабы на выпивку и спустя непродолжительное время так накачались, что, когда корабль выходил в море, все они остались лежать на берегу.

Разумеется, старое (а, впрочем, может, уже и новое) правительство послало в погоню за похитителями несколько военных кораблей. Поначалу им не везло, но спустя несколько недель Фортуна вдруг повернулась к ним лицом. Они прихватили англичанина у берегов Центральной Америки и привели его на буксире в коста-риканский порт.

Первым делом старое (а может, впрочем, и новое) правительство расстреляло всю команду, за исключением капитана и судового юнги. Потом стали искать государственную казну. К сожалению, на борту ее уже не было. Капитан отвечать отказался, а юнга просто ничего не знал, кроме того, что казну где-то зарыли. Тогда правительство приказало выставить у дверей каюты, где содержался капитан, усиленный караул и перенесло допрос на следующий день. К сожалению, увлеченный поисками золотого запаса правительственный комиссар не заметил, что на корабле был изрядный запас виски. И вот наутро вся стража валялась мертвецки пьяной, а капитана и след простыл.

Из показаний юнги следовало, что сокровища зарыты, по-видимому, на острове Кокос в Тихом океане, за тысячу миль от берегов Центральной Америки.

С тех пор искатели сокровищ не один раз перекопали весь остров Кокос вдоль и поперек, но так ничего и не нашли. У мистера Хеффнера была карта острова, на которой большим красным крестом было обозначено место, где должны лежать деньги. Рассказ о том, как он раздобыл эту карту, звучал почти столь же невероятно, как и история с похищением коста-риканского золотого запаса. С Джимом Демпстером Хеффнер завел знакомство уже после того, как получил от коста-риканского правительства лицензию на поиски сокровищ. Об этом мистер Хеффнер тоже рассказывал очень подробно.

— Ну, хорошо, — сказал я в конце концов, — так что же, собственно, теперь требуется от меня?

— Видите ли, мистер Восс, — отвечал Хеффнер, — сокровища эти составляют на круг семь миллионов фунтов стерлингов. Для того чтобы их вывезти оттуда, мне (или лучше я теперь буду уже говорить — нам) потребуется надежная команда. Треть находки полагается правительству Коста-Рики, на другую треть претендую я, и, наконец, последняя треть, за вычетом расходов на приобретение судна и жалованье команде, будет вашей долей.

Я быстренько поделил семь миллионов на три и вычислил, что на мою долю придется 2.333.333 фунта.

— Итак, капитан Восс, согласны ли вы взять на себя заботы о судне и команде?

Конечно, я был согласен. Хотя кое-что так и оставалось для меня не совсем ясным.

Уже на следующий день я предложил Хеффнеру стотонную шхуну, в которую я рискнул бы, пожалуй, вложить свои сбережения. Но Хеффнер считал, что нам потребуется нечто иное.

— Мне очень жаль, капитан Восс, но ведь речь идет о сокровищах весом порядка пятидесяти тонн в золоте. Пытаться перевезти их на маленькой шхуне слишком рискованно. Впрочем, я говорил уже с адмиралом Поллистером, командующим британской эскадрой. Он согласен идти туда со своими кораблями и искать вместе со мной клад. Военный корабль в такой ситуации куда надежнее.

Итак, я снова сидел на веранде отеля «Королева» и пытался представить себе пятьдесят тонн в золоте. Я все-таки не мог поверить Хеффнеру до конца. Уж больно щедро швырялся он 2.333.333 фунтами! Однако через несколько дней он и в самом деле переселился на адмиральский корабль и отбыл на нем в направлении острова Кокос.

Мне оставалось и дальше жить на свои проценты. Расходы мои, однако, оказались такими, что пришлось отщипнуть кое-что и от основного капитала. Проценты от этого, естественно, стали еще меньше, и я снова и снова вынужден был обращаться к основному капиталу.

Спустя добрых полгода я получил вдруг письмо из Мексики, из Акапулько. Писал мне Хеффнер. «Ага, — подумал я, распечатывая конверт, — теперь он извещает меня о том, что отыскал сокровища».

Однако Хеффнер писал совсем о другом. Письмо было столь же длинным, как и его речи. Вкратце смысл его сводился к следующему: ему очень жаль, что он не отправился тогда со мной, как я предлагал. Английский адмирал сказал ему, что сокровища, безусловно, целиком будут вывезены в Коста-Рику, а он, Хеффнер, может рассчитывать единственно только на вознаграждение за находку. По этой причине он водил английских матросов за нос, указывая ложные места для раскопов, пока адмиралу не осточертела вся эта затея. Поиски сокровищ были прекращены, а в Акапулько Хеффнера высадили на берег.

39
{"b":"10175","o":1}